Ю. А. Лебедев. Неоднозначное мироздание. 2000 г.

К оглавлению с навигацией

На главную

mir.k156.ru

Для отзыва

 



Ю. А. Лебедев



НЕОДНОЗНАЧНОЕ МИРОЗДАНИЕ

Апокрифические размышления
о Стрелах Времени,
летящих без руля и без ветрил



2000 год




 

Лебедев, Юрий Александрович. Неоднозначное мироздание. Апокрифические размышления о Стрелах Времени, летящих без руля и без ветрил. Кострома, 2000 г. Издано на средства автора тиражом 192 экз. для свободного распространения.


Книга является результатом размышлений автора об одном из самых загадочных и интригующих понятий любой культуры – о времени. Размышления затрагивают космологические, физические, философские и исторические аспекты этого понятия. Вывод, который делает автор, позволяет взглянуть на Человека с несколько неожиданной точки зрения – он может оказаться не только продуктом развития Вселенной, но и Творцом её конкретного состояния. Основой такой точки зрения является концепция «множественности миров» Х. Эверетта, которая впервые достаточно подробно обсуждается на русском языке. Характер изложения предполагает предварительное знакомство читателя с современной физической картиной мира на уровне «заинтересованного чайника».


Lebedev, Yuri Aleksandrovich. Ambivalent Universe. The Apocryfal Reflections Upon Time Arrows Flowing Unled. Кostroma, 2000. Printed on the author’s account in 192 copies for free circulation.


The book resumes the author’s reflections upon one of the most mysterious and intriguing concepts of any culture – Time. These reflections touch upon cosmological, physical, phylosophical and historical aspects of the concept. The author’s conclusion allows to see Man in a little unexpected way – as Creator of some concrete state of The Universe rather than a product of The Universe evolution. The basis for this point of view is the concept of many worlds by H. Everett which is discussed rather minutely for the first time in Russian. The way of its presentation presumes a preliminary acquaintance of the reader with the modern physical picture of the world at the level of an «interested dummy».


{Интернет-версия, просмотренная и одобренная автором в 2014 г., отличается от книжной и по форме и, в некоторой степени, по существу. Из формальных отличий отмечу оформление сносок (не нумерованные подстраничные, а астерисковые подабзацные), иные шрифты, использование цвета, увеличение рисунков кликом мышки и перетаскивание их мышью же, и др. Введена навигация: цветная панель, фиксированная внизу экрана, и внутренние ссылки в тексте. Добавления по существу, сделанные автором и редактором в 2014 г., отмечены тем цветом шрифта, который применён в данном абзаце. Добавления без указания авторства принадлежат Ю. А. Лебедеву. В двух случаях (на с. 130 и 222) я позволил себе выйти за рамки краткого предметного комментария, потому что от текста книги след вывел на досадные ошибки, тиражирующиеся в мире уже десятилетиями, и хотелось воспользоваться хотя бы малым шансом их остановить. Опечатки бумажного издания, замеченные при html-вёрстке в 2014 г., исправлены без каких-либо отметок. – Е. Шиховцев.}


[с. 3:]

ОБ АВТОРЕ


Юрий Александрович Лебедев (левые половины фото), 1994

Это не фотографии автора. Это компьютерная склейка левой и правой половинок его лица. Существенные различия характера изображённого зримо свидетельствуют и о том, что человек «на самом деле» многолик, но и о том, что любые, даже самые «невинные» преобразования, приводят к изменению состояния Вселенной. И Человек и Мир неоднозначны…

Что же касается автора – Юрия Александровича Лебедева, кандидата технических наук, доцента – то о нём можно сказать следующее. Родился в 1949 году в Москве. Изучал астрономию под руководством известного специалиста по метеоритам Р. Л. Хотинка, незаурядного педагога и энтузиаста космонавтики Б. Г. Пшеничнера и тонкого психолога и эрудита д. ист. н. Г. Т. Залюбовиной. По образованию химик – окончил МХТИ им. Д. И. Менделеева (ныне РХТУ им. Д. И. Менделеева). После окончания аспирантуры преподавал в МХТИ им. Д. И. Менделеева, МВТУ им. Н. Э. Баумана и МИХМе химию и общую химическую технологию, разрабатывал химические аспекты теории излучения абсолютно чёрного тела, принимал участие в работе семинара ФИАНа под руководством акад. В. Л. Гинзбурга. Позднее работал в области промышленной химии, преподавал астрономию в школе. В настоящее время – доцент кафедры «Химия» МГТУ им. Н. Э. Баумана.

Юрий Александрович Лебедев (правые половины фото), 1994

[с. 4:] Ю. А. Лебедев является автором нескольких научно-популярных книг и ряда публикаций в журналах «Химия и жизнь», «Знание – сила» и других изданиях, редактором и соавтором «Толкового словаря по химии и химической технологии», принимал участие в издании академического «Словаря современного русского литературного языка в 20 томах» (к сожалению, не оконченного), имеет более 20 научных трудов и патентов. После публикации книги «Неоднозначное мироздание» ввёл, совместно с П. Р. Амнуэлем, термин «эвереттика» для круга вопросов, порождённых фундаментальной идеей Эверетта, и опубликовал несколько монографий, связанных с эвереттикой тематически: «Севский чех» (2003), «Многоликое мироздание» в 3-х томах (2009–2010), «Два выбора…» (2014), а также около 50 статей, тезисов и докладов на эвереттические темы.

На формирование его мировоззрения оказали влияние встречи и беседы – иногда долгие, иногда короткие – с химиком акад. Г. К. Боресковым, историком Н. Я. Эйдельманом, священником о. Александром Менем, нобелевским лауреатом физиком Р. Мёссбауэром, конструктором ракет акад. В. Н. Челомеем и другими выдающимися деятелями науки и культуры, работа в государственных архивах Москвы, Владимира и Киева.

Область его творческих интересов – мировоззренческие и гуманитарные аспекты естественнонаучного познания, а также история и философия науки.

Написать автору можно по электронной почте:

Ruthenium@mtu-net.ru

В настоящее время адрес электронной почты автора – ruthenium1@yandex.ru.

 



[с. 5:]

Необходимое предуведомление


Увы! Всякий непредубеждённый читатель должен будет согласиться со справедливостью древнего вавилонского предсказания, прочитанного на глиняной табличке: «Настали тяжёлые времена, прогневались боги, дети больше не слушаются родителей, и всякий стремится написать книгу»*.

_________

* Бирюков Б. В., Широков Ф. В., «О “Сумме технологии”, об эволюции, о человеке и роботах, о науке…», стр. 604, послесловие к кн.: Лем Станислав, «Сумма технологии», М., 1968 г., изд-во «Мир», 607 стр.

Грешен и я, предлагая вам настоящую работу, которая, как мне кажется, является философско-литературным эссе по мировоззренческим вопросам в связи с теорией Хью Эверетта III.

То, что я взялся именно за эту тему – факт достаточно случайный с точки зрения места теории Эверетта среди интеллектуальных достижений ХХ века. Да и не я один разрабатываю её сегодня. А вот то, что тема быстро соблазняет и обольщает многих – и достаточно «зрелых» людей и, конечно же, молодёжь – весьма показательно. Мне кажется, что это свидетельствует о формировании новой парадигмы научного мышления – своеобразной «постквантовой демократии», в которой теория Эверетта является только одним из участников «толковища» по мировоззренческим вопросам, но участником, с мнением которого вынуждены считаться все остальные. Знаковым свидетельством тому является книга Роберта Антона Уилсона «Квантовая психология»*. Книга типично американская, в стиле Дейла Карнеги, но именно поэтому и знаковая.

_________

* Уилсон Р. А., «Квантовая психология», пер. с англ. Я. Невструева, София, 1998 г., из-во «Янус», 224 стр, http://tatooine.fortunecity.com/leguin/807//wilson/quantum.htm.

Теория Эверетта далеко не тривиальна и уводит по дороге познания в места пока не слишком многолюдные. Поэтому, прежде чем «уходить в сторону» от проторенной дороги, считаю необходимым пояснить своё понимание мировоззрения и связанных с этим понятий.

[с. 6:] Итак, я считаю знанием следующую аксиому: Всякое мировоззрение аксиоматично. Я думаю, что вы поняли меня. Не согласились, а именно поняли. Теперь вам необходимо обдумать сказанное мною и либо принять, либо отвергнуть (либо отложить принятие решения до выяснения некоторых подробностей). И эта моя уверенность — основанная на жизненном опыте! – на самом деле самое удивительное из всего того, о чём пойдёт речь далее. Удивительность эта заключается в том, что возможно понимание между различными индивидуальностями. Ведь каждое слово, присутствующее в языке, по сути своей – некоторая интеллектуальная аксиома. Толковые словари, пытающиеся «разъяснить» нам их смысл, если бы они действительно желали «доказать» нам свою правоту логически, должны были бы каждое толкование заканчивать утверждениями типа: верёвка – это вервие простое. На самом деле они отправляют нас по определённому пути, связывающему смысл слов, и мы останавливаемся там, где наше сознание доходит до аксиомы, ранее им усвоенной. Иногда это легко и «проходит на автомате», как, например, со словом всякое (хотя если вы остановитесь на нём и попытаетесь вербализовать своё понимание – уверен, что «застрянете» надолго, и не уверен, что выберетесь). Иногда — особенно когда ждёшь подвоха, как наверняка показалось вам со словом аксиоматично – понимание его смысла и становится предметом дискуссии или размышления.

При этом абсолютно неважно, как те или иные посылки стали аксиомами – через личный опыт, через воспитание, основанное на традиции и вере в авторитеты, через Откровение или каким-то иным образом. Важно то, что система аксиом всегда индивидуальна. Всегда – это значит, что она может меняться, и меняется по мере развития носителя этой системы, накопления им жизненного опыта. Индивидуальность всякой системы аксиом является абсолютной (как отпечатки пальцев), но это вовсе не исключает совпадения её в той или иной части с другими, в целом также индивидуальными, системами. Более того, именно наличие таких «пересечений» и делает возможным эволюцию личности, интеллектуальное общение людей, возникновение их объединений, существование научных и религиозных течений, самого феномена цивилизации.

[с. 7:] При этом невозможно не отметить, что сам набор аксиом, входящих в систему, поразительно пёстр и «разновесом» в различных частях этой системы. Бóльшая их часть вообще является предрассудками типа «Солнце всегда восходит на востоке», «Бог – это выдумка эксплуататоров и жуликов» и т. п. Значительное число является вовсе не аксиомами, а верованиями (не в религиозном смысле), основанными на мнении авторитета. Например, очень многие до сих пор считают, что пространство и время – формы существования материи. Так им сказали ещё в средней школе. Очень много аксиом из этого класса – класса верований – входит в мировоззрение специалистов. Потому что учиться трудно, а став «дипломированным специалистом», марку нужно держать. В том числе и апломбом в общении с «неспециалистами». Так, например, в своё время студент не очень понял объяснения преподавателя, но всё же выучил к экзамену, что «григорианский календарь (новый стиль) лучше соответствует астрономическим данным, чем юлианский (старый стиль)». Через десять лет после окончания ВУЗа это положение (на самом деле далеко неоднозначное и потому спорное) становится у него твёрдой мировоззренческой аксиомой. И только самая малая часть аксиом в любом мировоззрении прошла «полный цикл» апробаций, включающий и опытную проверку (если это возможно) и глубокий внутренний анализ связей со всем имеющимся духовным опытом. Лично я могу назвать буквально несколько таких аксиом в моём мировоззрении.

Приведу пример. Есть жизненная позиция, с точки зрения которой весь окружающий мир делится на две части: очень маленькую (круг ближайших родственников и друзей) и очень большую (все остальные, объективно являющиеся врагами). Принятая мною аксиома – это утверждение неверно. Вместе с тем я неоднократно убеждался в том, что моя аксиома хуже соответствует реальности, чем противоположная ей. Значит ли это, что я отказываюсь от принятой аксиомы? Нет! Для меня это значит, что все аксиомы не всеобъемлющи. А «неправильных» аксиом просто нет.

Удивительно, что столь неоднородная структура, образующая мировоззрение, обладает такой устойчивостью. Характер этой устойчивости ясно виден в консерватизме стариков и в «проверенных опытом» научных парадигмах. (Кстати, «интел-[с. 8:]лектуальные атавизмы», оказывается, чрезвычайно живучи. Так, проведённые американскими социологами специальные исследования показали, что «на бытовом уровне» даже значительная часть студентов-физиков руководствуется догалилеевскими представлениями о движении).

Крайне удивительно и то, что невероятно сложный Мир может адекватно отображаться столь различными мировоззренческими комплексами аксиом. Действительно, объём совпадающих (или близких) блоков аксиом у детсадовца и академика, у француза и пигмея, у древнеегипетского воина и американского астронавта столь невелик, что трудно себе представить как им удалось просто просуществовать в сложнейшем комплексе процессов, протекающих на поверхности третьей от Солнца планеты нашей Галактики.

Такое положение может быть объяснено двояко. Во-первых, можно положить, что мировоззренческие проблемы почти не влияют на течение реальной жизни, т. е. можно существовать и адекватно реагировать на внешние процессы, не понимая их реальной соподчинённости и иерархичности. Во-вторых, придётся рассмотреть Мир, в котором каждый мировоззренческий комплекс соответствует особой Вселенной, содержащей носителя этого комплекса целиком, а Вселенные с носителями других мировоззренческих комплексов только пересекаются с ней.

Первый вариант явно применим к ситуации, когда локальные процессы (суета, как определяет их Библия), сильно обособлены от глобальных. Процессы в масштабах кварков и галактик при этом вообще не рассматриваются. Именно к этому и сводится большинство нынешних мировоззренческих концепций. И понятно почему. Достаточно вспомнить, что физическое время, связанное с существованием и личностей, и этносов и даже цивилизаций «в нашей Вселенной» много меньше характерных времён активно влияющих на мировоззрение глобальных процессов, таких как светимость Солнца, смена климатических эпох и т.п.

С философской точки зрения такой Мир можно назвать миром Homo vanitas (миром человека суетного). В таком определении нет ничего обидного – суетные вопросы включают в себя всё, что обеспечивает наше физическое существование.

[с. 9:] Безусловная реальность мира Homo vanitas вовсе не исключает того, что он является только частью, проекцией более общего Мира.

Что касается второго варианта, то он приводит к миру Homo sapience (мир человека разумного) И в этом случае гордиться нет оснований, ибо в таком Мире Разум активен, но вовсе не обязательно позитивен. От состояния Разума в этом случае зависят свойства Вселенной, причём изменения этих свойств часто совершенно непредсказуемы.

С гносеологической точки зрения первый мир – это физический мир, а второй – мир исторический. Оба мира безумно сложны и вызывает недоумение то, почему традиционно именно первый вызывает чувство доверия, хотя второй гораздо ближе для постижения Разумом. Очень точно, на мой взгляд, выразил эту мысль Владимир Набоков: «… удивительно, что наше чувство рационального довольствуется первым же объяснением, подвернувшимся под руку, хотя, в сущности, научное и сверхъестественное, чудо мышцы и чудо мышления, равно неисповедимы, как и все пути Господа Нашего»*. Хочется надеяться, что вы поняли то, что Набоков в этом отрывке говорит о тех же вещах, что и автор. Поэтому не буду сейчас анализировать причин нашего с Набоковым несходства терминологии и образного видения проблемы. Подробному рассмотрению свойств и различий физического и исторического миров и будут посвящены основные разделы книги…

_________

* Набоков Владимир, «Бледное пламя», Свердловск, 1991 г., изд-во Независимого издательского предприятия «91», стр. 140 [пер. с англ. С. Ильина. – Ред.].

Возвращаясь к недоумению по поводу возможности параллельного существования различных мировоззренческих комплексов, можно сказать, что такое существование – это экспериментальный факт, и общение между носителями различных мировоззрений не только возможно, но иногда и плодотворно.

Как показывает практика, плодотворным является общение именно на базе каких-то общих блоков аксиом, а споры о «достоверности» любой аксиомы чаще всего бесплодны. Поэтому я считаю наиболее разумным способом поведения в ситуации, когда приходится сталкиваться с неизвестными аксиомами, такой – мысленно принять, что аксиома верна, и понять следствия. Если они окажутся соответствующими ранее принятому комп-[с. 10:]лексу – ещё раз вернуться к рассматриваемой аксиоме и проанализировать её увязку с принятой системой. При столкновении с ситуацией, когда необходимо анализировать следствия из неприемлемых аксиом, необходимо известное мужество и заранее ясно, что объективного анализа не получится.

Система аксиом иерархична. И утверждение «Я хочу есть» и утверждение «Космологическая сингулярность является источником Бытия» являются равно аксиоматичными, но очевидно, что мера их фундаментальности с мировоззренческой точки зрения различна.

Несмотря на явное логическое противоречие (или именно благодаря этому?) методология познания такова, что наука стремится сократить число фундаментальных аксиом. Поэтому аксиомы «доказываются» и объединяются. Сегодня «официальной» целью теоретической физики провозглашено создание единой теории взаимодействий – теории, в которой все известные ныне взаимодействия (электрослабое, сильное и гравитационное) будут описаны как проявление некоей единой сущности. Но это довольно опасный процесс – с уменьшением числа независимых аксиом уменьшается «площадь опоры» всего построенного на их основе здания Познания и, следовательно, его устойчивость.

Если принять во внимание, что сами аксиомы, очевидно, опираются на неизвестно почему держащую их пустоту, такое стремление науки выглядит каким-то изощрённым способом суицида.

Правда, отказ от любой аксиомы (даже и самой фундаментальной) не приводит к разрушению системы умений. Можно совершенно не понимать, почему происходят те или иные события, но уметь построить нужную их последовательность. Это стало всё более ясно осознаваться в последнее время, появился даже специальный термин – «ноу-хау» («знаю как»). Такое положение является, как мне кажется, наглядным свидетельством действия диалектического закона развития по спирали – закона отрицания отрицания. Действительно, античный мир не знал экспериментальной науки и связанной с ней методологии построения мировоззрения, однако в практических делах обладал таким количеством «ноу-хау», что это обеспечивало его существование и развитие. Поэтому столь опасный с мировоззренческой точки зрения процесс «аксиоматической минимизации», который столь активно идёт в после-[с. 11:]дние столетия в теоретической физике (а через неё и во всём естествознании), в любом случае не разрушит построенную на экспериментальной науке цивилизацию. Но, достигнув цели – построив «единую теорию взаимодействий» – научный прогресс неизбежно изменит структуру общественного сознания, раздробив его на большое число относительно мелких фрагментов. Неизбежность этого следует из понимания того факта, что при наличии только одной «Великой Аксиомы» человеческий Разум не удовлетворится ролью толкователя и интерпретатора, а со свойственной ему жаждой первенствования начнёт утверждать альтернативные к «Великой Аксиоме» аксиомы. Но любая альтернатива потребует переосмысления всего накопленного экспериментального материала, и количество научных и социальных парадигм будет расти, сдерживаясь только демографическими факторами*.

_________

* По моим наблюдениям за 15 лет после публикации книги, скорость появления новых научных и социальных парадигм действительно растёт. И, хотя она ещё довольно далека от демографической скорости прироста населения Земли, разрыв между этими скоростями, как мне кажется, постоянно уменьшается…

Если отвлечься от эмоциональной стороны, то ни процессы поиска «Великой Аксиомы», ни неизбежно последующие за этим процессы становления альтернативных аксиом не являются ни исключительными, ни катастрофическими. Как было сказано ещё 3000 лет тому назад (в X в. до н.э.) царём Соломоном – а именно ему приписывается создание текста «Книги Екклесиаста» – «Всему своё время, и время всякой вещи под небом: … время раздирать и время сшивать…»*

_________

* Библия. Издательство «Библейские общества», М., 1993 г., с. 619.

Ещё один вопрос, без разъяснения позиции по которому невозможно продолжать изложение. Он уже неявно возникал при цитировании Набокова и Библии. Рассмотрим его особо.

Одно из важнейших аксиоматических мировоззренческих понятий – понятие Бога. Для того, чтобы избегать двусмысленностей, условимся, что в дальнейшем это понятие будет употребляться только в философском смысле, и никогда – в религиозном. Религиозные рассуждения о Боге подразумевают личную сопричастность с божественным, удостоверенную полученным Откровением. Желающих ознакомиться с точкой зрения верующего физика я направляю в Интернет*. Если ВЕРЫ нет, то обсуждение может быть только философским, при этом под Богом будет пониматься комплекс сущего, необъяснимого в [с. 12:] рамках рационального мышления. Отдельный вопрос о том, является ли этот комплекс пустым множеством или содержит хотя бы один элемент.

_________

* Петренко О. В., «Размышления физика о тайне творения Вселенной», http://orthodox.kuban.ru/c_6_2_3.htm. Не менее любопытным может оказаться и знакомство с точкой зрения верующего философа, разрабатывающего эвереттическую тематику. Желающих это сделать направляю к работам нюрнбергского философа А. Костерина, основные эвереттические работы которого представлены на сайте МЦЭИ http://www.everettica.org/member.php3?m=kost.

Знаменитая теорема Гёделя о неполноте формальной арифметики (теорема, название которой скрывает её суть не хуже, чем тыквенная карета скрывает красоту Золушки) утверждает – «при определённых условиях в языке существует недоказуемое истинное утверждение»*. Если учесть аксиоматичность любых научных теорий, то философский Бог – это заведомо непустое множество комплекса сущего. И если согласиться с тем, что логика содержательна, т. е. адекватно описывает хотя бы часть действительности, то с необходимостью приходится согласиться не только с наполненностью этого множества, но и с выводом теоремы Гёделя о непреодолимости необъяснимости (точнее, недоказуемости), по крайней мере некоторых его элементов. Это недоумённо отмечается и в некоторых комментариях к биографии Гёделя ещё советских времён – «Результаты Гёделя устанавливают непредвиденную ограниченность формальных методов»**.

_________

* Успенский В. А. «Теорема Гёделя о неполноте» М., 1982, «Наука», стр. 7.

** Бородин А. И., Бугай А. С. «Биографический словарь деятелей в области математики», Киев, 1979, стр. 135.

Более того, размышляя над результатами Гёделя можно понять, что как бы мы ни совершенствовали методы познания, мы всё равно должны будем признать сами и завещать нашим потомкам понимание следующего: мир не таков, каким мы его себе представляем.

Таким образом, гносеологической опорой философского Бога является непреодолимая противоречивость чисто логических аксиоматических построений. И все попытки отыскать что-то «недоучтённое», как пытается это сделать, например, Лев Гумилёв – звёздный сын двух знаменитых поэтов – в своём знаменитом «Этногенезе…», который будет многократно цитироваться в дальнейшем, обречены на неудачу строгой доказательностью Гёделя. Гумилёв спрашивает: «Может ли быть верным вывод, содержащий внутреннее противоречие?». И сам же отвечает: «Только в одном случае: если мы недоучли какую-то очень важную деталь, какой-то “фактор икс”, без раскрытия [с. 13:] которого невозможно решить задачу»*. Но, думается, всё-таки существует действительно эффективный и всеобщий «фактор икс», который позволяет решать не только внутренне противоречивые, но даже антиномичные проблемы. (А все задачи, не содержащие внутреннего противоречия, вообще не являются научными – это дидактические задачи для школьников и студентов). Правда, для успешного учёта этого фактора нужно признать ещё один постулат – мир нелогичен по своей природе. Логика способна решать только локальные проблемы. Стратегическим же «фактором икс» является диалектика. Очень экспрессивно и образно раскрыл этот фактор А. Ф. Лосев – философ и филолог «милостью божьей». Ещё в 1923 году, задолго до работ Гёделя, он писал: «Если диалектика, действительно, не есть формальная логика, тогда она обязана [курсив А. Л.] быть вне законов тождества и противоречия, т. е. она обязана быть логикой противоречия [курсив А. Л.]. Она обязана быть системой закономерно и необходимо выводимых антиномий (ибо не всякое противоречие – антиномия) и синтетических сопряжений всех антиномических конструкций смысла»**.

_________

* Гумилёв Л. Н. «Этногенез и биосфера Земли», М., 1994, изд-во «ДИ-ДИК», стр. 181.

** Лосев А. Ф. «Философия имени», М., 1990, изд-во Московского университета, стр. 19.

В этой связи заслуживают особого внимания работы русского мыслителя начала века Н. А. Васильева*. Может быть, именно его неаристотелева логика является диалектическим решением антиномических проблем? Вот трактовка его закона исключения четвёртого: «Закон абсолютного различия между истиной и ложью вместе с законом исключённого четвёртого позволяют в неаристотелевой логике признать истинность только за одним из трёх высказываний: p, не-p, (p и не-p), т. е. или p, или не-p, или (p и не-p), четвёртого не дано»**. Здесь в качестве мыслимого объекта введён антиномический комплекс «ложной истины» или «истинной лжи». Во всяком случае, это может быть альтернативой гёделевскому тупику. [с. 14:] Таким образом, трудно сказать о том, возникает ли философский Бог при диалектическом рассмотрении противоречий формально-логических систем. Но я не удивлюсь, если и в диалектике будет открыт закон, аналогичный теореме Гёделя в логике. В любом случае эта гипотеза явно плодотворна, ибо её сторонники видят в ней вектор своих интеллектуальных устремлений, и этот вектор объединяет их усилия, а её противники для поиска убедительных аргументов вынуждены решать столь сложные задачи, что сам поиск действительно сильных аргументов обогащает познание.

_________

* Васильев Н. А., «Воображаемая логика. Избранные труды», М., 1989. (Цитируется по Антипенко Л. Г., 74.)

** Антипенко Л. Г. «О воображаемой вселенной Павла Флоренского», посл. к кн. Флоренский Павел, «Мнимости в геометрии. Расширение области двухмерных образов геометрии. (Опыт нового истолкования мнимостей)», М., 1991 г., изд-во «Лазурь», стр. 76.

Что же касается взаимоотношений философского и религиозного сознаний, то они могут и не иметь области пересечения. Во всяком случае, я разделяю сомнения Ю. Н. Ефремова, который высказался о понятии Единого Бога так: «Единый для исследователей и для верующих — спросим мы? Для тех, кто должен подвергать всё сомнению и для тех, для кого сомнение – тяжкий грех?»*

_________

* Ефремов Ю. Н., «Космический интеллект и Высший разум» http://comet.sai.msu.su/SETI/win/articles/efremov.html.

И нечего здесь доказывать. Ведь любые доказательства в рамках «чистой логики» не более чем миф. «Хотя термин “доказательство” является едва ли не самым главным в математике, он не имеет точного определения. Понятие доказательства во всей его полноте принадлежит математике не более чем психологии: ведь доказательство – это просто рассуждение, убеждающее нас настолько, что с его помощью мы готовы убеждать других [курсив Ю. Л.].»*

_________

* Успенский В. А. «Теорема Гёделя о неполноте» М., 1982, «Наука», стр. 9.

Чтобы закончить с этой темой, ещё раз обращусь к Набокову. Следующая цитата является, на мой взгляд, неким образным зерном, которое при должном развитии может раскрыть тему, обсуждаемую здесь и ниже: «Как сказал блаженный Августин: “Человек может понять, что не есть Бог, но не способен понять, что Он есть”. Думается, я знаю, что Он не есть: Он не есть отчаяние, Он не есть страх, Он не есть земля в хрипящем горле, ни чёрный гул в наших ушах, сходящий на нет в пустоте. Я знаю также, что так или этак, а Разум участвовал в сотворении мира и был главной движущей силой. И, пытаясь найти верное имя для этого Вселенского Разума, для Перво-[с. 15:]причины, или Абсолюта, или Природы, я признаю, что первенство принадлежит имени Божию»*.

_________

* Набоков Владимир, «Бледное пламя», Свердловск, 1991 г., изд-во Независимого издательского предприятия «91», стр. 192 [пер. с англ. С. Ильина. – Ред.].

Не берусь утверждать, что здесь выражены взгляды самого Набокова, а не его литературного героя Кинбота, да это и не важно. Тексты столь же автономны по отношению к их авторам, как и авторы по отношению к собственным произведениям. Важно то, что выраженная Набоковым точка зрения является довольно распространённой, хотя всегда считалась как бы гуманитарно-дилетантской.

И ещё об одном хотелось бы предупредить читателя. Что бы и кем бы ни было сообщено, как бы ни были убедительны свидетельства авторитетов или собственные ощущения, в конечном счете, ответственность за доверие к познанному лежит на сознании самого познающего – и в сфере этики, и в сфере физики.

В связи с этим напомню очень важную формулировку, которую со ссылкой на свой приоритет* даёт Станислав Лем: «… сознание – это такое свойство системы, которое узнаёшь, когда сам являешься этой системой»**.

_________

* Lem S., «Dialogi», Wyd. Literackie, Kraków, 1957.

** Лем Станислав, «Сумма технологии», М., 1968 г., изд-во «Мир», стр. 442.

Сакраментальное: «Что есть истина?» в физическом обиходе может быть проиллюстрировано следующим пассажем из замечательной книги великого популяризатора науки французского астронома Николя Камила Фламмариона, к которой мы ещё будем неоднократно возвращаться в дальнейшем: «Мы слышим гармонические звуки, – на деле же воздух переносит лишь волны, беззвучные сами по себе. Мы любуемся эффектом света и красок, оживляющих в наших глазах роскошное зрелище природы, – на деле нет ни света, ни красок, а есть только бесцветные колебания эфира, которые, поражая наш оптический нерв, дают нам ощущение света»*. Если учесть, что со времён Фламмариона из физического обихода исчез и эфир, то можно придти к солипсизму – отрицанию каких бы то ни было сущностей вне ощущений. Солипсизм – позиция аксиоматическая, а потому бесспорная. Правда, последовательных солипсистов мало – это [с. 16:] очень тяжёлая философская судьба. Добровольно быть лишённым абсолютной интеллектуальной роскоши – роскоши общения – соглашаются немногие (главным образом либо по молодости и житейской неопытности, либо – от избытка мизантропии). А выдерживают такое соглашение, как говорят, и вовсе единицы**. Хотя, если вдуматься, то можно найти солипсические мотивы даже в известном оптимистическом призыве – «Каждый кузнец своего счастья!». И мне порой кажется, что это не интеллектуальный снобизм, и я над этим задумываюсь... Но, в любом случае, сомнение в истинности всякого физического утверждения всегда должно входить в спектр эмоций при обращении Разума к физическому миру.

_________

* Фламмарион К., «Неведомое» (L’inconnu), Спб., издание А. С. Суворина, 1901 г., стр. 11.

** Так «говорят». Но лично я не знаю ни одного истинного солипсиста. Мне кажется, что даже философский Бог не выдержал такого состояния долго и создал физический мир именно для преодоления «дефицита общения» ☺.

В заключение этого несколько затянувшегося предисловия — две притчи. Первая – о группе слепых философов, которые изучали предметную истину – слона. Как известно, члены группы пришли к очень разнохарактерным выводам. Одни считали слона существом протяжённым, мягким и коническим, другие – массивным, перпендикулярным и цилиндрическим, третьи – острым, гладким и твёрдым… И каждый был уверен в собственной правоте, ибо выведенные аксиомы опирались на чувственный эксперимент.

Вторая – о четырёх монахах, обсуждавших спорный богословский вопрос в саду. Когда один из них обратился к Господу с молитвой: «Господи! Дай знак этим заблуждающимся, что я прав», – с яблони одновременно упали все яблоки. «Ну и что? – сказали трое, – это случайное совпадение». Вторичная молитва о поддержке привела к тому, что яблоня была разбита молнией. «Это совпадение», – твердили трое. И даже когда после этого небеса разверзлись, и Господь лично произнёс: «Он прав!», трое переглянулись и сказали: «Ну и что? У них два голоса против наших трёх – истина за нами!»

А то, что рассказанная притча свидетельствует о реалиях поиска истины в сегодняшних условиях, подтверждается таким высказыванием Папы Иоанна Павла II в мае 1983 года перед собранием учёных: «Стало более ясным, что Божественное Откровение, свидетелем и гарантом которого является Церковь, не распространяется на какую-либо научную теорию о Вселенной, и что содействие Святого Духа никоим образом не [с. 17:] является гарантом объяснений, которых нам бы хотелось придерживаться в отношении физического состояния действительности [курсив Ю. Л.]»*.

_________

* Фантоли Аннибале, «Галилей: в защиту учения Коперника и достоинства Святой Церкви», пер. с итал. А. Брагина, М., изд-во «МИК», 1999 г., стр. 372.

… Так что же в конце концов предстоит вам прочесть – трактат или беллетристику? О жанрах, как и о вкусах, не спорят, мне же хочется надеяться, что книга будет относиться к классу произведений, о котором сказано так: «Литературное произведение, как правило, начинается с описания исходной ситуации с помощью конечного числа слов, причем в этой своей части повествование еще открыто для многочисленных различных линий развития сюжета. Эта особенность литературного произведения как раз и придает чтению занимательность — всегда интересно, какой из возможных вариантов развития исходной ситуации будет реализован. Так же и в музыке – в фугах Баха, например, заданная тема всегда допускает великое множество продолжений, из которых гениальный композитор выбирал на его взгляд необходимое. Такой универсум художественного творчества весьма отличен от классического образа мира, но он легко соотносим с современной физикой и космологией»*.

_________

* Пригожин И., «Философия нестабильности», http://www.accessnet.ru/vivovoco/VV/PAPERS/NATURE/NONSTAB.HTM, опубл. в «Вопросы философии», 1991 г., № 6, стр. 46–57.

… Для понимания некоторых моментов изложения довожу до сведения читателя, что основная работа над книгой завершилась в начале января 2000 года, однако правки в текст вносились и позже – вплоть до… Впрочем, любопытному читателю нетрудно будет уточнить это самостоятельно по датам цитируемых публикаций, времени упоминаемых событий и т. п. Да и нет у книги конечной даты написания – её электронная версия всегда в работе, интенсивность которой зависит от многих причин, и одна из них – реакция читателей*.

_________

* Это утверждение времён выхода в свет книги оказалось только «протоколом о намерениях» и только теперь, благодаря усилиям Е. Б. Шиховцева и Л. В. Шаройко, электронная версия становится реальностью.



Москва – Понга – Москва, июль 1999 – январь 2000



[с. 18:]

Общее место



О чём речь?

«Большинство физиков убеждено в том, что в их области знания давно царит тишь да гладь да божья благодать… Подобное благодушное настроение царило среди физиков и в конце прошлого века, но, как известно, всего через несколько лет их благополучный мир до основания разрушили квантовая теория и теория относительности… Может ли произойти нечто подобное ровно сто лет спустя, в начале XXI столетия?»*. Судите сами. Вот описание восприятия мира одного из самых крупных поэтов ХХ века Иосифа Бродского: «Пространство и время — вот основные категории, с помощью которых Бродский описывает универсум; взаимопроникновение их он обнаруживает с помощью языка, сталкивая семантически разнородные слова и в сходном звучании их показывая родство несоотносимых с точки зрения обыденной логики явлений:


«Дорога в тысячу ли начинается с одного

шага», гласит пословица. Жалко, что от него

не зависит дорога обратно, превосходящая многократно

тысячу ли. Особенно отсчитываемая от «о».

Одна ли тысяча ли, две ли тысячи ли –

Тысяча означает, что ты сейчас вдали

От родимого крова, и зараза бессмысленности со слова

Перекидывается на цифры; особенно на нули.


[с. 19:] Диффузия пространства и времени выразительно продемонстрирована здесь, благодаря фонетическому созвучию слов “тысяча”, соотнесённого с единицей измерения пространства, – ли, и “ты сейчас”, знаменующего время. И то, и другое равно обессмысливается, проникается “заразой бессмысленности”, так как становится невозможным различить меру пространства ли и способ выражения неопределённости ли. И даже горестный возглас прощания, вопль скорби “о” графически ничем не отличается от цифры, обозначающей некое отсутствие. Слова, чувства, цифры, время, пространство – всё суть абсурд, бессмыслица»**.

_________

* Жвирблис Вячеслав, «Революция в физике продолжается?», «Литературная газета», № 43 (5763), 1999 г., 27 октября – 2 ноября, стр. 8.

** Безносов Э. Л. «Скрипи, моё перо, мой коготок, мой посох…»: в кн. «И. А. Бродский. Избранные стихотворения», М., изд-во «Панорама», 1994 г., стр. 484–485.

Так, с ощущением «заразы бессмысленности», воспринимает мироздание Поэт. И так же – «… время, пространство – всё суть абсурд» – трактует это восприятие его исследователь, хотя и филолог до мозга костей, но человек, физическая картина мира для которого, как мне доподлинно известно, была написана и Резерфордом, и Эйнштейном и Бором. Что же сказать о мироощущении «среднего современника», того, чьё восприятие действительности формируется «картой будней»? Не знаю… Мне редко доводилось беседовать на такие «абсурдно-бессмысленные темы» вообще с кем-либо. Может быть именно поэтому я и хочу рассказать о том, что может быть извлечено из бессмысленности и абсурда пространства и времени в случае, если читатель готов отрешиться от обыденности.

А теперь дело за вами – продолжить ли чтение, поверив, что автор искренен в своих обещаниях, или заняться чем-то более надёжным в смысле пользы затраченных усилий.


Что такое стрела времени?

Стрела времени – строгий научный термин, введённый знаменитым английским астрономом и физиком Артуром Стэнли Эддингтоном в 30-х годах нашего века для характеристики такого общеизвестного свойства времени, как его однозначная [с. 20:] направленность из Прошлого в Будущее. Стрела – это образ однонаправленного движения. Громадный опыт цивилизации свидетельствует о том, что это так. Но почему это так? Всегда ли это так? И для какого времени это так?


Стрелы времени Дэвида Лейзера

Совсем недавно гарвардский астроном Дэвид Лейзер выдвинул идею о том, что

«... мы обладаем способностью воспринимать три различные "стрелы времени": стрелу, связанную с непрерывным расширением Вселенной после Большого взрыва; стрелу, связанную с энтропией, и стрелу, связанную с биологической и исторической эволюцией»*.

_________

* Тоффлер Олвин, «Наука и изменение», пред. к кн.: Пригожин Илья, Стенгерс Изабелла, «Порядок из хаоса», М., 1986, изд-во «Прогресс», стр. 31. С оригинальными взглядами Д. Лейзера можно познакомиться по его книге: Д. Лейзер, «Создавая картину Вселенной», пер. с англ. С. А. Лимзина под ред. Л. П. Грищука, М., «Мир», 1988, 324 с.

Первая стрела (её следует назвать космологической) связана с тем фактом, что наша Вселенная расширяется в каждой своей точке, то есть в Прошлом она была меньше и горячее, а в Будущем будет больше и холоднее. И это её свойство является всеобщим – оно справедливо для любой пространственной точки.

Согласен с этим и Поэт*:

Время есть холод. Всякое тело, рано

Или поздно, становится пищею телескопа:

Остывает с годами, удаляется от светила…

_________

* Бродский И. А., «Избранные стихотворения», М., изд-во «Панорама», 1994, стр. 362.

Чем холоднее во Вселенной, тем больше времени она прожила. И «пища телескопа» – космические тела – действительно в подавляющей своей массе удаляются от нас и нашего светила. Здесь, как, впрочем, и всегда, когда имеешь дело с настоящей поэзией, поэтическая истина вбирает в себя и физическую. Но поэзия по самой своей природе многозначна. А в понимании космологической стрелы времени хотелось бы большей ясности.

[с. 21:] Почему космологическое расширение Вселенной связано с какой-то стрелой времени? Да потому, что наблюдая Вселенную сегодня, мы видим далёкие галактики на определённом расстоянии от нас. Завтрашние наблюдения (завтрашние, естественно, не буквально) дадут результаты, из которых мы увидим – галактики стали дальше. А если обратиться к прошлым наблюдениям, то можно узнать, что когда-то все объекты во Вселенной были ближе друг к другу. Таким образом, наблюдения за расширением Вселенной однозначно свидетельствуют о том, что мы идём из Прошлого в Будущее.

Энтропийная стрела определяется Вторым началом термодинамики – энтропия и однозначно связанный с ней хаос в любой изолированной системе в целом не может уменьшаться (может не меняться, если система достигла состояния равновесия, а может и возрастать, когда до равновесия далеко). Рост хаоса и определяет направление времени. (Вчерашний хаос во Вселенной всегда меньше сегодняшнего. А завтрашний, как справедливо предрекла нам Алла Пугачёва – «то ли ещё будет!»). Под хаосом в термодинамике понимается такое устройство сложной замкнутой системы, при котором она «может находиться с равной вероятностью в любом допустимом стационарном квантовом состоянии»*.**

_________

* Киттель Ч., «Статистическая термодинамика», М., 1977 г., изд-во «Наука», стр. 31.

** Всё, сказанное в этом абзаце об энтропийной стреле времени, справедливо только для случая, если наша Вселенная – изолированная система. Но так ли это? Такая аксиома «стояла очень прочно» в доэвереттическую эпоху, когда единственность нашего физического мира тоже была «абсолютно очевидной». Сегодня всё более укрепляющаяся в умах космологов теория космической инфляции (см. https://ru.wikipedia.org/wiki/Инфляционная_модель_Вселенной) породила новый взгляд на Бытие – оно может (и даже должно!) быть физическим «мультиверсом» (см. https://ru.wikipedia.org/wiki/Мультивселенная). Сегодня невозможно представить себе, какие конкретные разнокачественные характеристики могут иметь предсказываемые теорией инфляции мириады Вселенных! Строгой и общей теории структуры и свойств мультиверса пока нет, но трудно поверить, что этот величественный «оркестр Мироздания» творит только мегакакофонию изолированных состояний. А если между мирами есть взаимодействие, то это должно привести к существованию не изолированных Вселенных. И почему бы нашей не быть среди них? А тогда совсем не обязательно в ней будет работать энтропийная стрела времени. И то, что это может быть так, подтверждается недавно открытым экспериментальным фактом существования крупномасштабной структуры у нашей Вселенной (см. https://ru.wikipedia.org/wiki/Крупномасштабная_структура_Вселенной). За те 13,8 млрд. лет развития, в течение которых эволюционировала наша Вселенная, её структура на космологических масштабах не упростилась, как требует того закон возрастания энтропии, а усложнилась!

То, что потоки «энтропийного ветра», как и ветра атмосферного, могут оказаться переменчивыми как по силе, так и по направлению, делает энтропийную стрелу времени подобной флюгеру и свидетельствует о том, что «энтропийные часы» – это детская игрушка физического осмысления времени, в которую физики играли в «предмультиверсальную эпоху» развития космологии.

Конечно, сказанное об энтропийной и космологической стрелах времени пока только обозначает рассматриваемые проблемы.

Историческая стрела времени возникает из-за того, что мы уверены: Прошлое не может быть изменено ни в какой части и никаким образом, а Будущее – в той или иной степени! – в наших руках. Иными словами, всегда оказывалось, что всякий поступок – необратим. Хотя, как всем хорошо известно, попытки не то чтобы изменить, но хотя бы «подкорректировать в правильном направлении» Прошлое в «исторической науке» предпринимались неоднократно, и, даже, как казалось некоторым идеологам, попытки эти удавались. Но неизбежно оказывалось, что «удачи» эти только кажущиеся. А попытки кор-[с. 22:]рекции пусть не Прошлого в Истории, а только личного прошлого, по тем или иным причинам (чаще всего этического характера) предпринимал практически каждый читатель. И здесь отрицательный результат кажется общеизвестным…

Подробное рассмотрение исторической стрелы времени столь интересно, что требует отдельного разговора. А сейчас продолжим знакомство с двумя другими стрелами.


Стрелы времени и СТО Эйнштейна

Специальная теория относительности (СТО) Эйнштейна описывает влияние скорости относительного движения систем в нашей Вселенной на протекающие в ней физические процессы.

Сейчас мы не будем углубляться в тонкости СТО, а для тех, кто «при чтении научно-популярных книг по теории относительности» боится «превратно понять написанное, да ещё и заразиться при этом дурной привычкой глубокомысленно щеголять словами, точное значение которых и самому не ясно»*, рекомендую самостоятельно поработать с книгой автора цитаты. Кроме того, рекомендую и популярную работу самого Эйнштейна, предназначенную как раз для ознакомления с предметом**. Это действительно, по моему мнению, полезно.

_________

* Соколовский Ю. И., «Элементарный задачник по теории относительности», М., 1971 г., изд-во «Наука», стр. 4.

** Эйнштейн Альберт, «О специальной и общей теории относительности (общедоступное изложение)» [1917], стр. 530–600 в кн.: Собрание научных трудов, т.1, М., 1965, изд-во «Наука».

Но об одном из принципиальных нововведений СТО поговорим подробнее.

Имеется в виду понятие пространства-времени. Исторически они всегда были отдельно – пространство и время. У Эйнштейна и Минковского получилось нечто новое – пространство-время. Оказалось, что все события (механические, электрические, политические и даже семейные) протекают с участием в качестве «фундаментальной среды» определённого симбиоза пространства и времени. Новое понятие пространства-времени потребовало и соответствующего математического аппарата. Он в основном был сконструирован в 1908 году немецким [с. 23:] математиком и физиком Германом Минковским (родившимся, кстати, в белорусском селе Алексоты Минской губернии)*. (Или, как уточняют современники, «в Алексотах, предместье Ковны»**.)

_________

* Храмов Ю. А. «Физики. Биографический справочник», М., «Наука», 1983 г., стр. 198.

** Гильберт Д., Вейль Г., «Герман Минковский», в кн. Минковский Герман, «Пространство и время», С.-Петербург, 1911 г., изд-во «Физика», стр. 8.

Кстати, в биографии Минковского есть и ещё один привлекающий внимание эпизод. Дело в том, что он, будучи преподавателем цюрихского политехникума, имел среди своих учеников и… А. Эйнштейна. При этом «Герман Минковский, учитель Альберта в политехникуме, отзывался о своём ученике не очень лестно (студент пропускал занятия, часто был невнимателен и неподготовлен)…»*.

_________

* Мицук О., «Альберт Эйнштейн», Минск, 1998 г., изд-во ООО «Кузьма», стр. 22.

Геометрический аппарат Минковского применяется для описания физических процессов в условно безгравитационных средах, то есть тогда, когда влияние гравитации на геометрические характеристики пространства может не учитываться. Реально аппарат Минковского достаточно сложен (не математически, а идейно), поэтому для наших целей упростим его. Предупреждаю – от такого упрощения заметно страдают многие его функциональные возможности. В связи с этим напомню один анекдот. Однажды одного одессита спросили, нравится ли ему пение Карузо? На это одессит ответил: «Не знаю, чем это все так восхищаются? Сам я, правда, Карузо не слышал, но Циперович напел мне несколько мелодий из репертуара Карузо по телефону…». И рассмотрение, изложенное ниже, вероятно, излагает идеи Минковского в духе напетой Циперовичем по телефону мелодии Карузо. Но для первого знакомства будет достаточно и «телефонной версии».

Итак, рассмотрим для простоты одномерное пространство X с текущим в нём временем t. Геометрически это сочетание параметров можно изобразить в виде декартовой системы координат, где по оси абсцисс отложена пространственная координата X, а по оси ординат – временнáя координата t.

[с. 24:] На рисунке 1 изображена такая координатная система. Каждая точка в ней – мгновенное событие (условно говоря, вспышка света или крик кукушки). Каждая линия – совокупность событий, связанных с каким-то объектом. Эта линия (на рисунке AB) называется мировой линией объекта. Тангенс угла наклона касательной к мировой линии является мгновенной скоростью. Точка О начала координат выбирается произвольно. (Например, Рождество Христово в Вифлееме). На рисунке изображена мировая линия объекта так, как её могли бы представить во времена Галилея и Ньютона.



Рис. 1. Пространство и время Ньютона.


Указание на времена Ньютона означает, что такая картинка могла быть нарисована ещё в XVII веке. При этом совсем не рассматривается так называемая метрика изображённого пространства, которая выражает количественную связь между величинами, отложенными по осям координат. Не рассматривается потому, что в эти времена никто и не связывал пространство и время. Ещё одна особенность рисунка 1 – молчаливо считается, что мировая линия объекта может изгибаться «как ей заблагорассудится», за исключением возможности загнуться вниз, т. е. в сторону уменьшения времени. А что же это запрещает? Оказывается, только житейский и исторический опыт.

Это соглашение свидетельствует – здесь видна стрела времени. Но какая? Очевидно – историческая. Она вошла в тело науки под давлением опыта цивилизации, но по сути своей являет-[с. 25:]ся «занозой», поскольку идейно противоречит всему её базису.

Вторая стрела вонзилась в физику в 1865 году, когда профессор Цюрихского университета Рудольф Клаузиус ввёл понятие энтропии и показал, что в изолированных системах самопроизвольно могут протекать только процессы, сопровождающиеся её ростом*. (Изолированная – значит не обменивающаяся с окружающим миром ничем – как Робинзон после кораблекрушения). Вселенная в целом – заведомо изолированная система – вне её «ничего нет», так что обмениваться чем бы то ни было ей просто не с чем**. Любой процесс в ней протекает во времени – оно растёт. Растёт при этом (по Клаузиусу) и энтропия. Это означает, что историческая стрела времени совпала по направлению с энтропийной. Но ясности с причинами возникновения самих стрел времени не прибавилось – физический смысл энтропии был, мягко говоря, не вполне ясен, а обратимости по времени законов классической механики никто не отменял. Правда, связь энтропии с хаосом была установлена австрийским физиком-теоретиком Людвигом Больцманом уже в 1872 году, однако долгое время не принималась всерьёз. (Это сейчас формулировка связи стала классической – «Энтропия есть логарифм числа допустимых состояний системы»***.)

_________

* Храмов Ю. А., «Физики. Биографический справочник», М., «Наука», 1983 г., стр. 134.

** Категорическая безаппеляционность этого утверждения свидетельствует о том, что в момент его написания автор: а) ещё не достиг того уровня философской зрелости, который предохраняет от абсолютизации «здравого смысла»; б) не был знаком с космологическим открытием крупномасштабной структуры нашей Вселенной, что простительно для непрофессионала-астрофизика – открытие находилось на самой передовой линии фронта космологических исследований; в) выступил как пропагандист мейнстримной термодинамической аксиомы даже не по убеждению в её правильности, а в силу «стадного рефлекса» принадлежности к научному сообществу. И это тоже простительно – без опоры на общепризнанное в науке нет и индивидуально-оригинального. И пункт в) – тому свидетельство: последующие размышления над этой аксиомой привели к осознанию её ограниченности в мультиверсальной картине мироздания.

*** Киттель Ч., «Статистическая термодинамика», М., 1977 г., изд-во «Наука», стр. 47.

Поскольку энтропийная стрела попала в физику гораздо позднее времён Ньютона, она никак не отражена на рис 1. Да это и неудивительно по той простой причине, что и самой картинки, изображённой на рисунке 1, ещё никто не рисовал – время и пространство существовали сами по себе.

Наступил ХХ век. В 1905 году Эйнштейн опубликовал статью «К электродинамике движущихся тел», в которой сформулировал положения, ставшие основой специальной теории относительности*. А вслед за этим появились и работы Германа Минковского. Знаменитые слова Минковского, часто цитируемые в связи с его открытием, были сказаны им за несколько месяцев до смерти, 21 сентября 1908 года в докладе на 80-м съезде естествоиспытателей и врачей в Кёльне: «Отныне про-[с. 26:]странство и время, рассматриваемые отдельно и независимо, обращаются в тени и только их соединение сохраняет самостоятельность»**. Обращаю ваше внимание на слово «соединение». Оно многозначно в языке, и может иметь значение, не предполагавшееся автором, более того, оно могло никогда им не произноситься, попав в печатный текст по воле переводчика. Но слово, как известно, не воробей... И сегодня именно «химический» его аспект вызывает у меня некоторые ассоциации, о которых я сообщу ниже.

_________

* Эйнштейн Альберт, «К электродинамике движущихся тел», в кн.: Собрание научных трудов, т. 1, М., 1965, изд-во «Наука».

** Минковский Герман, «Пространство и время», Казань, 1911 г., издание Казанского Императорского Университета, стр. 1.

Как уже говорилось в предуведомлении, практически всякая научная теория аксиоматична. Что же является основной аксиомой в теории пространства-времени? Минковский формулирует её так (он подчёркивает – «основная аксиома», и переводчик выделяет её курсивом): «Существующая в какой-либо мировой точке субстанция может быть всегда рассматриваема, как покоющаяся при подходящем выборе пространства и времени»*. Мне представляется, что данная аксиома относится к тому же классу аксиом, что и аксиома о параллельных Евклида. То есть можно построить непротиворечивую теорию пространства-времени исходя как из неё, так и из ей противоположной. Но эту возможность рассмотрим позже.

_________

* ibid., стр. 7.

Классическая картинка, описывающая рассмотренное выше двумерное пространство-время Минковского, выглядит так, как изображено на рисунке 2. (Степень похожести рисунка на подлинный аппарат Минковского здесь несколько выше, чем в случае рисунка 1, хотя фактически такого рисунка сам Минковский и не делал).

По-прежнему на оси абсцисс отложена пространственная координата X, а на оси ординат – временнáя координата. Теперь она стала такой – сt (произведение скорости света на время). Несколько меняется по сравнению с рисунком 1 при такой замене физический смысл касательной к мировой линии. Теперь тангенс угла наклона равен не скорости тела V, а отношению скоростей тела и света (V/с). Но точка О – начало координат – как и на рисунке 1 выбирается произвольно и обычно соответствует положению наблюдателя. [с. 27:]



Рис. 2. Двумерное пространство-время Минковского.


На этот раз, в отличие от рисунка 1, здесь мы уже не можем умолчать о метрике изображённого пространства. Связь между координатами в пространстве-времени Минковского (метрика пространства) задаётся соотношениями, приведёнными, например, в (*) или (**), которые для данного «двумерного» случая (когда Наблюдатель находится в начале координат) выглядят так*:


S2 = c2•t2 – X2,

(1)


_________

* Это самая простая форма метрики пространства-времени Минковского. Она отражает его локальные свойства для одномерного пространства. Поэтому полученные на её основе результаты носят качественный характер.

где S – интервал между событиями, одно из которых происходит в начале координат, где в данном случае находится и Наблюдатель, а второе – в точке X, X – пространственная координата второго события, c – скорость света, а t – время второго события по часам, расположенным в месте нахождения Наблюдателя.

_________

* Минковский Герман, «Пространство и время», Казань, 1911 г., издание Казанского Императорского Университета, стр. 7.

** Эйнштейн Альберт, «Основные идеи и проблемы теории относительности» [1923], в кн.: Собрание научных трудов, т. 2, М., 1966, изд-во «Наука», стр. 125.

Введение понятия интервала в виде (1) и является той «склейкой» времени и пространства, которую осуществил Минковский. Плоскость рисунка 1 – это совокупность абсолютно [с. 28:] независимых точек, каждая координата которых задаётся произвольно, а расстояние между ними определяются по обычным правилам геометрии Евклида по теореме Пифагора. Плоскость же рисунка 2 – это связная система, причём «расстояния» между точками (интервалы), определяются соотношением (1), а не теоремой Пифагора. (В отличие от Пифагора, в формуле между членами не плюс, а минус!)

Важнейшим свойством введённого интервала является его инвариантность. В любой системе отсчёта, вне зависимости от того, где расположено начало координат по отношению к Наблюдателю, с какой скоростью и в каком направлении эта система, содержащая Наблюдателя, движется, измеренный по формуле (1) интервал будет неизменным (инвариантным). Это приводит к тому, что для любых двух событий их координаты и времена протекания в разных системах отсчёта могут быть различными (они относительны), но интервал (1) – абсолютен.

Кстати, сам Минковский весьма экспрессивно выражается о проницательности математического взгляда на природу вещей в связи с тем, что, по его мнению, понятие пространства-времени математики могли бы ввести и до Эйнштейновской СТО: «... но так как в данном случае математика оказалась крепкой задним умом, то ей осталось только гордиться тем, что она могла, благодаря своим успешным предварительным работам и утончённой остроте и дальнозоркости своих воззрений быстро охватить глубокие следствия такого преобразования нашего природопонимания»*.

_________

* Минковский Герман, «Пространство и время», Казань, 1911 г., издание Казанского Императорского Университета, стр. 5.

Вторым важнейшим нововведением в картину мира, сделанным Эйнштейном, является утверждение (по сути своей – постулат) о том, что «скорости, превышающие скорость света, существовать не могут»* [курсив Ю. Л.]. Посмотрим, как этот новый физический взгляд отразился на рассматриваемой картине. Очевидно, что на графике появились физически выделенные линии АГ и БВ, тангенс угла наклона которых соответствует движению со скоростью света. (На рисунке нет масшта-[с. 29:]бов на осях, так что поверим – с тангенсами всё в порядке. И ещё – уже в трёхмерном пространстве график «вылезает из плоскости» и выглядит так, что линии АГ и БВ становятся образующими конуса. Поэтому и образуемую ими плоскую на нашем рисунке фигуру из двух углов, называют световым конусом). Теперь вся плоскость риунка разбилась этими линиями на четыре весьма различные по физическому смыслу области**.

_________

* Эйнштейн Альберт, «К электродинамике движущихся тел» [1905], в кн.: Собрание научных трудов, т. 1, М., 1965, изд-во «Наука», стр. 34.

** Фейнман Р, Лейтон Р., Сэндс М., «Фейнмановские лекции по физике», вып. 2, М., 1967 г., изд-во «Мир», стр. 44–46.

Сразу бросается в глаза расширяющаяся от точки О область ВОГ. Это область Будущего. На все события в этой области можно оказать влияние из точки О. И чем дальше вверх по оси времени – тем область шире, тем больше в ней доступных для влияния из О точек, а, значит, и хаос может быть полнее. Так, почти интуитивно, мы ощущаем проявление энтропийной стрелы времени.

В области АОБ расположены все точки пространства-времени, которые соответствуют абсолютному прошлому области О. События в этой области могли быть причинами текущего состояния О.

Но почему это прошлое абсолютно? Что мешает спуститься по оси времени в область –сt? Ответ начала века, «переведённый» на современный язык – потому что работают историческая и термодинамическая стрелы времени. Убедительно конечно, но – непонятно…

Области АОВ и БОГ – это области, события в которых не могут быть причинно связанными с точкой О сейчас. (Но это вовсе не означает, что позже такая связь не установится. Так, например, сейчас мы абсолютно ничего не знаем о событиях на Солнце, но через 8 минут свет от него дойдёт до нас и мы сможем убедиться, что оно по-прежнему освещает и обогревает нас).

Область О, кстати, может быть как фиксированной на оси времени (например, осеннее равноденствие 1999 года), так и скользить снизу вверх вместе с наблюдателем, так что в каждую из четырёх рассмотренных областей в каждый момент «вплывает» новая совокупность точек пространства, переходя из Будущего в Прошлое.

Для того, чтобы, вопреки Циперовичу, всё-таки прибли-[с. 30:]зиться к Карузо, задержимся ещё немного у рассмотренной картинки. Дело в том, что мы не коснулись одного достаточно щепетильного вопроса. Оказывается, картинка, очень хорошо описывая события в макро и мегамирах, испытывает затруднения, когда приходится обращаться к «глубокому микромиру», к областям пространства-времени, сопоставимым по масштабам с начальной фазой развития Вселенной. Поэтому и говорилось об О как об области, а не как о точке.

Спустя короткое время после создания Эйнштейном и Минковским концепции пространства-времени, в 1929 году, сотрудник американской обсерватории Маунт-Вилсон Эдвин Хаббл, изучая скорости отдельных галактик по знаменитому теперь красному смещению их спектральных линий, «вонзил» в физику третью стрелу времени – космологическую, открыв экспериментально, что наша Вселенная расширяется.

17 января 1929 года в «Труды» американской академии наук поступила короткая статья Хаббла, обессмертившая его имя. Любопытно, что термин «закон Хаббла» был введён в публикации профессора Толмена 25 февраля 1929 года, тогда как оригинальная статья Хаббла* появилась в печати только 15 марта 1929 года**. Это ли не пример передачи информации из будущего в прошлое! (Но здесь любителей чудес ждёт разочарование – парадокс объясняется просто. Толмен рецензировал публично ещё не опубликованную рукопись Хаббла.) Кстати, именно в 1929 году получил своё имя и главный герой открытия Хаббла – фотон. Это название ввёл в литературу Г. Льюис***.

_________

* Hubble Edwin, «A relation between distance and radial velocity among extra-galactic nebulae», PNAS, v. 15, p. 168. (Цитируется по: Шаров А. С., Новиков И. Д., «Человек, открывший взрыв Вселенной», М., 1989, изд-во «Наука», стр. 78, 199).

** Шаров А. С., Новиков И. Д., «Человек, открывший взрыв Вселенной», М., 1989, изд-во «Наука», стр. 81.

*** Тигиров Э. А. «Фотон», ст. на стр. 354 в кн.: «Физическая энциклопедия», т. 5, М., 1998 г., изд-во «Большая Российская энциклопедия», стр. 354.

К тому времени у «классической физики» был уже сложившийся взгляд на масштабы Вселенной. По этому вопросу взгляды даже такого мощного учёного и философа как К. Э. Циолковский были скорее завершением классической физики, чем хоть какой-то попыткой предвосхитить будущее. В 1928 году, за [с. 31:] год до открытия Хаббла, Циолковский писал: «Дециллионы лет тому назад, дециллионы дециллионов лет, дециллионы в дециллионной степени – вот времена, вот состояние мира, послужившее причиною современных и будущих явлений»*. Через год «Вселенная сжалась» до нескольких миллиардов лет...

_________

* Циолковский К. Э., «Неизвестные разумные силы» [1928], М., 1991 г., изд-во «Московский Рабочий», стр. 24.

На рисунке 2 учёт этого открытия отразится следующим образом. Рисунок перестаёт быть фотографией модели пространства-времени, а становится кинокадром этой модели. Не изменяясь внешне, он включает в себя новое условие – на каждом новом кадре ось времени самопроизвольно удлиняется.

Но на этот раз физика была готова «принять удар». Уже была сформулирована общая теория относительности Эйнштейна и уже были получены профессором Петроградского университета Александром Фридманом глобальные решения уравнений этой теории, предсказавшие возможность нестационарности нашей Вселенной. В своей самой знаменитой работе «О кривизне пространства», в которой и была предсказана нестационарная Вселенная, Фридманом была дана и фантастически близкая к послехаббловским временам оценка возраста нашей Вселенной: «будем для периода мира иметь величину порядка 10 миллиардов лет»*.

_________

* Фридман А. А. «О кривизне пространства» [1922а], в кн.: «Избранные труды», М., 1966 г., изд-во «Наука», стр. 238.

Способствовало этому и то обстоятельство, что Эйнштейн — признанный лидер физики – признал, после колебаний и недоумений, и работу Фридмана, и интерпретацию открытия Хаббла. Вот что он писал в 30-е годы в Приложении IV к 14(!) изданию своей популярной книги, впервые опубликованной в 1917 году, «О специальной и общей теории относительности (общедоступное изложение)»: «Хэббл в специальных исследованиях внегалактических туманностей показал, что спектральные линии обнаруживают красное смещение, которое непрерывно возрастает с увеличением расстояния до туманностей. В соответствии с нашими современными знаниями это можно интерпретировать только в смысле принципа Доплера как всестороннее расширение системы звёзд, требуемое согласно Фридману уравнениями гравитационного поля. Поэтому открытие Хэббла можно рассматривать до некоторой степени как под-[с. 32:]тверждение теории»*. Последнее чуть скептическое предложение можно понять – у автора теории стационарной Вселенной всегда остаётся сомнение – «до некоторой степени» – относительно нестационарности.

_________

* Эйнштейн Альберт «О специальной и общей теории относительности (общедоступное изложение)» [1917], в кн.: Собрание научных трудов, т. 1, М., 1965, изд-во «Наука», стр. 600.

Очень, кстати, интересный с точки зрения психологии факт. Видимо понимая, что сразу трудно отказаться от понятия бесконечной Вселенной, Фридман строит «мостик» от старого понимания пространства к новому. «В самом деле, мы называем пространство конечным, если расстояние между двумя произвольными несовпадающими точками не превышает некоторого положительного постоянного числа… Следовательно, прежде чем рассматривать проблему конечности пространства, мы должны ещё условиться, какие точки этого пространства следует считать разными. Например, если мы будем рассматривать шар как поверхность трёхмерного евклидова пространства, то точки, лежащие на одной параллели с разностью долгот в 360º, мы сочтём совпадающими; напротив, если бы мы рассматривали эти точки как различные, то получили бы многолистную сферическую поверхность в евклидовом пространстве»*.

_________

* Фридман А. А., «О возможности мира с постоянной отрицательной кривизной пространства» [1924], в кн.: «Избранные труды», М., 1966 г., изд-во «Наука», стр. 243.

Таким образом, при рассмотрении некоторых основных положений СТО мы увидели, что концепция пространства-времени, возникшая в работах Эйнштейна и Минковского, содержит в явном и неявном виде все стрелы времени. Знаем мы и об обстоятельствах, при которых эти стрелы попали в физику.

Теперь рассмотрим более внимательно дальнейшую судьбу «торчащих» из тела науки стрел времени. Начнём с открытия Хаббла и космологической стрелы, поскольку, как кажется, возникнув последней, она может стать первой по значению.



[с. 33:]

«Большой взрыв» и космологическая стрела времени



Итак, сегодня Вселенная расширяется. Очевидно, что вчера она была меньше. А позавчера? А «очень давно»? Расчёты показывают, что 13–15 миллиардов лет назад Вселенная была «стянута» в точку, которую принято называть космологической сингулярностью *. Теперь стало ясно, что «этот момент можно принять за начало отсчёта времени». Цитата взята из последнего (1998 г.) издания Большого энциклопедического словаря** и свидетельствует о том, что гипотеза «Большого взрыва» стала общепризнанной. (А симметричный процесс «Большого коллапса» возможен? Об этом говорится в Приложении 1 «Симметрия и время»).

_________

* В настоящее время возраст Вселенной от момента Большого Взрыва определён гораздо точнее – 13,798 ± 0,037 миллиарда лет (https://ru.wikipedia.org/wiki/Возраст_Вселенной).

** БЭС, Большой энциклопедический словарь, изд. 2, перер. и доп., 1998 г., М., «Большая Российская энциклопедия», С.-Пб., изд-во «Норинт», стр. 143.

Итак, Большой взрыв в Большой пустоте… Что взорвалось, если была только пустота?

То, что с пустотой не всё так просто, было понятно давно. Так, ещё Бенедикт Спиноза в 1663 г. доказал теорему, согласно которой «Пустота сама по себе противоречивое понятие» [курсив Б. С.]*. Разумеется, доказал способом, который можно принимать или нет – в соответствии с определением доказательства, приведённым ранее в гл. «Необходимое предуведомление»**. Вот это доказательство: «Под пустотой разумеют протяжение без телесной субстанции, т. е. тело без тела, что нелепо»***. Я это доказательство принимаю.

_________

* Спиноза Бенедикт, «Основы философии Декарта, доказанные геометрическим способом», в кн.: «Избранные произведения», т. 1, Гос. изд-во политической литературы, М., 1957 г., стр. 227.

** Успенский В. А., «Теорема Гёделя о неполноте», М., 1982, «Наука», стр. 9.

*** Спиноза Бенедикт, «Основы философии Декарта, доказанные геометрическим способом», в кн.: «Избранные произведения», т. 1, Гос. изд-во политической литературы, М., 1957 г., стр. 227.

[с. 34:] А взорвалась особая точка – космологическая сингулярность. Само понятие Большого взрыва относится обычно к первой сотне секунд существования Вселенной. Уж очень быстро менялись условия и состав расширяющейся Вселенной. Температура и плотность стремительно падали, а состав элементарных частиц, присутствующих во Вселенной, столь же стремительно менялся от экзотической смеси X и Y бозонов до «нормальной» водородной плазмы, пронизанной потоками фотонов, гравитонов и нейтрино*.

_________

* Новиков И. Д., «Как взорвалась Вселенная», М., «Наука», 1988 г., стр. 80; Вайнберг Стивен, «Первые три минуты» М., 1981 г., «Энергоиздат», стр. 112.

Очень важно понять, что «исходная» космологическая сингулярность – это особое состояние нашей Вселенной, для описания которого не применимы понятия пространства и времени.

Не применимы они и к той пустоте, где «находилась» особая точка, и о которой современные физики рассуждают как об особой пустоте – физическом вакууме.

Поскольку, как было сказано, «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог»*, о физическом вакууме в современном его понимании первым высказался один из богов современной физики Поль Адриен Морис Дирак в своей нобелевской лекции. Он сказал так: «... теория предсказывает нечто, по-видимому не соответствующее чему-нибудь известному из эксперимента, но что мы, однако, не можем отбросить просто путём нового предположения»**. Конечно, физически ясной такую формулировку не назовёшь, но ведь и говорено это было не для ясности, а торжества ради, да и объект высказывания даже сегодня, хотя и стал гораздо более экспериментальным, но более ясным и понятным – вряд ли.

_________

* Библия. Издательство «Библейские общества», М., 1993 г., стр. 1127.

** Дирак П. А. М., «Теория электронов и позитронов», Нобелевская лекция, в сб. «Современная квантовая механика. Три нобелевских доклада», Л.–М., 1934, изд-во ГТТИ, стр. 71–72.

Гораздо позже, уже в начале восьмидесятых годов, появились работы школы акад. Я. Б. Зельдовича, в которых «...высказывается интригующая мысль, что классическое гравитационное поле... возникло в результате квантового перехода из некоторого “состояния”, описание которого должна дать полная квантовая теория гравитации и в котором обычные понятия [с. 35:] пространства и времени лишены смысла»*. Таким образом, теория физического вакуума вот уже почти двадцать лет «беременна» новым представлением о первоосновах физического бытия**.

_________

* Гальцов Д. В., «Предисловие редактора перевода», в кн.: Бёрке У., «Пространство-время, геометрия, космология», М., изд-во «Мир», 1985 г., стр. 10.

** Сейчас следует говорить уже не о «теории», а о «теориях», и не «физического вакуума», а «физических вакуумов». Помимо хорошо известного «электромагнитного вакуума» предметно обсуждаются свойства многих других, среди которых «гравитационный», «хиггсовский», «инфлантонный» вакуумы и даже 10500 «струнных вакуумов». При таком количестве «завязавшихся плодов» рождение новых представлений о первоосновах физического бытия представляется неизбежным.

Вернёмся к Большому взрыву. Теперь он интерпретируется как расширение сингулярности. Конечно, расширение – не очень удачный термин. Слишком много поверхностных ассоциаций он вызывает. (Например – куда расширяется сингулярность? Ассоциация с «воздушным шариком» только затрудняет понимание). Лучше бы как-нибудь нейтрально, чтобы поменьше отвлечения мысли. Ну, например, эксплозия. Но «расширение» – это термин. Будем его придерживаться.

Итак, пространство и время описывают явления в расширяющейся Вселенной, и вполне логично считать, что соответствующие им физические сущности «рождаются» в процессе расширения. Как и почему сингулярность перешла из состояния «покоя» к состоянию расширения – вопрос особый. Современная физика рассматривает его в рамках так называемой теории инфляционных процессов в физическом вакууме. Во всяком случае, предполагается, что «через 10–42 сек после рождения классического пространства-времени во Вселенной наступила инфляционная стадия»*.

_________

* Сажин М. В., «Космология двадцатого века», стр. 243–272 в кн.: «Астрономический календарь. Ежегодник, переменная часть 2000», М., 1999 г., изд-во «Космоинформ», стр. 252.

Одним из главных создателей этой теории является российский физик А. Линде*. И вот здесь с терминологией всё в порядке – никаких ассоциаций с обыденностью не возникает. Кстати, инфляционные процессы – только один из видов флуктуаций. Другие виды флуктуаций «обеспечивают» другие – не менее важные! – явления в окружающем нас мире. Более мелкие, частные (но и более частые!) флуктуации буквально кипят в нас самих и вокруг нас. Так, например, оказывается, что без флуктуаций вакуума трудно объяснить существование устойчивых атомов. «Классическая планетарная модель атома Резерфорда, как известно, неудовлетворительна, поскольку элек-[с. 36:]трон из-за испускания электромагнитного излучения должен упасть на ядро. Квантовая теория свободна от этого недостатка. Следствием её является наличие флуктуаций вакуума, природа которых неизвестна»**. Так что оставим пока в покое «инфляционные процессы» – это особая тема, но посмотрим на физический вакуум. Он, конечно же, не «простая пустота», а та, о которой сказал Поэт***:


Пустота. Но при мысли о ней

                видишь вдруг как бы свет ниоткуда.

_________

* Линде А. Д., «Физика элементарных частиц и инфляционная космология», М., 1990 г., изд-во «Наука», 275 стр.

** Белинский А. В., «Планетарная модель атома водорода на фоне флуктуаций вакуума: численный эксперимент», «Вестник Московского университета, серия 3. Физика. Астрономия», 1999, № 4, стр. 20.

*** Бродский И. А., «Избранные стихотворения», М., изд-во «Панорама», 1994 г., стр. 223.

Начальная диспозиция ясна – космологическая сингулярность в среде особого физического вакуума. Хотя и для этой ясной диспозиции существуют варианты. Так, есть мнение, что именно теперь «понятие сингулярности в неквантовой космологии, доставлявшее столько неприятностей (в том числе философских!), оказалось лишь приближённым; его сменило в квантовой космологии понятие спонтанной флуктуации вакуума»*. Иными словами, в изображённой диспозиции нет двух объектов: сингулярности и вакуума, а есть один – физический вакуум. Если это для кого-то проще, считайте диспозицию именно такой. Из диспозиции совершенно ясно, почему вопрос о том, что происходило «в мире» и где находилась Вселенная, скажем, 100 миллиардов лет назад, бессмыслен в той же степени, как бессмыслен вопрос о том, кто был чемпионом России по футболу во времена Ивана Грозного. Всё имеет своё начало, даже время и пространство.

_________

* Казютинский В. В. Интервью журналу «Земля и Вселенная», № 1, 2000 г., стр. 29.

Вернёмся к Большому взрыву. Парадоксальность ситуации заключается в том, что никакого взрыва на самом деле не было. Явление, столь образно названное взрывом, протекает по совершенно другому механизму. Дело в том, что взрыв – это очень быстрое расширение материи под действием перепада [с. 37:] давлений. Скажем, в атомной бомбе при протекании ядерных реакций деления «в течение очень короткого промежутка времени, исчисляемого миллионными долями секунды, выделяется колоссальное количество энергии. Оболочка заряда и другие детали боеприпаса испаряются, и образовавшиеся газы нагреваются до нескольких десятков миллионов градусов. Эти газы в момент взрыва занимают весьма незначительный объём, в результате возникает огромное давление (десятки миллиардов атмосфер)»*. В окружающей же среде давление атмосферное. Естественно, под действием этой разности давлений продукты ядерной реакции стремятся «разлететься» во все стороны, что и происходит время от времени, к сожалению, до сих пор, несмотря на подписанный в Москве договор о запрещении ядерных испытаний. При этом объём взрывающейся области растёт, давление и температура в нём падают. В любой момент взрыва, чем дальше от центра взрывающейся области, тем ниже давление. Перепад давлений в этом случае и является движущей силой процесса. Область растёт, перепад давления уменьшается, и за счёт этого уменьшается и интенсивность процесса в целом. Заметим, что весь процесс протекает в уже существующем окружающем пространстве.

_________

* Надиров Ю. С., Веленец И. С., Дружинин Л. М., Павлов Е. И., «Защита подразделений от оружия массового поражения», М., 1968, Воениздат, стр. 9.

Совсем другое дело Большой взрыв. Как мы уже говорили, исходная космологическая сингулярность существует в среде с совершенно особыми свойствами. Многие из них нам пока просто неизвестны, но мы уже точно знаем, чего в ней нет. «Вокруг» сингулярности нет ни ньютоновской пустоты, ни пространства-времени Минковского. Среда, в которой находится сингулярность, представляет собой одну из разновидностей физического вакуума. Свойства её весьма необычны, описывающие её состояние понятия тоже труднопредставимы и, к сожалению для носителей консервативного мышления, среди них нет ни понятий пространства, ни времени.

Впрочем, обнаружив, что у вас отсутствует ясность по поводу причин «взрыва» сингулярности и образования пространства и времени, не спешите входить в роль «носителя консервативного мышления». Даже такой «ас космологии», как Анд-[с. 38:]рей Линде, будучи ещё молодым человеком с великолепным физическим образованием, сокрушается по поводу проблемы сингулярности: «Физической интуиции трудно смириться с тем, что когда-то не было ни времени, ни пространства»*. Сам язык сопротивляется таким представлениям, поскольку слово «когда-то», употреблённое Линде, подразумевает отрезок времени, которого, согласно смыслу цитаты, не существовало…

_________

* Линде А. Д., «Самовосстанавливающаяся вселенная», М., 1987 г., стр. 4.

Приведённое изложение причин принципиальных различий взрыва и Большого взрыва основано на работе Я. Б. Зельдовича и И. Д. Новикова, которая является классической в современной космологии*. В изложении используются и материалы книги И. А. Климишина**. Принципиальным является тот факт, что, рассмотрев несовместимые различия явлений взрыва и расширения сингулярности, Зельдович и Новиков констатируют: «Сам факт расширения в существующей теории есть результат начального распределения скоростей. Причина этого начального распределения пока неизвестна»***. Это очень существенно – изначальное движение осталось необъяснённым.

_________

* Зельдович Я. Б., Новиков И. Д., «Строение и эволюция Вселенной», М., 1975 г., изд-во «Наука», 735 стр.

** Климишин И. А., «Релятивистская астрономия», М., 1983 г., изд-во «Наука», 207 стр.

*** Зельдович Я. Б., Новиков И. Д., «Строение и эволюция Вселенной», М., 1975 г., изд-во «Наука», стр. 38.

Любопытно, что о существовании физического вакуума известно далеко не только членам узкопрофессиональной физической корпорации. Вот представление о нём весьма уважаемого гуманитария – Льва Гумилёва: «…основа двуединого мира именно “пустота”, а вещество, поля излучения – только лёгкая рябь на её поверхности»*. Более того, Гумилёв чётко понимает диалектическое единство «сущей» Вселенной. И потому обращает внимание на важную роль вещества: «Но ведь без этой “ряби” вакуум не мог бы проявить себя, не мог бы получить те реальные частицы вещества и света, которые он превращает в виртуальные. Иными словами, он потерял бы даже [с. 39:] то существование, благодаря которому его можно обнаружить, а вещество и энергия утратили бы возможность движения»**. И подводит такой философский итог: «Значит, разделение субстанции и пустоты – конец мира, по крайней мере такого, в котором мы живём и который мы изучаем»***. Очень глубокая оговорка о том, что кроме мира, в котором мы живём, могут быть и иные физические миры.

_________

* Гумилёв Л. Н., «Этногенез и биосфера Земли», М., 1994, изд-во «ДИ-ДИК», стр. 548.

** ibid..

*** ibid..

Но ещё любопытнее то, что о физическом вакууме, его свойствах и пользе его изучения заговорили ещё до введения этого понятия в физику. Возможности получения энергии из особой субстанции «при определённом сочетании вещественной и пространственной среды, которую впоследствии в квантовой теории стали называть физическим вакуумом»* обсуждал ещё в 1924 году в книге «Диэлектрики и их техническое применение» отец Павел Флоренский.

_________

* Антипенко Л. Г., «О воображаемой вселенной Павла Флоренского», посл. к кн.: Флоренский Павел, «Мнимости в геометрии. Расширение области двухмерных образов геометрии. (Опыт нового истолкования мнимостей)», М., 1991 г., изд-во «Лазурь», стр. 5.

Однако вернёмся к физике процесса расширения сингулярности. Давление в сингулярности не просто большое – оно наибольшее из тех, которые может представить себе современная физика. Теперь общепринято*, что в самом начале процесса Большого взрыва плотность вещества достигала 1096 кг/м3.

_________

* Сажин М. В., «Космология двадцатого века», в кн.: «Астрономический календарь. Ежегодник, переменная часть 2000», М., 1999 г., изд-во «Космоинформ», стр. 252.

Но и плотность физического вакуума, «окружающего» сингулярность, точно такая же! Так что процесс её расширения протекает не за счёт разности давлений. И это приводит к тому, что расширение сингулярности, в отличие от взрыва, протекает равномерно во всех её точках.

Расширение происходит за счёт образования пространства и времени в каждой точке сингулярности.

Попробуем изобразить этот процесс графически. На рисунке 3 показаны последовательные фазы развития сингулярности S. [с. 40:]



Рис. 3. Фазы расширения сингулярности S.


Точка S на рисунке – начальное состояние сингулярности. Из рисунка видно, что в фазе S в сингулярности появились новые точки S, за счёт чего она увеличила свой объём. В фазе S к ним прибавились новые центры роста S, но при этом старые S продолжают расти. Таким образом, можно видеть, как рождается новое пространство*.

_________

* Более того! Если детализировать следствия из сделанного допущения о рождении квантов пространства, из рисунка можно видеть, что они «раздуваются» со скоростью, которая для каждой «внутренней точки» кванта пространства подчиняется закону Хаббла. И на «внешней поверхности» первого возникшего кванта пространства эта скорость достигает локальной скорости света! За время космологической эволюции (13,8 млрд. лет) этот первый возникший квант вырос до размеров «поверхности последнего рассеяния» с радиусом около 43 млрд св. лет. (Подробности см. в статье С. Попова «Сверхсветовое разбегание галактик и горизонты Вселенной: путаница в тонкостях» http://www.astronet.ru/db/msg/1194831). Возникшие позже кванты пространства находятся внутри него, и скорости их расширения соответственно меньше.

Наличие таких квантов различного «размера» может объяснить механизм нелокальности – квант ведёт себя как целое образование вне зависимости от его размеров в системе отсчёта внешнего наблюдателя.

Аналогично протекает и процесс рождения времени. Я специально не пытаюсь изобразить его графически, поскольку всякий рисунок вызывает ассоциации с пространством, а они при этом просто вредны. Но логическая аналогия здесь полная. Кванты времени, так же как и кванты пространства, рождаются в любой точке расширяющейся сингулярности. Разумеется, каждый из этих процессов (рождение квантов пространства и квантов времени) имеет свои особенности. В частности, по общепринятым представлениям пространство – трёхмерно, а время – одномерно. И это столь глубокое различие, что обсуждение его сейчас могло бы увести нас далеко от обсуждаемого предмета – стрел времени.

[с. 41:] Возвращаясь же к рассматриваемым процессам, вполне логично предположить, что в зависимости от конкретных условий распада вакуума, рождение квантов пространства и времени будет протекать с различной интенсивностью. А это, в свою очередь, определяет то, в какой из двух областей, или (XОГ или ГОt) на рисунке 2 мы живём.

В первом случае интенсивность «пространствообразования» выше, чем «времяобразования», и возможные скорости для физических тел лежат в интервале от 300000 км/сек до бесконечности. Во втором – соотношение скоростей обратное, и возможные скорости лежат в интервале от нуля до 300000 км/сек. Заметим, что в первом случае действует постулат о скорости, противоположный постулату Эйнштейна – движение физических тел и информации возможны только со скоростями, превышающими скорость света. Так какой же постулат соответствует нашей Вселенной? Правильный ответ нам известен из личного опыта, но возникает новый вопрос – почему мы попали именно в область ?

Для нетривиального ответа на этот вопрос нужно рассмотреть один из интереснейших, на мой взгляд, современных философских принципов, что и делается в Приложении 9 «Антропный принцип».


Сингулярность – взгляд изнутри

Пожалуй, самым удивительным является то, что изображённый на рисунке 3 процесс, начавшийся 13–15 миллиардов лет тому назад, вовсе не окончился через несколько сот секунд, а продолжается до сих пор.

С этой точки зрения мы находимся внутри теперь уже огромной космологической сингулярности, которая начала свою жизнь 13–15 миллиардов лет назад. Само по себе сочетание слов «огромная сингулярность» является оксюмороном. Логико-математические особенности этого сочетания обсуждаются в Приложении 2 «Сингулярности и k-числа». Конечно же, это образование с чисто физической точки зрения уже перестало быть сингулярностью в тот «момент», когда появился первый квант времени. Сингулярность превратилось в «нашу Вселенную». Но порождённый ею процесс продолжается. И, в соот-[с. 42:]ветствии со схемой рисунка 3, внутри каждого из нас, буквально в каждой точке, непрерывно рождаются новые кванты пространства и времени*.

_________

* Такая трактовка механизма космологического расширения вызывает возражения у специалистов-астрономов. Суть этих возражений сводится к тому, что гравитационно-связанные объекты (в первую очередь имеют в виду галактики) такому (оно называется «хаббловским») расширению не подвержены. Но предлагаемый механизм работает на пространственно-временных масштабах не только не космологических, но даже не внутриядерных. Размер протона ~ 10-15 м, а планковская длина ~ 10-35 м. Планковские масштабы на 20 (!) порядков меньше ядерных! Ни о какой «гравитационной связанности» на этих масштабах говорить нельзя. Вопрос же о том, почему галактики не расширяются с хаббловским темпом и как рождающееся пространство связано с гравитацией – это вопрос о природе самой гравитации, и ясности с ним пока нет. Рискну предположить, что в гравитационно-связанных объектах рождающееся пространство каким-то образом трансформируется гравитацией с порождением феномена «тёмной материи».

Какие же физические процессы ответственны за рождение квантов пространства и времени? Как образовавшиеся кванты взаимодействуют между собой, образуя в свою очередь пространство-время Минковского?

Правильного (вернее, общепризнанного) ответа на эти вопросы пока нет.

Можно высказать мнение, что это связано с распадом того самого физического вакуума, который является средой существования сингулярности. Расчёты показывают, что кванты пространства должны соответствовать так называемой планковской длине, которая в общеизвестной системе СИ составляет 1,61605(10)•10–35 метра, а кванты времени – планковскому времени 5,39056(34)•10–44 секунды*.

_________

* Григорьев И. С., Мейлихова Е. З. (редакторы), «Физические величины. Справочник», М., 1991 г., «Энергоиздат», стр. 1234.

Оставляя попытки образного комментария к приведённым цифрам, полагаюсь на мощь интеллекта читателя. Но Поэт, разумеется, имеет своё мнение – вот его комментарий к величине планковского времени*:


«Вторая половина февраля.

Смотри-ка, что показывают стрелки».

«Я думаю, лишь радиус нуля».

«А цифры?» «Как бордюрчик на тарелке…

_________

* Бродский И. А., «Избранные стихотворения», М., изд-во «Панорама», 1994 г., стр. 138.

Полезно, вероятно, добавить нечто и к комментарию Поэта. Цифры, приведённые выше, были получены ещё в 1899 году самим Максом Эрнстом Людвигом Планком – немецким физиком-теоретиком, основоположником квантовой теории. И были им оглашены одновременно с гипотезой о существовании элементарного кванта действия – знаменитой постоянной Планка h. Некоторая парадоксальность сказанного заключается в том, что постоянная Планка сегодня – абсолютная прима (пожалуй, только скорость света с может соперничать с ней в популярнос-[с. 43:]ти в физических кругах) среди мировых констант, тогда как кванты времени и пространства – всё ещё некая «экзотика», приманка для неофитов и «диссидентствующих» мэтров.

Хотя к последней категории В. Л. Гинзбурга можно отнести только с некоторой натяжкой (узка ему любая категория, ибо личность, подобная Гинзбургу, не входит в группу, а образует собственную – но об этом мы ещё будем говорить), его высказывание о планковской длине чрезвычайно примечательно. Рассматривая проблему применимости понятия длины в микромире, в итогово-программной статье, посвящённой анализу состояния физики на пороге XXI века, он пишет о планковской длине так: «Её физический смысл заключается в том, что при меньших масштабах уже нельзя пользоваться, в частности, общей теорией относительности (ОТО). Здесь нужно использовать квантовую теорию гравитации, ещё не созданную в сколько-нибудь законченной форме. Итак, lg [такое обозначение принято В. Гинзбургом – Ю. Л.] – явно некоторая фундаментальная длина, ограничивающая классические представления о пространстве-времени»*. Если подойти к этому высказыванию одного из ведущих отечественных физиков беспристрастно, то видно, как осторожничает Виталий Лазаревич. С одной стороны, говорит он, планковская длина – явно «некоторая фундаментальная», она «ограничивает классические представления о пространстве-времени», и даже «при меньших масштабах уже нельзя пользоваться… общей теорией относительности». Однако, с другой стороны, выражается надежда, что, когда будет создана «в сколько-нибудь законченной форме» квантовая теория гравитации – станет ясно, как описывать пространство в меньших, чем планковская длина, масштабах. Что понимается здесь под «классическими представлениями» и каков будет характер описания (пусть даже и в незаконченной форме) пространства-времени, из текста неясно.

_________

* Гинзбург В. Л., «Какие проблемы физики и астрофизики представляются сейчас, на пороге XXI века, особенно важными и интересными?», Наука и жизнь, № 11, 1999 г., стр. 20.

После всего сказанного о Большом взрыве становится более ясным ответ на вопрос о природе космологической стрелы времени — космологическая стрела времени есть следствие протекающих в космологической сингулярности процессов, а именно: [с. 44:] количество физического времени, как одного из видов материи, постоянно возрастает в результате протекающего в космологической сингулярности распада физического вакуума*. Поэтому, как уже было замечено при рассмотрении связи СТО со стрелами времени, ось космологического времени просто фиксирует экспериментальный факт – «растёт» за счёт этого процесса.

_________

* Весьма плодотворной оказывается и «симметричная трактовка» этого процесса – не рождение времени порождает расширение, а само космологическое расширение и ощущается нами как время! В самом общем виде суть этой трактовки может быть выражена так: «"А не существует ли во Вселенной процесса, имеющего исключительно общий хaрaктер, который мог бы породить физическое время?" Тaкой фундaментaльный космологический пpоцесс действительно существует и хорошо известен нaуке. Это — paсшиpение Вселенной…» (http://temporology.bio.msu.ru/RREPORTS/shulman_vremya/shulman_vremya.htm). Трактовка содержит «двойную инверсию» – причинно-следственную («что первично») и онтологическую (время не субстанционально, а реляционно). Такую теорию шаровой расширяющейся Вселенной (ТШРВ) развивает М. Х. Шульман (сайт http://www.timeorigin21.narod.ru/).


Физическое время

После того как мы в общих чертах познакомились с процессами, протекающими в Большом взрыве, достаточно очевидно, что именно в представлении о космологическом времени следует искать ответы на вопросы о сущности самого феномена времени. Во всяком случае, о той его части, которая традиционно относится к чистой физике.

Впрочем, существует и весьма авторитетное мнение, что классическая физика вообще стремилась избавить науку от понятия времени как физически значимого признака реальности. «Лейбницевские представления об универсуме одержали победу над ньютонианскими. Лейбниц апеллировал к всеведению вездесущего Бога, которому вовсе нет никакой нужды специально обращать свое внимание на Землю. И он верил при этом, что наука когда-нибудь достигнет такого же всеведения – учёный приблизится к знанию, равному божественному. Для божественного же знания нет различия между прошлым и будущим, ибо все присутствует во всеведущем разуме. Время, с этой точки зрения, элиминируется неизбежно, и сам факт его исключения становится свидетельством того, что человек приблизился к квазибожественному знанию»*. Но это, всё-таки, философский эпатаж – физики всегда стремились не исключить, а познать смысл времени.

_________

* Пригожин И., «Философия нестабильности», http://www.accessnet.ru/vivovoco/VV/PAPERS/NATURE/NONSTAB.HTM, опубл. в: «Вопросы философии», 1991 г., № 6, стр. 46–57.

Пожалуй, главной загадкой физического времени после проведённого анализа так и остался тот факт, что время всё-таки подчиняется «правилу стрелы», т. е. обязательно течёт из Прошлого в Будущее, тогда как его «генетический близнец» – пространство – не выказывает (по крайней мере явно) желания следовать аналогичному обязательству.

[с. 45:] Это тем более странно, что основополагающая причина рождения обоих видов материи – и пространства и времени – одна и та же: Большой взрыв.

Ещё более усиливает недоумение то, что рассматриваемая картина мира явно асимметрична, а важность именно симметрии в «правильной» теории стала абсолютно очевидна в ходе развития науки в ХХ веке.

Кстати, здесь стоит задержаться и ещё раз рассмотреть соображения о материальности пространства и времени. Несколько упрощая, можно отметить, что в течение тысячелетий «материальное» противопоставлялось «идеальному» в рамках такой альтернативы – существует без связи с сознанием или нет? Мы ещё вернёмся к рассмотрению этой альтернативы при рассмотрении исторической стрелы времени, однако здесь, в духе физического мышления ХХ века, в качестве рабочей гипотезы можно высказать предположение о том, что фактически к материи современная физика относит множества идентичных объектов (квантованные множества) и продукты их взаимодействия. Какими другими качествами, кроме квантованности, должны обладать материальные объекты, вопрос особый. Но дискретность – необходимое условие.

Это необходимое условие достаточно широко и включает ряд очевидно нематериальных объектов – идеи конкретных чисел, цифры, буквы, слова – тоже дискретны. И, если уж проводить какие-то аналогии, пытаясь получить работающую дефиницию, то следует принять, что материальные объекты относятся к метафизическому классу дискретных фермионов. Т. е. при помещении, скажем, 10 электронов или даже атомов гелия в какую-нибудь «гравитационную ловушку», они могут быть сосчитаны и реально существуют в виде 10 сущностей. В то время как после выборки из текста 10 букв «а» все они метафизически сконденсируются и мы будем иметь единственный объект – первую букву алфавита. Это метафизический класс дискретных бозонов.

Итак, среди метафизических дискретных фермионов и пространство и время могут рассматриваться как виды материи (если принять всё то, что сказано об их квантовании). «Истинно элементарные» частицы – кварки, лептоны, а также пост-[с. 46:]роенные на их основе адроны, атомы, молекулы, макротела – тоже материя. А, скажем, масса или энергия – нет. Это, скорее, характеристические параметры. Можно привести примеры явных сущностей, не обладающих этими параметрами. Материальны ли они? Это, повторяю, отдельный вопрос. Но вот пример, сконструированный Л. Гумилёвым.

«Общеизвестный пример социальной системы – это семья, живущая в одном доме. Элементы системы: члены семьи и предметы их обихода, в том числе муж, жена, тёща, сын, дочь, дом, колодец, кошка. Они составляют семью до тех пор, пока супруги не разведутся, дети не отколются, начав зарабатывать сами, тёща не разругается с зятем, колодец не зацветёт и кошка не заведёт котят на чердаке. Если после этого они останутся в доме, хотя бы туда даже провели водопровод, это будет не семья, а заселённый участок, т. е. все элементы живой и косной природы останутся на месте, но система семьи исчезнет. И наоборот, если умрёт тёща, будет перестроен дом, сбежит кошка, уедет любящий сын, семья сохранится, несмотря на перемены в числе элементов. Это значит, что реально существующим и действующим фактором системы являются не предметы, а связи, хотя они не имеют ни массы, ни заряда, ни температуры»*.

_________

* Гумилёв Л. Н., «Этногенез и биосфера Земли», М., 1994, изд-во «ДИ-ДИК», стр. 128.

И ещё один пример «связи-свойства», отвечающий описанию Гумилёва. В одной из московских клиник группой энтузиастов проводился эксперимент по использованию куклотерапии. «В ходе работы нами обнаружено некоторое новое, не описанное нигде ранее, свойство применяемого нами инструмента – большой открыто управляемой мимирующей куклы – её способность стать объектом устойчивой привязанности ребёнка, объектом внимания и заботы»*. Авторы открыли новую связь куклы и ребёнка. Любопытность ситуации с точки зрения обсуждаемого предмета состоит в следующем: ребёнок и кукла – материальны, связь между ними – идеальна. А весь «комплекс» как элемент действительности?

_________

* Греф Александр, Соколова Лариса, «Доктор-кукла», М., 1999 г., стр. 6.

Строгое и подробное разделение физических сущностей на материальные и идеальные – предмет особого рассмотрения. Впро-[с. 47:]чем, как мне кажется, здесь ещё много неясного, но вопрос о материальности той или иной сущности во многом аксиоматичен и, в любом случае, имеет гораздо меньший интерес, чем вопрос о закономерностях взаимодействия этой сущности с другими.

Что касается математического пространства-времени Минковского, то одной из первых серьёзных попыток восстановить симметрию в свойствах пространства и времени и, «одновременно», рассмотреть в связи с этим физические свойства времени, была гипотеза Н. А. Козырева. Вот что он писал в своей статье, изданной в своё время весьма скромным тиражом 500 экземпляров: «Если время дополняет трёхмерное пространство до четырёхмерного многообразия, то течение времени настоящим моментом лишь обнаруживает события уже существующие в будущем, при сохранении всего, что отодвигается в прошлое. В таком четырёхмерном мире все, что должно быть в соответствии с законами Природы, уже существует реально, подобно тому, как в трёхмерном пространстве вывод о том, что нечто должно быть в заданном месте, означает, что оно есть там на самом деле. Поэтому все события в четырёхмерном мире должны уже существовать в соответствии со вторым началом термодинамики и выглядеть веером, расходящимся в сторону будущего, то есть положительного направления времени. Однако такая картина фатального детерминизма противоречит свободе выбора и всему опыту нашей жизни. Скорее всего, это означает, что чисто геометрическое представление о времени является недопустимо упрощенным. Действительно, для выводов специальной теории относительности необходимо считать, что ось времени iCt Мира Минковского равноценна трём пространственным координатным осям. Пространство же может обладать не только геометрическими свойствами, то есть быть пустым, но у него могут быть и физические свойства, которые мы называем силовыми полями. Поэтому совершенно естественно полагать, что и ось собственного времени iCt не всегда является пустой и что у времени могут быть и физические свойства. Благодаря этим свойствам время может воздействовать на физические системы, на вещество и становиться активным участником Мироздания. Это представление о времени, как о явлении Природы, соответствует нашему интуитивному восприя-[с. 48:]тию Мира. Активный контакт времени со всем, что происходит в Мире, должен приводить к взаимодействию, к возможности воздействий на свойства времени со стороны происходящих процессов. Но тогда для определения будущего необходима фактическая реализация всех предшествующих моментов. Без этого будет существовать неопределенность будущего, в отличие от Мира с пустым, не взаимодействующим временем, который можно заранее построить. Поэтому активные свойства времени могут освобождать Мир от жёсткого детерминизма Лапласа»*. Оставляя в стороне пока вопрос о связи прошлого и будущего (это будет особым предметом рассмотрения при обсуждении исторической стрелы времени), отметим, что самые общие соображения симметрии требуют физичности времени в случае, если мы признаём физичность пространства.

_________

* Козырев Н. А., «Время как физическое явление», http://www.univer.omsk.su/omsk/Sci/Kozyrev/kozyrev.win.htm (данная статья опубликована в сборнике «Моделирование и прогнозирование в биоэкологии» Латвийского университета им. П. Стучки, Рига, 1982 г.).

И требуют уже давно. Вспомним хотя бы уже цитированного Николая Александровича Козырева, который ещё в 50-е годы в ленинградской Пулковской обсерватории проводил эксперименты по изучению взаимодействия времени (а он рассматривал его именно как вид материи) и энергии. Но ни должной оценки (я не говорю о поддержке!), ни даже серьёзной научной критики, основанной на беспристрастном анализе результатов своих экспериментов, своевременно он не удостоился. Начавшееся сегодня возрождение интереса к работам Козырева только подчёркивает степень его оторванности от научной парадигмы середины XX века*. И полученная Козыревым в 1970 году золотая медаль Международной академии астронавтики со всей определённостью позволяет мне отнести Николая Александровича к классу диссидентствующих мэтров. (При этом я не предъявляю никому претензий – в научном творчестве, как и за столом, «кто любит арбуз, кто — свиной хрящик…». Я просто констатирую наличие на физическом пиру и любителей, желающих лакомиться очень мелкими, но, по их мнению, не менее от этого реальными, квантами времени).

_________

* Жвирблис Вячеслав, «Революция в физике продолжается?», «Литературная газета», № 43 (5763), 1999 г., 27 октября – 2 ноября, стр. 8.


[с. 49:]

«Путь далёк у нас с тобою»...

Переведём, однако, дух и послушаем Учителя*:

«Жань Цю сказал:

— Не то чтоб мне не нравился ваш путь, но сил моих недостаёт.

Учитель ответил:

— В ком сил недостаёт, на полпути бросают. А ты ещё не начинал идти!».

_________

* Конфуций, «Я верю в древность», М., изд-во «Республика», 1995 г., стр. 81.

Для тех, кто сил имеет больше, чем Жань Цю, продолжим.

Итак, перед нами снова конструкция пространства-времени Минковского. Пора присмотреться к ней повнимательнее, ибо именно здесь, среди этих точек и прямых и прячется искомый вид связи пространства и времени, тот вид, который удовлетворяет и физической целесообразности, и эстетическим критериям симметрии. При внимательном рассмотрении конструкции Минковского видно, что она не учитывает уже известное нам квантование пространства. (Между точками на осях нет разрывов). К тому же, специфическая несимметричность свойств пространственных и временнóй компонент у Минковского приводит к странному «недемократизму»: по его объёму можно свободно перемещаться в любом направлении, но строго запрещено делать это же во времени.

Очевидно, что одно и то же физическое понятие может раскрываться с помощью разных инструментов. Попробуем посмотреть на пространство-время, несколько изменив аппарат Минковского. Будем считать, что на координатных осях отложены (да простится невольная тавтология!) не декартовы координаты точек, а пути, пройденные этими точками с момента их появления в пространстве-времени. По оси абсцисс — пространственный путь, а по оси ординат новая фундаментальная величина – космологический путь. Космологическим путём будем называть произведение времени с момента первого события во Вселенной (космологического времени) на скорость света. Размерности на осях остаются прежние, а вот смысл [с. 50:] диаграмм меняется кардинально. Теперь уже ни по времени, ни по пространству «гулять, как хочется» нельзя. Время (а вместе с ним и космологический путь), как и у Минковского, может только возрастать, а пространственный путь, если исходить из признания экспериментального факта расширения Вселенной — тоже.

Знание о связи расширения пространства с течением времени Поэт усматривает уже у древних греков. Одиссей – к Телемаку:


И всё-таки ведущая домой

Дорога оказалась слишком длинной,

Как будто Посейдон, пока мы там

Теряли время, растянул пространство.*

_________

* Бродский И. А., «Избранные стихотворения», М., изд-во «Панорама», 1994 г., стр. 232.

Кстати, греки-то ведь тоже не знали координат. Они ощущали пространство непосредственно, описывая перемещения в пространстве с помощью понятий затраченного времени (с учётом скорости – пешеход, конный, корабль при попутном ветре и т. п.) и примет места. И наш подход – как бы «возвращение к истокам». Мы «забыли» о координатах, т. е. не связываем каждую точку пространства с тремя числами, определяющими положение этой точки по отношению к началу отсчёта, а обращаем внимание прежде всего на время, требующееся для достижения данной точки пространства при движении от начала отсчёта с определённой скоростью, т. е. описываем движение двумя параметрами. При таком подходе мы теряем информацию о направлении и вместо классической конечной точки пути в декартовых координатах получаем сферу, содержащую все достижимые при заданной начальной скорости точки. Это, конечно, досадно. Но классический координатный подход в определённом смысле ещё хуже! Ведь указав координаты конечной точки на плоскости (тоже два параметра), мы получаем неопределённость о путях достижения этой точки гораздо большую, чем неопределённость в принятом нами методе – возможные пути покрывают всю плоскость, тогда как в нашем случае неопреде-[с. 51:]лённость ограничивается только точками сферы. При этом для трёхмерного пространства координатный метод требует уже по меньшей мере трёх параметров, абсолютно ничего не прибавляя в определённости описания движения.

Но неужели таким простым путём (и вновь прошу прощения за тавтологию!) нам удалось уйти от сложностей трёхмерности пространства? «А кстати, в чём эти сложности?» – слышу я вопрос читателя. Ведь на «бытовом» уровне с трёхмерностью нет никаких проблем. Нам абсолютно ясно, что всегда есть возможность пойти прямо, или вправо, или полезть вверх. Направления вполне равноправны, и по каждому из них мы вправе двигаться свободно.

Однако гораздо труднее объяснить, почему наше пространство именно трёхмерно, не более, но и не менее. Эту задачу физики и математики серьёзно обсуждают с начала ХХ века после знаменитой статьи Пауля Эренфеста.

Эренфест поставил задачу поверять формальную математику экспериментальной физикой. «Смысл работы Эренфеста состоит в указании на необходимость перепроверять факт трёхмерности пространства при расширении области исследуемых явлений на “нечеловеческие” масштабы»*. Для любителей первооснов сошлюсь на недоступную мне работу классика – Эренфеста**.

_________

* Горелик Г. Е., «Почему пространство трёхмерно?», М., 1982 г., изд-во «Наука», стр. 93.

** Ehrenfest P, «In What Way Does It Become Manifest In the Fundamental Laws of Physics That Space Has Three Dimensions?», Proc. Amsterdam Acad., 1917, vol. 20, p. 200.

Эренфест показал, что иная размерность пространства ведёт к иной физике. Так что с трёхмерностью нужно смириться как с фактом, определённым начальными условиями возникновения нашей Вселенной*. Это, кстати, является одним из проявлений действия рассмотренного нами в Приложении 9 антропного принципа.

_________

* Или не смиряться! Что из этого может получиться, весьма обстоятельно рассматривает Д. Гуревич в своей монографии «Догма трёхмерности» http://www.twirpx.com/file/1504311/.

Правда, всё сказанное о трёхмерности вполне справедливо только для «малых пространств» и при не очень сильной гравитации (идеально – при полном её отсутствии), то есть в условиях специальной теории относительности (СТО). Когда речь заходит о проявлениях пространства-времени в реальных [с. 52:] системах космических масштабов, особенно в сильных гравитационных полях, начинает работать общая теория относительности (ОТО). Она, собственно, и появилась как обобщение СТО на случай заметной гравитации. Сам Эйнштейн сформулировал связь СТО и ОТО так: «В основе изложенной теории [ОТО – Ю. Л.] лежит то обстоятельство, что в бесконечно малом всюду справедлива специальная теория относительности»*. Иными словами, чем сильнее гравитация, тем меньше объём пространства, описываемый СТО, но, по Эйнштейну, он никогда не равняется нулю. За пределами этого объёма с размерностью становится сложнее – начинает проявляться тонкая структура пространства и нужно переходить к римановой геометрии. Да и время, по крайней мере с точки зрения И. Пригожина, ведёт себя «аналогично». Вот его мнение: «Позвольте мне сравнить возникающую в этой связи ситуацию с той, которую мы наблюдаем при изучении гравитации. Чтобы адекватно описать гравитацию в теории относительности Эйнштейна, необходимо было покинуть евклидово пространство и выйти в риманово. В нашем случае, чтобы ввести различие между прошлым и будущим, необходимо выйти за пределы гильбертова пространства». Для не слишком больших специалистов Пригожин поясняет: «Гильбертово пространство – это обычное евклидово пространство, описываемое в курсах элементарной геометрии, но с бесконечным числом измерений»**. Так что вопрос о размерности пространства и времени сильно зависит от того, в каких масштабах мы рассматриваем их проявления. Но вернёмся к «нормальной» точке зрения.

_________

* Эйнштейн Альберт, «Формирование основы общей теории относительности» [1914], в кн.: Собрание научных трудов, т. 1, М., 1965, изд-во «Наука», стр. 377.

** Пригожин И. Р., «Постижение реальности», http://www/accessnet.ru/vivovoco/VV/PAPERS/NATURE/PRIG.HTM, опубл. в: «Природа», 1998 г., № 6.

Так в чём же состоят сложности, приносимые нам трёхмерностью? Дело в том, что традиционно рассмотрение времени проводится исходя из его одномерности. Впрочем, можно показать, что ничего принципиально не изменится, если приписать времени иную размерность, скажем, три. То есть считать, что каждому направлению в пространстве соответствует «своё» вре-[с. 53:]мя. Но для того, чтобы нововведение не противоречило опыту, придётся принять, что эти три компоненты времени не являются независимыми, что каждая из них жёстко связана с остальными. Чисто математически это приведёт к тому, что во всех формулах вместо времени нужно будет подставить его «обычную» величину, умноженную на (в случае принятия «трёхмерности» времени). При этом ничего кардинально нового, по крайней мере с первого взгляда, такое нововведение не даёт. Поэтому с практической точки зрения вполне оправдано традиционное рассмотрение размерности времени. Но именно это и ведёт к трудностям — «разноразмерности» осей при построении диаграмм Минковского. (Хотя, как показывает более внимательный анализ, здесь есть над чем подумать. Проблема трёхмерного времени обсуждается в Приложении 3 «Тотальный и поэтому уникальный экземпляр А»).

Предложенная же нами замена пространственных координат на пространственный путь позволяет избавиться от проблемы «разноразмерности» осей – и пространственная и временнáя становятся одномерными и совершенно равноправными. Кстати, интуитивным приверженцем «путевой» интерпретации пространства я считаю и А. Эйнштейна, который пространственный интервал dS мыслил как отрезок стержня: «величина dS, полученная измерением с помощью твёрдых измерительных стержней»*. Таким образом, мы, как мне кажется, сделали очень маленький, но всё же шаг в направлении понимания единства Мира. Но этот шаг – удаление от обыденности. А к ней нужно вернуться.

_________

* Эйнштейн Альберт, «Пространство-время» [1929], в кн.: Собрание научных трудов, т. 2, М., 1966, изд-во «Наука», стр. 241.

Поэтому займёмся построением графической диаграммы пространства-времени Минковского. Теперь нам не нужно искусственно ограничивать себя случаем одномерности пространства. Понятие пространственного пути позволяет с помощью одного пространственного измерения охарактеризовать движение в реальном трёхмерном пространстве. На рисунке 4 изображено движение тела от точки А до точки Б. Заметим, что рассматриваемое тело «родилось» в этом пространстве в точке А, но его космоло-[с. 54:]гический путь начался в точке О. Вместе с ним появился и «ненаблюдаемый участок» пространственного пути – отрезок ОА. Он отражает ту часть истории тела, когда оно не существовало физически, но Вселенная, способная его породить, расширялась со скоростью света из космологической сингулярности.



Рис. 4. Движение тела в пространстве-времени в координатах «Пространственный путь – Космологический путь».


Обратим внимание на один важный не только в данном случае методологический момент. На рисунке отсутствуют «отрицательные» полуоси. Очевидно, что бессмысленно говорить о событиях, произошедших до начала Мира. Столь же бессмысленно в нашей Вселенной говорить и о движении, в результате которого пройденный путь стал бы отрицательным. Вообще для введения отрицательного значения физической величины должны быть веские основания. Поэтому далеко не всегда появление отрицательных величин физически оправданно. Часто отрицательные значения появляются в результате выбора «удобной» точки отсчёта (как, например, в температурной шкале Цельсия). Или они характеризуют противоположное направление векторной величины (опять-таки в выбранной произвольно из соображений того же «удобства» системе отсчёта).

Однако вернёмся к колчану с нашими стрелами. Рассмотрим графически действие космологической и энтропийной стрел времени в модифицированном пространстве-времени Минковского.


[с. 55:]


Рис. 5. Отражение космологической и энтропийной стрел времени в модифицированном пространстве-времени Минковского.


Как видно из рисунка, при росте космологического пути от точки к точке , пространственный путь Вселенной тоже возрастает. Очевидно, что отрезки этого пути, обозначенные «большими» стрелками и и пропорциональные числу элементов пространства, которые могут быть связанными с физическими телами, также растут. А энтропия, напомню, есть просто логарифм от величины соответствующих отрезков. Из рисунка также видно, что сама ось космологического времени «растёт» от точки к точке и далее (штрихованные стрелки). Таким образом рисунок пытается передать отмеченную ранее «кинематографичность» диаграммы для космологического времени.

Итак, полученная диаграмма не только наглядно демонстрирует существование двух стрел времени, не только согласуется с известной связью между пространством и временем, обнаруженной Эйнштейном и Минковским, но и снимает некоторые из недоумений по поводу несимметричности свойств осей. На этой диаграмме по любой из них двигаться можно только вперёд.

Однако симметрия пока не вполне совершенна – в пространстве по-прежнему разрешено стоять, а во времени по космологическому пути можно только двигаться и только вперёд. [с. 56:] Попробуем ещё немного углубиться в дебри и отыскать ту точку зрения, с которой симметрия будет полной. Для этого нам придётся рассмотреть


Некоторые тонкости.

В модели Минковского (как классической, так и в модифицированной) пространство стот, а время уходит. Так было, возможно, всегда. И везде – от суетного Нью-Йорка до меланхолического Вильнюса:


Время уходит в Вильнюсе в дверь кафе,

Провожаемо дребезгом блюдец, ножей и вилок,

и пространство, прищурившись, подшофе,

долго смотрит ему в затылок.*

_________

* Бродский И. А., «Избранные стихотворения», М., изд-во «Панорама», 1994 г., стр. 217.

Состояние покоя во времени (см. рис. 4) соответствует бесконечной скорости движения и противоречит аксиоме Эйнштейна. Как уже отмечалось, для области на рисунке 2 это вполне допустимо, но мы живём в области . Не будем сейчас обсуждать вопрос о физической доступности области , но причина запрета «стояния во времени» – аксиома Эйнштейна – по крайней мере, ясна.

Другое дело «стояние в пространстве». Весь практический опыт и основанный на нём «здравый смысл» просто восстают против рассмотрения самой возможности ограничения «абсолютной свободы покоя».

Тем не менее, прошло вот уже более 70 лет с того времени, как открыты два фундаментальных закона, прямо запрещающие стояние в пространстве. Первый из них в 1927 году установил профессор физики Лейпцигского университета Вернер Гейзенберг, а второй – уже рассматривавшийся нами закон Хаббла.

Начнём именно с него, поскольку он непосредственно связан с физической причиной возникновения космологического времени. Математическая формулировка закона Хаббла такова*:


[с. 57:]

V = H • r,

(2)


где V – скорость удаления внегалактических объектов, r – расстояние между объектами, H – постоянная Хаббла. Постоянная Хаббла, по современным представлениям, зависит от времени и в нашу эпоху по наблюдательным данным равна 50–100 км/с на мегапарсек**.

_________

* Приведённая формулировка закона справедлива для объектов, расположенных на сравнительно малых расстояниях. (Точнее, имеющих малое значение параметра красного смещения z ≤ 1; при бóльших красных смещениях она даёт только качественные результаты). Но эта «малость» имеет порядок межгалактического расстояния, измеряемого в мегапарсеках. Поэтому дальнейшие рассуждения вполне корректны.

** Любарский Ю. Э., Сюняев Р. А., «Астрономия и астрофизика», гл. 45 в кн.: «Физические величины. Справочник», М., 1991 г., «Энергоиздат», стр. 1228. Значение постоянной Хаббла в результате измерений на спутнике «Планк» установлено гораздо точнее – (67,80 ± 0,77) (км/c)/Мпк (https://ru.wikipedia.org/wiki/Закон_Хаббла).

Обычно почему-то молчаливо считается, что закон Хаббла действует только в отношении галактик. Это досадное недоразумение связано с тем фактом, что на «земных» расстояниях, неизмеримо меньших мегапарсека (1 Мпс – это расстояние, проходимое светом за 3,26 миллиона лет), хаббловская скорость ничтожно мала, и мы её просто не можем заметить. Но ведь никто не сомневается в существовании гравитационного притяжения на основании того, что земные тела практически не ощущают сил тяготения друг к другу! Ощущаемое и сущее – разные вещи. Но обсуждение их соотношения – предмет отдельного разговора.

Что же касается гравитации, то ей «повезло» – о её существовании нам постоянно «напоминает» сама Земля. Расширение же Вселенной хотя и протекает тихо и незаметно, но всё-таки влияет на все происходящие в ней процессы. В качестве доказательства может служить следующее рассуждение.

Исходя из универсальности закона Хаббла для любых физически реальных масштабов, рассмотрим в качестве r расстояние, равное одному кванту пространства – планковской длине. Напомню – она равна lp = 1,62•10–35 метра. Тогда по формуле (1) с учётом пересчёта постоянной Хаббла в систему СИ, получим, что хаббловская скорость одного элементарного кванта пространственного пути lp равна (2,6÷4,1)•10–53 метра в секунду. Безумно маленькая величина! Увеличение размера атома за счёт расширения Вселенной за всё время её существования с момента Большого взрыва при такой скорости не превысит 2•10–35 метра. Зная, что типичные атомы имеют размер ~ 10–10 метра, легко подсчитать, что указанное увеличение размера составляет только ~ 10–23%. Конечно, это невозможно измерить с помощью доступных нам сегодня средств. Но, тем не менее, это – не нуль!*

_________

* Приведённая логика расчёта основана на том, что, поскольку, как утверждал ещё Аристотель, «природа не терпит пустоты», кванты пространства возникают при расширении Вселенной в каждой её локальной области, а, значит, в любой «новой точке», где оказывается атом в процессе своего движения в составе любого тела. А каждое мгновение он оказывается действительно в новой точке. Подробнее о пространственном движении см. мою статью «Закон Пуанкаре и др.» (http://www.everettica.org/article.php3?ind=25).

[с. 58:] А поскольку это так, то очевидно, что именно в соответствии с экспериментально установленным фактом расширения Вселенной, являющимся следствием Большого взрыва, физическое поведение объектов и на «чисто пространственной» и на «временнóй» осях модифицированной диаграммы Минковского (рис. 4) совершенно симметричны. После сделанного вывода мы добились того, что на обеих осях не только запрещены «движения назад», но даже и «стояние на месте».

Рассмотренный закон является не единственным, определяющим жёсткость запрета стояния на временнóй оси. Мы упомянули соотношение неопределённостей Гейзенберга. Обратимся теперь к нему. Имеется в виду знаменитое соотношение неопределённостей для координаты и импульса. В соответствии с ним нельзя фиксировать координату X с точностью ∆X большей, чем:


∆X = (h/2π)/∆P,

(3)


где h – постоянная Планка, равная* 6,6260755(40)•10–34 Дж•с, а ∆P – неопределённость импульса (произведения массы на скорость).

_________

* Григорьев И. С., Мейлихова Е. З. (редакторы), «Физические величины. Справочник», М., 1991 г., «Энергоиздат», стр. 1234.

Действительно, если мы попытаемся точно остановиться в любой системе отсчёта, то величина ∆X станет равной нулю. При этом наш импульс должен стать бесконечным. На то обстоятельство, что соотношение неопределённостей (3) противоречит принимаемой «с древнейших времён» и оставшейся в геометрии Минковского возможности состояния покоя, обращалось внимание неоднократно. Но, насколько мне известно, логические следствия из него не рассматривались достаточно подробно. Попробуем «покопаться» в них самостоятельно.

Поскольку P = m•V, где m – масса тела, а V – скорость, из формулы (3) можно получить выражение для минимальной скорости, которая «разрешена» соотношением неопределённостей для тела массой m, зафиксированного в пространстве с точностью ∆X. Назовём её критической нулевой скоростью и обозначим VKp0:


VKp0 = (h/2π)/(∆X•m)

(4)


[с. 59:] Из формулы (4) видно, что покой, оказывается, дважды относителен. Он относителен к системе отсчёта, по отношению к которой мы желаем покоиться, и к мере покоя – точности его фиксации ∆X.

Ситуация с VKp0 существенно зависит от того, в каком масштабе длин и времён мы хотим определиться.

Рассмотрим такой пример. Пусть я, сидя в лодке на озере, каким-нибудь лазерным дальномером буду измерять своё расстояние от плоского валуна на берегу, чтобы узнать, есть ли в озере течение. Естественно, что при каждом определении я буду получать величину расстояния с точностью не большей, чем точность моего измерителя. Положим, что я располагаю очень хорошим дальномером, который жёстко закреплён на лодке и позволяет узнать расстояние с точностью до 1 миллиметра (∆X = 10–3 м), пусть моя масса вместе с лодкой составляет 100 кг, тогда по формуле (3) получаем VKp0 = 10–33 м/сек!

Разумеется, что даже самые лёгкие дуновения ветерка изменяют мою скорость гораздо больше. Но принципиально важно то, что «стоять как столб» всё-таки невозможно или, вернее, стоящий столб никогда и ни в одной системе отсчёта не покоится. (Даже в инерциальной, о которой физики всегда говорят с пиететом: «Представление реальных процессов в виде пространственно-временной диаграммы, при которой свободным частицам соответствуют прямые мировые линии и ход часов равномерен, называется инерциальной системой отсчёта»*).

_________

* Бёрке У., «Пространство-время, геометрия, космология» М., изд-во «Мир», 1985 г., стр. 40.

А теперь посмотрим, к чему приводит существование VKp0 для электрона. Пусть рассматриваемый электрон принадлежит к одному из элементов того самого дальномера, которым я пользовался, сидя в лодке. В этой ситуации при массе электрона m ~ 10–30 килограмма его VKp0 = 10–1 м/сек. Много ли это? Как посмотреть… По сравнению с макрообъектом (лодка с наблюдателем), безусловно, много. Но если перевести полученную скорость в температурную шкалу (известно, что чем быстрее движутся частицы, тем выше температура), то окажется, что для достижения такой скорости электрон (а точнее тело, его содержащее) должен быть охлаждён до T ~ 0,00000000025 Кельвина!

[с. 60:] Заметим, что для микрочастиц «запрет на стояние» очень строг – «скорости покоя» для электронов находятся близко к пределам измеримости.

Сравнивая «жёсткость запретов на стояние» по Хабблу и Гейзенбергу, легко понять, что соотношение неопределённостей более сурово ограничивает состояние покоя. Именно поэтому и примем в дальнейшем величину VKp0 как характеристику состояния покоя.

Таким образом, показано, что аксиома Минковского* о возможности покоя оказалась несправедливой в нашей Вселенной. К чему может привести отказ от этой аксиомы, должно стать предметом дальнейшей работы. Но заранее ясно, что в масштабах не космологических времён (порядка миллиардов лет) и не сверхнизких температур (условно – выше милликельвинов) никаких существенных изменений в наших представлениях о характере пространственно-временных связей не произойдёт.

_________

* Минковский Герман, «Пространство и время», Казань, 1911 г., издание Казанского Императорского Университета, стр. 7.

Итак, мы ещё раз убедились – координатные оси на рисунке 4 абсолютно симметричны по своим свойствам. При движении в нашем пространстве-времени, как поётся в известной песне, «жизнь невозможно повернуть назад, и время ни на миг не остановишь…».

А откуда берётся энергия для «нулевого» движения? Можно предположить, что эта энергия выделяется в тех же процессах, которые ответственны за рождение квантов пространства и времени – процессах распада физического вакуума. Так что вывод о том, что космологическая сингулярность не «умерла» 15 миллиардов лет тому назад, а продолжает жить и творить и сегодня, получает дополнительное подтверждение. Отдельный вопрос о том, протекают ли эти процессы равномерно во всех точках Вселенной. Он обсуждается в Приложении 5 «Загадки радиоактивности».

Учёт указанного ограничения на нижний предел скорости приводит к одному важному для космологии выводу. Дело в том, что чрезвычайно важно знать, какие флуктуации имели место в свойствах пространства-времени на ранних стадиях эволюции нашей Вселенной. От этого зависит расчёт возможных сценариев развития гравитационных неустойчивостей и, в конечном итоге, процессов образования галактик.

Но при наличии ограничения на минимальную скорость оказывается, что изучение свойств пространства-времени в нынешнюю [с. 61:] эпоху принципиально не может дать информации о флуктуациях в ранней Вселенной, размер которых меньше некоторого критического. Возникает некое «слепое пятно», тень от движения, в которой не может быть информации от достаточно далёких эпох. Тень кромешная. И информации в ней действительно никакой и ни о чём:


                  … И злак, и плевел

в полдень отбрасывают на север

общую тень, ибо их посеял

тот же ветряный сеятель, кривотолки

о котором и по сей день не смолкли.*

_________

* Бродский И. А., «Избранные стихотворения», М., изд-во «Панорама», 1994 г., стр. 367.

«Кривотолков» о сеятеле, давшем начало расширению сингулярности, действительно, немало, а вот о тенях посеянных им злаков и плевел до сих пор, по-моему, не говорили.



Рис. 6. Возникновение «слепого пятна» в координатах «Пространственный путь – Космологический путь».


Однако к цифрам. Велика ли эта тень? Очевидно, что размер этого слепого пятна (Lкосмол) для космологического времени τкосмол будет равен:


Lкосмол = VKp0τкосмол

(5)


[с. 62:] Внутри этого пятна не может сохраниться никакая информация о распределении частиц с определённой VKp0 в эпоху начала Большого взрыва, поскольку пятно – это выросшая за время τкосмол область однородности начальной эпохи. Для электронов (τкосмол = ~ 5•1017 секунд) расчёт даёт величину Lкосмол ~ 6 километров, а для протонов ~ 10000 километров. Следовательно, всякие флуктуации плотности космических электронов и протонов, обнаруженные внутри указанных выше масштабов, будут свидетельствовать о чём угодно, кроме эпохи Большого взрыва.

Теперь о другой границе скоростей, связанной с постулатом Эйнштейна. Хорошо известен вывод СТО о том, что при увеличении скорости линейный размер тела в направлении движения уменьшается по следующему закону*:


,

(6)


где L – длина тела, измеренная из системы, относительно которой тело движется со скоростью V, L0 – длина тела в неподвижном состоянии, с – скорость света.

_________

* Яворский Б. М., Детлаф А. А., «Справочник по физике», М., 1985 г., изд-во «Наука», стр. 60.

Вспомним, что на величину L наложено ограничение – она не может быть меньше планковского кванта пространства (lp = 1,62•10–35 метра). А это значит, что и скорость V не может быть больше некоторой критической. Назовём её VКрС. Тогда из формулы (6) следует:


(7)


Полученное выражение характеризует абсолютно максимальную скорость тела, которое может уместиться в одном кванте пространства. А поскольку таких маленьких тел нет, то VКрС – максимально предельная скорость для любого физического тела.

Здесь необходимо прерваться. Дело в том, что в дебрях Интернета я нашёл очень важную работу*. Оказалось, что [с. 63:] новосибирский философ В. В. Корухов в своей диссертации на соискание учёной степени кандидата философских наук, исходя почти из тех же соображений, получил формулу (7). Кроме того, он высказал весьма важные соображения о величине lp. Мы уже знакомы с оценкой этой величины академиком Гинзбургом. Оценкой одновременно и глубокой и осторожной. Здесь другой случай. Опасность потери авторитета гораздо меньше, и, следовательно, определённость позиции гораздо чётче. Корухов отмечает, что именно планковская длина (квант пространства), является единственной величиной с размерностью длины, которая инвариантна для любых систем отсчёта, движущихся со скоростью V друг относительно друга. Это объясняется тем, что планковская длина составлена из величин (постоянная Планка, скорость света и гравитационная постоянная), которые не изменяются при движении систем отсчёта. Хотя результаты работы Корухова обнародованы им ещё в 1989 году в Болгарии на V Международном симпозиуме «Философия, Физика, Космос», «защищены» они в диссертации только в 1998 году. Девять лет выводы Корухова ждали первого официального признания…**

_________

* Корухов В. В., http://www.philosophy.nsc.ru/PUBLICATION/KORUKHOV/diskorukhov/02_2.htm.

** Второе официальное признание пришло быстрее – в 2003 г. В. В. Корухов защитил докторскую диссертацию на тему «Фундаментальные постоянные в современном познании: Теоретико-методологические аспекты» (http://www.dissercat.com/content/fundamentalnye-postoyannye-v-sovremennom-poznanii-teoretiko-metodologicheskie-aspekty) и стал доктором философских наук. 50-летний юбилей встретил старшим научным сотрудником Института философии и права СО РАН в Новосибирске. Философы его знают и ценят (http://www.sbras.ru/HBC/article.phtml?nid=283&id=13). А физики? На поле познания философия и физика – разные делянки. Редкий физик-теоретик читает докторские диссертации по философии: где имение, а где вода…

Однако вернёмся к анализу формулы (7). Принципиально важно понимать, что такое L0? Так ли уж очевидно, что для макротел это – линейный размер? Для начала рассмотрим физический смысл L0 для элементарных частиц. Для всякой частицы есть характеристика, которая показывает минимальный размер области пространства, необходимый для её существования. Это так называемая комптоновская длина волны частицы – . И для расчётов VКрС вместо L0 нужно подставлять в формулу (7) именно её. Для электрона = 3,8615905(64)•10–13 метра*, и его VКрС равна VКрС = с • .

_________

* Яворский Б. М., Детлаф А. А., «Справочник по физике», М., 1985 г., изд-во «Наука», стр. 485.

Отличие V от скорости света ничтожно мало, но абсолютно реально.

Если рассматривать фотоны, гравитоны и, может быть, нейтрино, не имеющие массы покоя, то для них комптоновская длина волны равна бесконечности и VКрС в точности совпадает со скоростью света.

[с. 64:] Что же касается макротел, то для них критической будет именно эта скорость, поскольку каждое из них содержит в своём составе электроны – самые лёгкие из известных стабильных микрочастиц. При подстановке в качестве L0 линейных размеров макротела мы получили бы ещё меньшее отличие от скорости света, но достичь его нельзя именно потому, что разгон тела «остановят» входящие в его состав электроны.

Тем не менее, теперь можно утверждать, что в нашем пространстве-времени скорость движения для тел, имеющих массу покоя, ограничена как сверху величиной VКрС, так и снизу – величиной VКр0. После сделанных уточнений рисунок 4 приобретёт некоторые принципиальные дополнения, которые отражены на рисунке 7.



Рис. 7. Движение тела в простанстве-времени в координатах «Пространственный путь – Космологический путь» с учётом ограничений по скорости.


Подводя итоги всех наших модификаций пространства-времени Минковского можно сказать следующее.

И пространство и космологическое время по своей природе, т. е. по сумме свойств, которые могут быть восприняты нами, в некотором смысле весьма близки. Смысл их близости опреде-[с. 65:]ляется тем, что и то и другое – фундаментальные виды материи. Они имеют общее происхождение, рождаясь в процессе «расширения» космологической сингулярности. Фундаментальность проявляется в том, что оба вида материи образуют особую среду – пространство-время, в которой протекают все физические процессы. Но вместе с тем – это разные виды материи. В связи с этим особо подчеркнём тот факт, что пространство-время есть именно соединение качественно различных фундаментальных видов материи. К сожалению, законы, которые описывают процессы взаимодействия пространства и космологического времени сегодня не только неизвестны, но даже и не осознаны как цели научного поиска*.

_________

* Здесь автор неправ по существу, по крайней мере, дважды. Во-первых, основные идеи о том, что пространство и время квантуются планковскими величинами, были известны ещё с середины 1980-х гг. Эти идеи были развиты Ли Смолиным (Lee Smolin), Аби Аштекером (Abhay Ashtekar), Тэдом Джекобсоном (Ted Jacobson) и Карло Ровелли (Carlo Rovelli) в форме теории петлевой квантовой гравитации. Они же предложили и математическое описание пространства-времени в виде «спиновых графов». Во-вторых, ими же осознано, что описание пространства-времени на планковских масштабах необходимо обобщить на масштабы космологические. Однако эта задача в полном виде не решена и сейчас, поскольку, как писал Ли Смолин, «Если бы мы могли изобразить детальную картину квантового состояния нашей Вселенной (т. е. геометрию её пространства, искривленного и перекрученного тяготением галактик, чёрных дыр и пр.), то получилась бы гигантская спиновая сеть невообразимой сложности, содержащая приблизительно 10184 узлов» (см. «В мире науки», апрель 2004, http://www.chronos.msu.ru/old/RREPORTS/smolin_atomy/smolin_atomy.htm#izobr_kvant_sost). Задачи такой сложности пока вне вычислительных возможностей даже самых мощных суперкомпьютеров..

Предмет же сожаления состоит в том, что предложенная автором модель не привлекала и не привлекает внимания теоретиков. Но это не их вина – у каждого теоретика есть свои оригинальные идеи, разработка которых требует творческих усилий и поглощает время. Новые чужие идеи воспринимаются только тогда, когда они помогают решить какие-то старые наболевшие проблемы. Вскрыть возможность таких решений в первую очередь должен сам автор модели. И введённые здесь понятия космологического времени и пути могли бы помочь в создании хотя бы феноменологической модели петлевой квантовой гравитации на космологических масштабах. Могли бы помочь, но не помогли! И сожалеть в данном случае можно только о том, что автору не хватило сил из макового зёрнышка идеи вырастить достойный внимания плод..

И, конечно, можно посочувствовать автору, что в ходе работы над книгой он не был знаком с основами теории петлевой квантовой гравитации…

Однако пора подводить


Первые итоги

Космологическое время материально

Первым принципиально важным результатом рассмотрения явлений в расширяющейся сингулярности является мысль о том, что космологическое (оно же просто физическое) время – это один из видов материи. (Так же как и пространство!). Не какая-то непонятная философская «форма существования», а именно определённый фундаментальный вид материи. (Кстати, неплохо было бы чётко определиться с критериями фундаментальности, на основании чего под новым углом рассмотреть известные виды материи и определить, какие ещё относятся к фундаментальным). Эта материя квантуется, и величина кванта времени известна – 5,39•10–44 секунды. Разумеется, это только приблизительное значение. Чрезвычайной важности вопрос: каким числом — рациональным, иррациональным или трансцендентным – выражается в общем случае значение кванта времени. Рискну предположить, что вернее всего третье. Почему это важно, будет рассмотрено в Приложении 2 «Сингулярности и k-числа».

Думаю, что не будет лишним акцентировать внимание на этом утверждении. И вот почему. Поразительный парадокс физического времени заключается в том, что невозможно «сравнить секунду, измеренную Коперником, с секундой, измеренной, скажем, автором самых точных маятниковых часов в мире [с. 66:] Александром Федченко»*. Иными словами, каждая последующая секунда несоизмерима с предыдущей в силу того, что объекты сравнения принципиально невозможно включить в процедуру процесса сравнения. Или, что тоже самое, для этих объектов невозможно представить реальную процедуру сравнения.

_________

* Щербакова Валентина, «Россия – парадоксов друг», газ. «Московский Комсомолец», № 65 (21366), 24 марта 2000 г., стр. 1.

Вследствие этого мировым эталоном физического времени является физический процесс, протекающий в Научно-исследовательском институте пространства и времени в посёлке Менделеево Солнечногорского района Московской области. Именно там находится та «электронная пушка», которая создаёт поток атомов цезия, спектральные характеристики которых и задают эталон мировой секунды, с которой сверяют «свои» секунды и Гринвич и мыс Канаверал, где расположены национальные центры хранения времени Великобритании и США.

«Точность, которую обеспечивает цезиевый эталон, составляет одну десятитысячную долю наносекунды за тысячелетие, – говорит начальник лаборатории точного времени, к. т. н. Николай Кошеляевский»*.

_________

* ibid., стр. 2.

Но что значит «точность» в этом контексте? Фактически – это признание постулата дискретности физического времени. Не секунды, конечно, а именно времени. Мы верим в то, что с «момента рождения Вселенной» прошло определённое счётное количество секунд, минут, лет. Сравнивать их «объёмы» мы принципиально не можем, но подсчитать количества – в наших силах. Так что дискретность материального времени есть физическая аксиома, которую далеко не все осознают, но которую буквально все используют. Очевидно, что эта материя тем или иным способом взаимодействует с другими видами материи – пространством, вакуумом, энергией и другими. Разумеется, после построения соответствующих физических теорий, эти взаимодействия будут объяснены количественно. К сожалению, сегодня по поводу количественных оценок даже фундаментальных констант в рамках «нестандартных теорий» существуют весьма противоречивые мнения. Так, Н. А. Козырев считает*, что «связь через время должна [с. 67:] быть мгновенной, потому что время не распространяется, а появляется сразу во всей Вселенной». Я не могу согласиться с этим утверждением не столько потому, что мгновенные взаимодействия «запрещены» в современной физике, сколько потому, что такое утверждение противоречит второй части этого же высказывания Козырева – время локально**. Оно появляется, и появляется не «во всей Вселенной», а там, где возникает. Но эти противоречия не антагонистические. Это, скорее, противоречия, свидетельствующие о том, что на рассматриваемой «тропинке» в мир физических гипотез становится тесно. А это – на пользу дела.

_________

* Козырев Н. А. «Об исследованиях физических свойств времени», 1974–1975 г, Пулково, http://www.univer.omsk.su/omsk/Sci/Kozyrev/time-k.htm (неопубликованная статья; архив В. В. Насонова; предоставлена В. Мусиным).

** Сегодня, по прошествии полутора десятков лет, с учетом успехов в изучении нелокальных взаимодействий, я изменил свою оценку этого высказывания Н. А. Козырева. Сейчас я думаю, что Николай Александрович был прозорливее, чем мне казалось в 1999 г, когда писалась книга. И указанное тогда мною противоречие является только формально-логическим. Сущностная же оценка никакого противоречия не обнаруживает – локальность проявления времени в какой-то области пространства никак не связана с его онтологической глобальностью: оно является единой внепространственной физической сущностью в нашей Вселенной. А на скорости распространения взаимодействий частей внепространственных сущностей запрет «светового барьера» не распространяется.

Высказанная мысль о природе физического времени – постулат. Приведённые рассуждения не являются доказательством, они есть обоснование этого постулата. Для укрепления этих оснований – слово авторитетному союзнику. В 1930 году в работе «Научная этика» о природе пространства и времени Циолковский высказался так: «... можно ли представить себе время и пространство без вещества? Например, можно ли вообразить себе пустое пространство и время! Это вопрос тёмный. Но мы думаем, что самое пространство и время как бы составлены из вещества»*. Думается, что это можно трактовать как предположение о материальной природе пространства и времени. Во всяком случае оно не противоречит высказанной гипотезе.

_________

* Циолковский К. Э., «Причины космоса. Воля Вселенной. Научная этика» [1930], М., 1991 г., Издание совместного советско-американского предприятия «Космополис», стр. 57–58.


Скорость фундаментальна

Важность понятия скорости для описания физической картины мира интуитивно ощущалась ещё в СТО. С предложенной точки зрения очевидно, что скорость в пространстве-времени есть отражение процессов образования его конкретных структур с помощью физических тел. Именно тела творят скорость, т. е. способны, как это пелось в советском шлягере, «покорять пространство и время». При этом оказалось, что мы живём во Вселенной, где ограничена не только максимальная скорость физических тел и информации, но и их минимальная скорость. Выяснилось, что в нашей Вселенной ограничения на скорость более жёстки, чем это постулировалось в СТО. Кроме верхнего [с. 68:] предела VКрC < с существует и нижний предел – VКр0 > 0.

Эта минимальная скорость по своей физической сути – минимальный «со стороны пространства» квант пространства-времени Минковского-Эйнштейна. Он является «соединением» одного кванта пространства со всеми квантами времени нашей Вселенной (величина ~1061 шт.). Но вместе с тем очевидно, что существуют и такие формы соединения пространства и времени, у которых VКрC < , а V > с – это область за пределами светового конуса (точки, лежащие ниже линии ОС на рисунке 7). И в рамках разработки теории соединения пространства и времени следовало бы рассмотреть и условия реализации такой возможности.


Путь абсолютен

Ясно, что широко известное понятие пути ещё не раскрыто с достаточной полнотой. То, что именно путь есть то представление о пространстве, которое с наибольшей полнотой выражает его суть, зачастую скрывается за координатной сеткой. А ведь при взгляде на движение с точки зрения именно пути, явственно видно, что пространственно-временные структуры образуются как класс неких изомеров, в которых различные по координатам точки принадлежат к одинаковым путям. Пространственно-временные структуры – это множество, число элементов которого определяется количеством тел, их образующих. Они подобны молекулам химических соединений, среди которых встречаются и изомеры. И не скрывается ли в свойствах этих изомеров возможность той самой «нуль-транспортировки», о которой столь заразительно мечтали С. Лем и Стругацкие? Это можно предположить на том основании, что координатно-далекие точки могут принадлежать к одной и той же «молекуле» пространства-времени. Помните, как герой братьев Стругацких Роберт Скляров размышляет о своём предназначении: «Он вспомнил, как ещё в школе поразила его эта задача: мгновенная переброска материальных тел через пропасти пространства. Эта задача была поставлена вопреки всему, вопреки всем сложившимся представлениям об абсолютном пространстве, о пространстве-времени, о каппа-пространстве... (авт.) [с. 69:] Тогда это называли “проколом Римановой складки”. Потом “гиперпросачиванием”, “сигма-просачиванием”, “нуль-свёрткой”. И, наконец, нуль-транспортировкой или, коротко, “нуль-Т”»*.

_________

* Стругацкие А. Н., Б. Н., «Далёкая радуга», Собр. соч., т. 2, М., 1991 г., изд-во «Текст», стр. 297.

Для более содержательного обсуждения этой идеи – «нуль-транспортировки» – к ней можно будет вернуться после рассмотрения теории Эверетта, чему будет посвящён изрядный раздел книги. (Идея обсуждается в Приложении 4 «Сверхсветовой Эвереттизм»)

Я долго не мог уяснить, почему понятие пути является как бы второстепенным в физике. Когда же я осознал (а насколько трудно такое осознание для современного человека – судите сами), что бóльшая часть истории человечества прошла при полном равнодушии с его стороны к восприятию и измерению времени (оно стало ощущаться «в быту» только начиная с позднего средневековья), картина стала проясняться. У С. Г. Гиндикина я нашёл цитату из знаменитого немецкого историка О. Шпенглера, в которой он, рассказывая о средневековом обычае палить из пушек для обозначения хода времени, пишет об этом так: «... днём и ночью с бесчисленных башен Западной Европы звучащий бой, этот жуткий символ уходящего времени, есть, пожалуй, самое мощное выражение того, на что вообще способно историческое мироощущение»*. Там же О. Шпенглер сравнивает отношение ко времени в средневековье и античности: «Ничего подобного мы не найдём в равнодушных ко времени античных странах и городах». [Курсив Ю. Л.] Из этого видно, что во времена становления экспериментальной науки перед её основателями должен был стоять вопрос о том, что же является главной характеристикой движения. Подтверждение этого предположения — позиция Галилея. «Характерно, что при первых шагах новой механики и математического анализа время не сразу заняло место основной переменной величины при описании движения (Галилей в поисках закона свободного падения начал с гипотезы о пропорциональности скорости пути, а не времени)»**. Мне кажется, что я понимаю, почему Галилей [с. 70:] выбрал время. Дело в том, что в земных условиях свободные движения – большая редкость. Но если бы не трение и упругость твёрдых тел, с которыми мы по большей части имеем дело, вполне можно было бы именно путь признать главной характеристикой движения. И тогда сегодня мне не пришлось бы призывать к «возвращению на путь истинный». Однако из-за вполне понятного прагматизма Галилея мы давно миновали ту развилку истории, на которой в научной практике понятие пути играет бóльшую роль, чем понятие времени. И мой призыв (простите за каламбур) — не ко времени. Впрочем, может быть кто-то всё же попробует пройтись по тропинке пути в дебрях теоретической физики...

_________

* Гиндикин С. Г., «Рассказы о физиках и математиках», М., 1985 г., изд-во «Наука», стр. 98.

** ibid., стр. 98-99.


Свойства пространства и времени симметричны

И в пространстве, и во времени «стоять» нельзя. Движение абсолютно. Тот факт, что в нашем пространстве возможны состояния с очень медленным изменением пространственного пути, объясняется тем, что мы живём в области на рисунке 2, где VKp0 < V < с. В области , где VKpC < V < , всё наоборот – там можно почти остановиться во времени, но в пространстве нужно всегда бежать со всех ног, если смотреть на положение с нашей точки зрения.


Физический вакуум структурирован

Показано, что при «старении» физического вакуума от момента Большого взрыва до нашей эпохи, в его структуре образуются «слепые пятна» – макроскопические по своим размерам области, в которых не сохранилось информации о распределении плотности элементарных частиц в эпохи, близкие к Большому взрыву.


И снова в путь

Важным результатом рассмотрения Большого взрыва является ясно просматриваемая глобальность космологической стрелы времени – она действует во всём диапазоне физически дос-[с. 71:]товерных элементов пространства – от планковской длины, до хаббловской (размер Вселенной по Хабблу ~ 10–15 миллиардов световых лет). Так что космологическая стрела является «абсолютно длинной».

К сожалению, абсолютная длина космологической стрелы времени является только потенциальной – физики пока не смогли «актуализировать» её в виде чёткой количественной теории ни у её основания (т. е. в системах, содержащих какие-нибудь «пикомоли» квантов времени), ни у далёкой вершины – того «абсолютного Будущего», которое наступит ещё через триллионы лет. Впрочем, это и не страшно – «ещё не вечер», у физиков достаточно «уже объяснённого времени», чтобы решить вопросы даже с накатывающим океаном молей Будущего, а у нас – разобраться с загадочными молями. Замечу, что эти моли загадочны даже для тех, кто думает, что это тривиальное понятие. Вот вопрос для «знающих»: «Почему в молях нельзя измерять количество идей и массу звёзд, а объём памяти ЭВМ и заряд чёрных дыр – можно?».

Достаточно. Думается, что читатель теперь последует за автором для рассмотрения энтропийной стрелы времени.



[с. 72:]

Энтропийная стрела времени



Энтропийная стрела, как мы уже обсуждали, поразила физику относительно давно. Более ста лет – это, учитывая темп развития науки, – очень много. За это время сама термодинамика – наука, породившая энтропию – не только вполне развилась, но даже слегка «забронзовела». Вместе с тем у неё оказались и весьма эффективные точки роста, которые напрямую связаны с рассматриваемой проблемой стрелы времени. Прежде всего, я имею в виду работы москвича по рождению, но бельгийца по фактическому месту жизни и творчества, физика и физикохимика Ильи Романовича Пригожина. Он, среди многого другого, сумел найти новую точку зрения на такой классический термодинамический объект, как хаос, за что (не в последнюю очередь!) был удостоен в 1977 году Нобелевской премии. «Наша идея очень близка идее дополнительности Бора, согласно которой можно измерить либо координаты, либо импульсы, но не то и другое одновременно. В нашем случае мы могли иметь либо обратимую динамику, либо термодинамику, но не то и другое одновременно»*. А то, что на хаос можно смотреть с разных точек зрения, подтверждает и обилие его независимых определений. Кроме уже упоминавшегося определения Киттеля укажу на некоторые другие. Вот официальное физическое определение. По последней версии хаос – это «сложное, нерегулярное (апериодическое) изменение состояния физической системы в пространстве и/или во времени»**. Истинный хаос «возникает, если в системе протекают случайные процессы»***. Но, как оказывается всегда, несмотря на то, что стремле-[с. 73:]ние к лучшему движет авторами дефиниций, хаос не ограничивается предписанными ему рамками. И возникает детерминированный хаос, который официально называется динамическим. Он определяется как «нерегулярное, апериодическое изменение состояния (движение) динамической системы, обладающее основными свойствами случайного процесса»****. Такой хаос реализуется в системах типа биллиарда. Такой же тип хаоса характерен для систем, исследуемых И. Пригожиным. Есть и такое кибернетическое определение, связанное с построением алгоритмов описания поведения систем: «Что есть хаос? Если при данном событии X в А могут произойти всевозможные события в B и если такая независимость наблюдается повсеместно, то перед нами хаос»*****.

_________

* Пригожин И.Р., «Постижение реальности», http://www/accessnet.ru/vivovoco/VV/PAPERS/NATURE/PRIG.HTM, Опубл. в: «Природа», 1998 г., № 6.

** Кириченко Н. А., «Хаос», статья на стр. 397 «Физической энциклопедии», т. 5, М., 1998 г., изд-во «Большая Российская энциклопедия».

*** ibid..

**** Заславский Г. М., Кириченко Н. А., «Хаос динамический», статья на стр. 397-402 «Физической энциклопедии», т. 5, М., 1998 г., изд-во «Большая Российская энциклопедия», стр. 397.

***** Лем Станислав, «Сумма технологии», М., 1968 г., изд-во «Мир», стр. 230.

Но прежде чем говорить о «хаосе Пригожина», вернёмся к истокам.

Как уже отмечалось при первом знакомстве с энтропийной стрелой времени, в изолированных системах хаос в целом не может уменьшаться. Существенно, что речь идёт о хаосе «в целом». Если какие-то элементы системы структурируются (предположим, мы произвели, наконец, давно назревшую приборку, и собрали рассеянную по квартире пыль в мусорное ведро), то при этом протекают процессы, сопровождающиеся появлением тепла (в нашем примере не только уборщик согрелся, что очевидно, но и ведро с мусором за счёт перехода энергии деформации мусора в конечном итоге в тепло, немножко нагреется – хотя и совсем чуть-чуть). А общий хаос в системе (в нашем примере – в квартире) всё равно возрастает. Другое дело, что человеческое восприятие хаоса может не совпадать с термодинамическим. Пусть с точки зрения термодинамики в квартире после приборки и стало меньше порядка, у всякой разумной хозяйки есть особое мнение на этот счёт.

Ещё одно важное замечание, на которое я обращаю внимание читателя. Как было сказано, хаос растёт при движении системы к состоянию равновесия. А что значит равновесие? В [с. 74:] системе прекращается всякое движение? Нет! В термодинамике рассматривается так называемое подвижное равновесие, при котором противоположно направленные процессы протекают с равной интенсивностью.

И последняя «термодинамическая вводная» – в результате протекания самопроизвольных процессов в изолированных термодинамических системах все виды энергии, которыми обладают элементы системы в начальный момент её существования, переходят в тепло – хаотическое движение составляющих систему элементов (частиц). Но само по себе тепло – это ещё не полный хаос. Конечное состояние полного хаоса – это равномерное по всей системе тепло. Так что энергия энергии рознь – одни её источники могут изменять внутреннее состояние изолированной системы (аккумулятор на подводной лодке, нагретая печка в холодном доме), а другие – нет (горячий бульон в идеальном термосе). Если отвлечься от явных источников работоспособной энергии типа аккумулятора, то главное, от чего зависит способность термодинамической системы к развитию (а нас – к активной жизни), это наличие разности температур. Что и отметил незамедлительно Поэт*:


…в зубах травинка, в мозгу блондинка

с каменной дачи – и в верхотуре

только журавль, а не вестник бури.

Слава нормальной температуре! –

На десять градусов ниже тела.

Слава всему, до чего есть дело.

Всему, что ещё вам не надоело!

_________

* Бродский И. А., «Избранные стихотворения», М., изд-во «Панорама», 1994 г., стр. 370–371.

При этом в классической термодинамике считается, что количество и качество составляющих систему элементов остаётся постоянным. В противном случае в игру вступает особый «специалист» – химическая термодинамика. Её игры сложнее, но на наши выводы она покушаться не будет.

Энтропийная стрела действует в системах, состоящих из большого числа частиц, поскольку, как говорят физики, для [с. 75:] возникновения хаоса нужны большие ансамбли. Действительно, когда частиц немного, максимальный хаос достигается быстро и в дальнейшем такое «термодинамическое время» просто останавливается. Немного – это сколько? «Нас мало, нас, может быть, трое» – написал как-то Вознесенский*. И действительно – три частицы столь маленький ансамбль, что для него вообще неприменимо термодинамическое описание. (Слишком большие флуктуации, как говорят физики). А вот какой-нибудь песчаный бархан – это уже маленький, но вполне реальный термодинамический объект. И остановка его термодинамического времени, определяемого, например, по равномерности распределения бесцветных и окрашенных песчинок – дело вполне обычное. Замечу, что термодинамическая роль песка ещё ждёт своего исследователя. Ведь он является главным элементом одного из первых инструментов для измерения времени – песочных часов. А это далеко не простой прибор! У него есть и очевидные достоинства – надёжность, например, но и столь же очевидные недостатки – короткая шкала измерения. Кстати, кроме этого очевидного недостатка – недолгого «активного существования» – у песочных часов есть и ещё один, тесно с ним связанный. Для измерения продолжительных отрезков времени кто-то должен следить за часами и считать циклы. Иначе «в песочных часах всё меньше остаётся смеси для отсчёта минут, всё больше мертвого песка оказывается на дне. И нет руки, которая перевернёт колбу, запуская новый отсчёт времени»**.

_________

* Любители поэзии, конечно, поняли, что автор ошибочно приписал цитату из Пастернака Вознесенскому. Просто потому, что Вознесенский явно опираясь на неё, написал: «Нас мало. Нас может быть четверо». И у автора при цитировании перепутались числительные и авторы. Конечно, с точки зрения истории литературы трое – Маяковский, Асеев и Пастернак, и четверо – Вознесенский, Евтушенко, Рождественский и Ахмадулина – это очень разные множества. А с термодинамической точки зрения трое ли, четверо ли даже самых знаменитых поэтов – равномалые, а потому и не термодинамические системы.

** Божко Г., «Человек без снов», Кострома, 1997 г., альманах газеты «Тень» № 3, издатель Е. Б. Шиховцев, стр. 35.

Разумеется, не столько краткость термодинамического времени в малых системах является причиной того, что единицей количества частиц (структурных единиц) в термодинамическом ансамбле выбрана очень немаленькая величина – моль. Есть и другие, чисто термодинамические причины. Главная из них – уже упоминавшиеся выше большие флуктуации состояния в малых системах. Говорят, что природа флуктуаций – статистическая, т. е. чем меньше система, тем больше вероятность того, что она случайно далеко отклонится от среднего положения. Но не думаю, чтобы это был совершенно честный [с. 76:] ответ. Флуктуации возникают и вполне закономерно, о чём свидетельствуют работы того же Пригожина. Вот как он описывает возникающие флуктуации через понятие нестабильности: «Открытие неравновесных структур, как известно, сопровождалось революцией в изучении траекторий. Оказалось, что траектории многих систем нестабильны, а это значит, что мы можем делать достоверные предсказания лишь на коротких временных интервалах. Краткость же этих интервалов (называемых также темпоральным горизонтом или экспонентой Ляпунова) означает, что по прошествии определенного периода времени траектория неизбежно ускользает от нас, т. е. мы лишаемся информации о ней. Это, кстати, служит еще одним напоминанием, что наше знание – всего лишь небольшое оконце в универсум и что из-за нестабильности мира нам следует отказаться даже от мечты об исчерпывающем знании. Заглядывая в оконце, мы можем, конечно, экстраполировать имеющиеся знания за границы нашего видения и строить догадки по поводу того, каким мог бы быть механизм, управляющий динамикой универсума. Однако нам не следует забывать, что, хотя мы в принципе и можем знать начальные условия в бесконечном числе точек, будущее, тем не менее, остается принципиально непредсказуемым»*. Математически такое поведение систем описывается новым математическим объектом – странным аттрактором. Комментируя статью Пригожина, чл.-корр. АН СССР С. П. Курдюмов так говорит о них: «Действительно, странные аттракторы представляют собой крайне необычные математические объекты. С одной стороны, для их описания используются системы дифференциальных уравнений, в которых всё определено, детерминировано и не содержится никаких стохастических членов. А с другой стороны – и это в самом деле чудо! – поведение решений такой системы уравнений на продолжительном временном интервале приобретает хаотический, непредсказуемый (внутри области аттрактора) характер. Полностью детерминированная, с точки зрения традиционных представлений, система тем не менее порождает индетерминирован-[с. 77:]ный, хаотический процесс, И самое интересное, что в природе обнаружены явления, моделировать которые можно только с помощью указанного типа аттракторов. Причем явления такого рода наблюдаются отнюдь не только в экзотических областях физической реальности, вроде микро- или мегамира, но и на масштабах, соразмерных масштабу человека. Например, изменения погоды, как правило, моделируются именно странными аттракторами, которые в фазовом пространстве изображают смену состояний метеорологического объекта»**. Так что для математиков флуктуации – весьма интересный объект. Но то, что классическая термодинамика явно не любит флуктуации – несомненный факт.

_________

* Пригожин И., «Философия нестабильности», http://www.accessnet.ru/vivovoco/VV/PAPERS/NATURE/NONSTAB.HTM, опубл. в: «Вопросы философии», 1991 г., № 6, стр. 46–57.

** Курдюмов С. П., интервью журналу «Вопросы философии» http://www.accessnet.ru/vivovoco/VV/PAPERS/NATURE/NONSTAB.HTM, опубл. в: «Вопросы философии», 1991 г., № 6, стр. 57.

Что же касается измерения времени, то, пожалуй, только одна из конструкций «термодинамических часов», т. е. часов, основанных на принципе измерения возрастающей энтропии, а именно, упомянутые выше песочные часы, страдают от краткости термодинамического времени в малых системах. Они же страдают и от отсутствия должного внимания классика, забывшего упомянуть их в своём бессмертном творчестве: «Стоящие часы не всегда испорчены, а иногда они только остановлены; и добрый прохожий не преминет в стенных качнуть маятник, а карманные завести»*. (Впрочем, приведённая выше цитата из г-жи Божко должна примирить песочные часы с литературным творчеством). Во всех остальных конструктивных решениях термодинамических часов (а все широко применяемые для измерения времени устройства – маятниковые, электронные и даже атомные, в конечном счете, являются именно термодинамическими) удалось решить проблему «короткой стрелы» за счёт использования достаточно ёмких источников энергии. Я сказал, что маятниковые, электронные и атомные часы являются термодинамическими в конечном счёте потому, что хотя они и используют особый принцип измерения времени – счёт циклов в периодических процессах – но «выдают информацию» наблюдателю, рассеивая в виде тепла энергию специально включённого в их конструкцию источника.

_________

* Прутков Козьма, «Полное собрание сочинений», М.–Л., 1965 г., стр. 143.

[с. 78:] Однако мы несколько увлеклись. Что же это за «немаленькая» величина – моль? Моль равен количеству структурных единиц (атомов, молекул, бактерий, столов, читателей и т. п.), равное количеству атомов в 12 граммах изотопа углерода С12, что составляет число Авогадро (6,02•1023) штук. Вообще говоря, с Авогадро в истории науки получилось не очень удачно. Его заслуги отмечены именным числом — этого удостаиваются очень немногие, но почему именно эта составляющая его полного имени выбрана – не вполне ясно. Судите сами. Представляю вам итальянского физика и химика, с 1819 года члена Туринской АН, Лоренсо Романо Амедео Карло Авогадро ди Квареньо э ди Черресто.

Термодинамика (а вместе с ней и энтропийная стрела времени) отлично работают при количестве частиц в ансамбле от, условно говоря, микромолей до мегамолей. (Условно потому, что нет чёткой границы «начала конца применимости» термодинамики). Когда ансамбль меньше, начинаются, как мы видели, неприятности с длиной стрелы – она становится слишком короткой. Когда больше – страдания другие. Стрела «искривляется», т. е. часы, отградуированные в соответствии с определённым законом связи роста энтропии со временем, начинают «подвирать». Это является следствием того, что термодинамический подход не учитывает силы гравитации, которые значительно искажают картину для больших ансамблей с большой массой.

А с научной точки зрения сильное гравитационное взаимодействие приводит к тому, что ансамбли вообще перестают быть термодинамической системой. Дело в том, что система – это сумма своих частей (говорят, что она аддитивна). И потому её энергия должна быть пропорциональна объёму. С точки же зрения современной физики Вселенная в целом, да и любые достаточно большие её области, вообще не является термодинамической системой. Виной тому гравитация. Как сообщает авторитетный источник, «... из-за того, что гравитационное взаимодействие является дальнодействующим и неэкранируемым, гравитационная энергия Вселенной... не пропорциональна её объёму»*. И далее там же приводится выражение для [с. 79:] гравитационной энергии U сферической массы М в объёме V с однородной плотностью ρ:


U ~ –GM2V1/3 = – Gρ2V5/3.

_________

* Розгачёва И. К., Старобинский А. А., «Энтропия Вселенной», статья в «Физической энциклопедии», т. 5, М., 1998 г., изд-во «Большая Российская энциклопедия», стр. 618.

Энергия растёт почти пропорционально квадрату объёма. Отсюда очевидно, что для массивных ансамблей сумма количеств гравитационной энергии всех элементов объёма не равняется гравитационной энергии объёма ансамбля в целом. (Вообще говоря, эта сумма не равняется гравитационной энергии объёма для любого ансамбля, но в связи с малостью G = 6,67259(85)•10–11 м3кг–1с–2 * для любых реально рассчитываемых в земных условиях систем этой неточностью можно пренебречь и «обычно» их просто «не замечают»).

_________

* Григорьев И. С., Мейлихова Е. З. (редакторы), «Физические величины. Справочник», М., 1991 г., «Энергоиздат», стр. 1234.

Есть и ещё один вид «искажения хаоса», который может привести не только к «искривлению» термодинамической стрелы времени, а даже к её «рассасыванию». Этот источник открыт (а точнее – осознан в должной степени) И. Пригожиным, о работах которого пришла пора поговорить подробнее. Пригожин установил, что в системах достаточной сложности могут возникнуть флуктуации, которые, в случае их «подпитки» энергией извне, могут превращаться в так называемые диссипативные структуры. Эти структуры уже не подчиняются Второму началу термодинамики (по крайней мере в его классическом виде) и могут развиваться с увеличением упорядоченности. Например, биологическая эволюция*.

_________

* Вопрос о самом существовании биологической эволюции в настоящее время является предметом острой дискуссии между её сторонниками («дарвинистами») и противниками («креационистами»). Дискуссия, к сожалению, приняла крайне политизированную форму и потому перестала быть плодотворной. Очевидный консенсус – признание эволюционного механизма осуществления неких морфологических законов Бытия – пока не достигнут. С моей точки зрения, это является следствием недоразвитости биологии как науки – пока нет даже намёков на создание «Периодической системы биологических видов», подобной Периодической таблице Менделеева. Но это состояние биологии, конечно, свидетельство только её «исторической молодости» как точной науки. Генетике, её фундаментальной составляющей, всего 150 лет, а молекулярной генетике, связывающей биологию с химией и физикой, и вовсе полвека с небольшим. Так что открытие всеобщих морфологических законов биологии – дело будущего, и, думается, недалёкого. Что же касается эволюционного механизма, то он разработан гораздо полнее и в классическом дарвинизме и в современных интерпретациях термодинамики (см., например, статью М. Х. Шульмана с обсуждением и развитием термодинамических идей Р. Пенроуза http://www.chronos.msu.ru/old/RREPORTS/shulman-entropiay_i_evoluciya.pdf).

Впрочем, чтобы лучше понять то, о чём идёт речь, предоставим слово самому Пригожину: «Сегодня мы знаем, что увеличение энтропии отнюдь не сводится к увеличению беспорядка, ибо порядок и беспорядок возникают и существуют одновременно. Например, если в две соединенные ёмкости поместить два газа, допустим, водород и азот, а затем подогреть одну ёмкость и охладить другую, то в результате, из-за разницы температур, в одной ёмкости будет больше водорода, а в другой азота. В данном случае мы имеем дело с диссипативным процессом, который, с одной стороны, творит беспорядок и одновременно, с другой, потоком тепла создает порядок: водо-[с. 80:]род в одной ёмкости, азот – в другой. Порядок и беспорядок, таким образом, оказываются тесно связанными – один включает в себя другой. И эту констатацию мы можем оценить как главное изменение, которое происходит в нашем восприятии универсума сегодня»*.

_________

* Пригожин И., «Философия нестабильности», http://www.accessnet.ru/vivovoco/VV/PAPERS/NATURE/NONSTAB.HTM, опубл. в: «Вопросы философии», 1991 г., № 6, стр. 46–57.

Конечно, скажет читатель, это интересно, но при чём здесь термодинамическая стрела времени? Ведь она работает только в изолированных системах, а Пригожин явно постулирует приток энергии извне. Согласен с этим, когда перед нами какая-нибудь пробирка, в которой вдруг цвета раствора изменяются как цвет глазков светофора. Но всё не так ясно, когда рассматриваются достаточно большие «куски» нашей Вселенной. Как определить – изолированы они или нет? Ведь и сама наблюдаемая Метагалактика является только частью нашей Вселенной. И ещё – сложились ли в них условия для возникновения диссипативных структур, или нет? По каким признакам их обнаружить? Может быть по их «моральному облику»?

Кстати, о выявленных в последнее время математических связях морали и термодинамики для негуманоиных субъектов смотри работу Лефевра*. В этой незаурядной работе Лефевр находит поразительное математическое соответствие морального субъекта и системы, состоящей из тепловых машин и аккумуляторов тепла. Так что я не исключаю, что «и у нас» наступят времена, когда мы будем сопереживать не только моральным терзаниям принца датского, но и сочувствовать тому измученному перегревом бедолаге, который сегодня для нас просто «представляет собой цилиндр с эллиптическим днищем, внутри которого установлен цилиндр с коническим верхом, заканчивающимся цилиндрической головкой»**, и на судьбу которого нам, грубо говоря, наплевать.

_________

* Лефевр В. А., «Космический субъект», М.,1996 г., изд-во «Ин-кварто», стр. 37.

** Васильев Б. Т., Сущёв В. С., Жукова А. А., (ОАО «НИУИФ»), Каграманов Г. Г. (РХТУ им. Д. И. Менделеева), «Сероолеумный способ производства концентрированного диоксида серы», в Бюл. «Мир серы, N, P и К», вып. 5, М., 1999 г., изд-во ОАО «НИУИФ», стр. 11.

[с. 81:] Возможность того, что Вселенная неизолирована по метафизическим причинам, здесь не рассматривается*. Диссипативные структуры сглаживают жёсткость Второго начала термодинамики. Вот и оказывается, что, в отличие от космологической стрелы времени энтропийная и «короче» и «мягче».

_________

* Это утверждение выглядит довольно двусмысленно. Поэтому поясню вложенный в него смысл. То, что по метафизическим причинам Вселенная, как целостная структура, должна быть неизолированной, следует из самого определения метафизики как «того, что лежит ЗА физикой». (Андроник Родосский, I в. до н. э.). А то, что ЗА физическим уровнем познания неизбежно находятся другие, более общие, следует из теоремы Гёделя. Само понятие частного предполагает наличие и общего. Но вот каков характер связей нашей Вселенной и «Окружающей Среды», есть ли среди них физические компоненты – это вопрос конкретно-научных исследований. И физика пытается его исследовать (см., например, теорию эонов Р. Пенроуза, теорию метаболического времени А. П. Левича, ТШРВ М. Х. Шульмана).

Что касается их согласованности, то очевидно, что энтропийная стрела, как «менее мощная», однозначно связана со стрелой космологической – при увеличении количества космологического времени увеличивается и количество квантов пространства, а значит и количество степеней свободы, т. е. способов, которыми можно «устроить» все частицы Вселенной. А ведь энтропия по Больцману есть не что иное как просто логарифм числа этих способов.

И, воздавая дань мощи термодинамики в объяснении картины мира, всегда следует помнить и об отмеченном выше «искривлении» энтропийной стрелы в сильных гравитационных полях, которое является следствием гравитационного «стягивания» термодинамических ансамблей, и о возможном возникновении в них диссипативных структур. Гравитация, или возникшие из флуктуаций диссипативные структуры, уменьшают энтропию, а космологическое расширение – увеличивает. Кроме того, не следует забывать – температура во Вселенной падает, что тоже должно уменьшать энтропию. Но в нашей Вселенной сейчас «побеждает» космологическое расширение, и энтропийная стрела хотя и искривлена, но всё же показывает в ту же сторону, что и космологическая.

Не стоит забывать и о других возможностях противодействия хаосу. Так, Н. А. Козырев считал, что противодействие термодинамическому хаосу оказывает особая физическая природа времени. «Степень активности времени может быть названа его плотностью. Уже из самых общих соображений можно заключить, что существование плотности времени должно вносить в систему организованность, то есть вопреки обычному ходу развития, уменьшать её энтропию. Действительно, когда весь Мир перемещается по оси времени от настоящего к будущему, само это будущее, если оно физически реально, будет идти ему навстречу и будет, стягивая многие следствия к одной причине, создавать в системе тенденцию к уменьшению энтро-[с. 82:]пии. Таким образом, время, благодаря своим физическим свойствам, может вносить в Мир жизненное начало, препятствовать наступлению его тепловой смерти и обеспечивать существующую в нем гармонию жизни и смерти»*.

_________

* Козырев Н. А., «Время как физическое явление», http://www.univer.omsk.su/omsk/Sci/Kozyrev/kozyrev.win.htm (данная статья опубликована в сборнике «Моделирование и прогнозирование в биоэкологии» Латвийского университета им. П. Стучки, Рига, 1982 г.).

Таким образом, мы познакомились с космологической и энтропийной стрелами времени. Перспективы нашего рассмотрения сузились до предела – осталась только историческая стрела времени. Что скажешь, Поэт?


Жить в эпоху свершений, имея возвышенный нрав,

к сожалению, трудно. Красавице платье задрав,

видишь то, что искал, а не новые дивные дивы.

И не то чтобы здесь Лобачевского твёрдо блюдут,

но раздвинутый мир должен где-то сужаться, и тут –

                тут конец перспективы.*

_________

* Бродский И. А., «Избранные стихотворения», М., изд-во «Панорама», 1994 г., стр. 178.



[с. 83:]

Историческая стрела времени



Нельзя сказать, что у меня не осталось вопросов, связанных с космологической и энтропийной стрелами времени. Впрочем, очевидно, что не только у меня. Вот, например, вопрос о дискуссии Эйнштейна с философом Бергсоном. «Недавно вышла книга Сокаля и Брикмона… Одна из рассказанных ими историй посвящена знаменитой дискуссии между Бергсоном и Эйнштейном. Для них эта история служит великолепной иллюстрацией некомпетентности философов, берущихся за осмысление естественнонаучных проблем. Действительно, Бергсон не понимал теории относительности Эйнштейна. А Эйнштейн? Разве он был прав, когда провозгласил, что время – всего лишь иллюзия? В книге, написанной совместно с Инфельдом, Эйнштейн ни разу не упомянул слово “энтропия”! Ясно, что Эйнштейн не понимал бергсоновской duree (продолжительности)»*. Отсюда вывод – не все, не всё и не всегда понимают. И, рассуждая здраво, приходишь к выводу – такого состояния, при котором по обсуждаемой теме «нет вопросов», всё равно достигнуть вряд ли удастся.

_________

* Пригожин И. Р., «Постижение реальности», http://www/accessnet.ru/vivovoco/VV/PAPERS/NATURE/PRIG.HTM, Опубл. в: «Природа», 1998 г., № 6.

Так что перейдём, наконец, к рассмотрению исторической стрелы. Как она связана с космологической и энтропийной? Если бы историческая стрела была так же тесно связана некими материальными носителями, как космологическая и энтропийная, можно было бы сказать просто – если мы не имеем возможности уменьшения количества квантов времени во Вселенной (космологическая стрела), и если у нас нет способов [с. 84:] воздействия на число квантов пространства (энтропийная стрела), История обязана однозначно и бесповоротно следовать из Прошлого в Будущее. Но есть ли материальный квант у Истории? Рискну предположить – нет!*

_________

* Здесь пропущено (по авторскому недосмотру, разумеется!) ключевое слово – «специфический» перед словосочетанием «материальный квант». Очевидно, что все типы истории, даже такой, как «духовная история», воплощены в материальную форму «физических тел и физических лиц» ☺. Ответ «нет» относится к понятию «историческая субстанция».

Эта идея имеет и строгую естественнонаучную основу. Рассмотрим её подробнее.


Теория Эверетта

В июльском номере известного журнала «Reviews of Modern Physics» за 1957 год появилась статья (фактически – реферат диссертации на степень доктора философии) молодого американского теоретика из Принстонского университета Хью Эверетта III под нарочито академическим названием «Формулировка квантовой механики посредством понятия “соответственное состояние”».


[с. 85:]


Титульная страница статьи Эверетта воспроизводится с любезного разрешения American Physical Society от 9.10.2000. Copyrights see on page 317.


[с. 84 (продолжение):] Во введении автор старательно отводит возможные обвинения в радикализме, демонстрирует свою приверженность принципу преемственности и «кланяется» авторитетам. Он пишет: «Цель настоящей работы не отрицание общепринятой формулировки квантовой теории или противопоставление ей чего-то другого – она продемонстрировала свою применимость в подавляющем большинстве проблем – но, скорее, выдвижение новой, более общей и полной формулировки, из которой общепризнанная интерпретация может быть выведена»*.

_________

* Everett Hugh, «“Relative State” Formulation of Quantum Mechanics», Reviews of Modern Physics, 1957, v. 29, № 3, p. 454 (перевод В. О. Гладышева).

Но не помогли ни «реверансы», ни авторитет рецензентов, среди которых был и сам Нильс Бор, – теория Эверетта быстро стала «физическим апокрифом». Кстати, не исключаю, что именно Бор сыграл в истории теории Эверетта весьма сложную, «двоякую» роль*. Но об этом позже. А пока продолжу. О теории Эверетта знали специалисты, она была «на слуху», но, будучи принципиально фундаментальной, она не вошла в основание квантовой механики. Более того, даже в специальной физико-биографической справочной литературе очень трудно найти хоть какие-то сведения о самом Х. Эверетте. В примеча-[с. 86:]нии редакции к тексту статьи говорится, что «в настоящее время», т. е. в 1957 году, после окончания университета, Эверетт работает в какой-то пентагоновской группе по ядерным системам (вероятно, аналог нашего «ящика»)**. Ничего больше о нём я не нашёл, пока по дружеской «наводке» не обратился к одной интернетовской страничке***.

_________

* Подробности истории взаимоотношений Х. Эверетта и Н. Бора в связи с фактами, изложенными в книге П. Бирна, рассмотрены в моей монографии «Многоликое мироздание. Эвереттическая прагматика» на стр. 584–588 (milkywaycenter.com/Book3.zip).

** ibid.

*** Price Michael Clive, «The Everett FAQ», February 1995, http://www.hedweb.com/everett/everett.htm.

Там я наконец-то узнал, что Эверетт родился в 1930 году и получил образование химика-технолога в Американском католическом Университете. Но, видимо, не химическая технология была звездой Эверетта. Продолжает он своё образование в Принстоне, под руководством Уилера, где в дискуссии с находившимися там ассистентами Бора Аагом Петерсеном и Чарлзом Миснером* у Эверетта и зародилась идея новой трактовки функции состояния с помощью понятия «соответственное состояние». Дальше всё «как в кино» – аспирантские идеи поддержаны руководителем, представлены в январе 1956 года на научной конференции в Чэпель Хилле (Университет Северной Каролины), опубликованы в трудах этой конференции и стали основой диссертации на первую научную степень доктора философии. Вероятно, через Петерсена и Миснера идеи Эверетта стали известны Бору и были им поддержаны** вначале настолько активно, что публикуется статья уже в солидном журнале***. А дальше случилось что-то непонятное. По поводу статьи возникает какой-то «заговор молчания». Сам Эверетт (по молодости и американской непосредственности) решает всё выяснить у главного авторитета и летит в Копенгаген к Бору. Однако (и это тоже не кажется логичным), он вынужден «весьма поспешно вернуться обратно»****. Что сказали друг другу Бор и Эверетт – неизвестно, но, думаю, догадаться нетрудно. (Особенно после анализа текста статьи Уилера, опубликованной в том же журнале в связке со статьёй Эверетта. В этой работе Уилер прямо ставит Эверетта в один ряд с Ньютоном и Эйнштейном, а о концепции дополни-[с. 87:]тельности Бора говорит как о противоречащей идеям Эверетта). После возвращения из Европы Эверетт бросает физику, уходит работать в Пентагон (занимался он, между прочим, «максимизацией норм разрушения в ходе конфликтов с применением ядерного оружия»*****, но и там задерживается ненадолго. Он уходит в бизнес, становится «частным подрядчиком» и, вскоре, мультимиллионером******. После того, как Уилер и Де Витт в 70-х годах вновь возродили интерес физиков к идеям Эверетта, он решает даже вернуться в науку и заняться проблемами измерения в квантовой механике. Но – не судьба. В 1982 году Эверетт умирает от сердечного приступа.

_________

* Ассистентом Бора был только Петерсен, Мизнер (так правильнее) был, как и Эверетт, аспирантом в Принстоне. – Ред.

** Бор, насколько известно, никогда не поддерживал идей Эверетта, а при личной встрече в Копенгагене, которую усиленно организовывал Уилер, уклонился от обсуждения их вообще. Документальных следов той «полезной критики», за которую Эверетт в сноске к статье благодарит Бора, пока не найдено. Возможно, это был устный отзыв, переданный через Уилера, Петерсена или кого-либо ещё. – Ред.

*** Everett Hugh, «“Relative State” Formulation of Quantum Mechanics», Reviews of Modern Physics, 1957, v. 29, № 3, pр. 454–462.

**** Price Michael Clive, «The Everett FAQ», February 1995, http://www.hedweb.com/everett/everett.htm.

***** ibid.

****** По более достоверным оценкам, личное состояние Эверетта было «на пике» (в 1970-х) около 1 млн. долл. (~10 млн. долл. в сегодняшнем исчислении), но к моменту его внезапной смерти оно было заметно меньше, т. к. его бизнес (в основном в сфере программирования) шёл чем дальше, тем менее успешно. Чувствовалось, что это «не его», что он занимается бизнесом лишь как рутиной, а гений его витает в других сферах, и в итоге конкуренты его мало-помалу теснят. – Ред.

Когда в середине восьмидесятых годов я спросил известнейшего физика и космолога академика Гинзбурга о его мнении по поводу теории Эверетта, Виталий Лазаревич сухо сказал: «Я в это не верю». Для меня такой ответ означал следующее. Теория Эверетта – аксиоматическая метатеория. Это значит, что все существующие представления квантовой механики являются одним из частных случаев теории Эверетта. Её принятие или отклонение в целом никак не скажется на известных проявлениях известных законов. Принятие может дать шанс увидеть новые перспективы, но для этого придётся пожертвовать ни много, ни мало существующим взглядом на природу вещей. Отклонение – сохранение существующей картины мира и продолжение оправданной опытом работы по её детализации. Здесь в чистом виде проблема выбора, исходящего из некоторых внутренних критериев. Но и содержание этих критериев, и сам выбор – глубоко личное дело. Это не обсуждается публично. Однако результат публичен – аксиомы либо принимаются, либо — нет. Вместе с тем, никаких опровергающих фактов, никаких «ошибок» за несколько десятилетий существования этой теории не обнаружилось. Иначе реакция Гинзбурга была бы совсем иной – на профессиональные ошибки он реагировал весьма эмоционально и образно. Вполне аналогична и типична реакция другого авторитета – Ильи Пригожина. Говоря о фундаментальных проблемах квантовой механики, И. Пригожин [с. 88:] формулирует парадокс: «обратимое уравнение Шредингера может быть проверено лишь с помощью необратимых измерений, которые это уравнение, по определению, не может описывать. [Курсив И. П.] Следовательно, квантовая механика не может быть замкнутой теорией»*. Но, рассматривая пути выхода из парадоксальной ситуации, он отвергает путь, предложенный Эвереттом, одной фразой, не скрывающей, правда, абсолютно вкусовых причин своего неприятия: «Предлагались и менее правдоподобные решения проблемы, такие, как гипотеза многих миров Эверетта»**. Для меня такое отвержение – как «менее правдоподобное» — означает объективное признание. Но, по причинам совершенно субъективным, Пригожин не принимает аксиоматики Эверетта. И это его право. (Но и его проблемы…)

_________

* Пригожин Илья, Стенгерс Изабелла, «Порядок из хаоса», М., 1986, изд-во «Прогресс», стр. 293.

** ibid., стр. 294.

В чём же суть теории Эверетта? В основе концепции Эверетта лежит утверждение, что в замкнутой Вселенной всякое наблюдение за объектом (взаимодействием) само является взаимодействием, причём не существует какого-то «супервнешнего наблюдателя», который мог бы изучать процесс нашего наблюдения, не взаимодействуя с ним. Это утверждение эквивалентно тому, что в случае появления такого «супервнешнего наблюдателя» он всегда может рассматриваться как обычный, а его процесс «наблюдения над наблюдением» сведётся к процессу наблюдения над взаимодействием. Таким образом, с этой точки зрения философский Бог есть простой наблюдатель при условии, что он – часть Вселенной*.

_________

* Точнее, часть Мироздания.

Далее, нам следует понять значение термина «соответственное состояние» («relative state»)*. Согласно Эверетту, он означает, что в любой сложной системе, состоящей из выделенных по каким-то правилам подсистем, «подсистемы не имеют состояний, независимых от состояний остальных частей системы». То есть всё связано со всем. (Хотя, разумеется, степень связи может быть различной). Кроме того, хотя физически можно выделить какую-то одну подсистему (пару объект—наблюдатель), физически же невозможно определить её «истинное», «единственное» состояние.

_________

*В настоящее время более употребительным является перевод «соотнесённое состояние», предложенный Е. Б. Шиховцевым.

[с. 89:] Под наблюдателем Эверетт понимает не только человека, но и любую механическую или электронную систему, способную запоминать предыдущие результаты и действовать в соответствии с последним результатом наблюдения.

В зависимости от состояния объекта, состояния наблюдателя будут различными, а «истинное» состояние определяется как суперпозиция (сумма) всех физически возможных состояний. Иными словами, именно пара «объект-наблюдатель» при каждом событии (взаимодействии внутри объекта и фиксации результата) «расщепляется» и принимает состояния, соответствующие физически возможным результатам такого взаимодействия. Но, поскольку пара – это подсистема, вместе с ней делится, ветвится, расщепляется и вся система, т. е. Вселенная. Эверетт утверждает: «После определённой последовательности наблюдений все деления существуют одновременно в суперпозиции»*.

_________

* Everett Hugh, «“Relative State” Formulation of Quantum Mechanics», Reviews of Modern Physics, 1957, v. 29, № 3, p. 459 (перевод В. О. Гладышева).

Почему вообще возникает этот процесс ветвления? Дело в том, что в отличие от классической картины мира, в квантовой механике установлено, что в процессе взаимодействия объект наблюдения не может остаться неизменным. Но наблюдение – это всегда тоже взаимодействие с наблюдаемым объектом: освещение, нагрев, механические операции и т. д., а также получение информации от объекта. И даже при пассивном наблюдении мы получаем информацию об объекте путём «изъятия» из окружающей объект среды по крайней мере части квантов излучения, что влияет и на состояние объекта, и на состояние наблюдателя.

Вот это-то принципиально отличает трактовку Эверетта от «стандартной». Не только объект, но и наблюдатель, получив информацию об объекте, меняет своё состояние. При наблюдении меняется состояние каждого члена пары, тогда как в «стандартной» квантовой механике рассматривается изменение только объекта. Разумеется, поскольку наблюдатель – макрообъект, его физические параметры изменяются весьма незначительно. Но, как следует из теории Эверетта, кроме физического, крайне важно учитывать и информационное изменение в состоя-[с. 90:]нии наблюдателя. Это важнейшее дополнение Эверетта к понятийному аппарату квантовой механики следует из того, что, согласно Эверетту, ψ-функция наблюдателя в качестве параметра содержит его память*. А она, естественно, сильнейшим образом зависит от «качества» наблюдателя. Если наблюдателем является прибор (фотопластинка, счётчик Гейгера, камера Вильсона и т. п.), то изменение его памяти детерминировано свойствами прибора (засветка, импульс тока, конденсация паров и т. п.). Если же наблюдатель разумен, то картина существенно усложняется. Но в любом случае – является ли наблюдателем данного события нобелевский лауреат по физике или лабораторная уборщица – изменение состояния разумного наблюдателя определяется не только информацией, полученной из опыта, но и волевой интерпретацией этой информации. К чему это может привести, мы рассмотрим позже. Здесь же отметим, что заслуга Эверетта в прояснении физической картины состоит в том, что он привлёк внимание к утверждению – после взаимодействия и регистрации результата этого взаимодействия наблюдателем, ψ-функция пары «объект—наблюдатель» должна принять новое значение. Очень важно ещё раз отметить, что ψ-функция включает в себя и состояние памяти наблюдателя, т. е. в случае разумного наблюдателя состояние объекта зависит от психики наблюдающего. Оно описывается уравнением Шредингера и принципиально вероятностно. Таким образом, после любого взаимодействия система может перейти в ряд состояний пар «объект-наблюдатель» с определённой вероятностью. Число этих состояний определяется физическими (и, в соответствии с отмеченной особенностью ψ-функции, психическими**) условиями таким образом, что разветвившиеся пары реализуют все варианты конечного состояния, не противоречащие начальным физическим и психологическим (а в общем случае и «ноологическим») условиям.

_________

* Понятие ψ-функции (синоним – «волновая функция») – одно из фундаментальных понятий квантовой механики. Оно характеризует количественную меру обнаружения квантовой системы в определённом состоянии (т. е. с определёнными координатами, импульсами и энергиями всех составляющих систему элементов). Этой количественной мерой является вероятность обнаружения системы в данном состоянии при её «измерении» – в процессе взаимодействия с ней наблюдателя. («Наблюдателем» может быть и человек, и прибор и просто другая квантовая система). Вероятность пропорциональна квадрату модуля волновой функции.

** В настоящее время в эвереттике вместо термина «психический» принят другой, более общий, термин – «психоидный». Это позволяет избежать необходимости изобретать новые термины для описания Наблюдателей, не являющихся людьми.

Вне рамок теории Эверетта считается, что происходит следующее. В результате взаимодействия объект меняет своё состояние, причём из многих равновероятных какое-то одно состояние становится действительным. Однако Поэт, следуя по эвереттовскому пути, с этим не согласен. Он даже нашёл специ-[с. 91:]альный графический приём, подчёркивающий принципиальную неоднозначность вероятностных событий для обоих членов пары:


Каменное гнездо оглашаемо громким визгом

тормозов; мостовую пересекаешь с риском

быть залёванным насмерть.*

_________

* Бродский И. А., «Избранные стихотворения», М., изд-во «Панорама», 1994 г., стр. 297.

На этом примере можно видеть процесс ветвления. (Кстати, именно этот термин употребляет сам Эверетт). В одной Вселенной пересечение мостовой связано с риском образования пары заклёванный пешеход – сбивший его автомобиль, в другой же – в паре с заплёванным пешеходом остается заплёванный той же грязью, но не совершивший наезда автомобиль.

Так что даже во вполне житейских ситуациях вполне представима вероятностная неоднозначность – что уж говорить о квантовых явлениях!

Поскольку, как указывалось выше, статья Эверетта является изложением его диссертации, которая проходила через многочисленные обсуждения (в том числе, напомню, и с участием ассистентов Н. Бора), именно по поводу этого утверждения, являющегося ключевым, и были высказаны «различные мнения». Сам Эверетт сделал в публикации к этому месту следующее примечание: «При обсуждении этой статьи некоторые коллеги подняли вопрос о “переходе от возможного к действительному” утверждая, что “реально” нет расщепления в состояниях наблюдателя, существует только одна ветвь. На это можно ответить следующее. С точки зрения теории все элементы суперпозиции (все ветви) действительны. Не следует предполагать, что все элементы, кроме одного, как-то разрушены, т. к. все отдельные элементы суперпозиции удовлетворяют уравнению волны, независимо от наличия или отсутствия других элементов. Аргументы того плана, что картина мира, представленная теорией, противоречит практике, похожи на критику теории Коперника. В обоих случаях аргу-[с. 92:]менты рушатся, когда теория показывает то же, что и действительная практика»*.

_________

* Everett Hugh, «“Relative State” Formulation of Quantum Mechanics», Reviews of Modern Physics, 1957, v. 29, № 3, p. 460 (перевод В. О. Гладышева).

Сегодня всё это можно легко увидеть в официальном толковании принципа суперпозиции. По определению, это «Принцип, состоящий в том, что если некоторые два состояния квантовой системы описываются в пространстве состояний соответственно векторами ψ1 и ψ2, то вектор ψ = λ1ψ1 + λ2ψ2, где λ1, λ2 – произвольные комплексные числа, |λ1|2 + |λ2|2 ≠ 0, также описывает некоторое возможное состояние той же системы»*. Это можно считать и формулировкой теории Эверетта, если заменить слово «возможное» на слово «реальное».

_________

* Квантовая механика. Терминология, Сборник рекомендуемых терминов, вып. 104, М., 1985 г., изд-во «Наука», стр. 7.

Собственно, именно здесь, в примечании, и проявляются все претензии Эверетта на значимость своей метатеории. Он со всей определённостью настаивает, что его теория описывает реальный мир. А это претендует на решение проблемы, поставленной перед физикой ещё Эйнштейном. «Эйнштейн был не согласен с тем, что квантовая механика не даёт однозначного ответа на некоторые вопросы, а лишь предсказывает вероятность того или иного результата. Эйнштейн не считал, что это новое учение, он рассматривал квантовую механику как временное средство, которым нужно пользоваться, пока учёные не получат “полного описания реальности”»*. А в соответствии с гипотезой Эверетта, реальный мир всегда имеет конкретную причину своего существования – он сам в предшествующий миг. Сравнение с Коперником в тексте примечания не случайно – коперниканство в своё время принималось и допускалось католической церковью в качестве «математического приёма», удобного для вычислений, но не имеющего ничего общего с физической реальностью. Кстати, и Галилей пострадал фактически не за использование теории Коперника, а за несогласие с оценкой коперниканства как математического инструмента, за утверждение физичности гелиоцент-[с. 93:]рической системы мира. Так что именно здесь – в утверждении физической реальности «ветвления» – и лежит аксиоматическое основание теории Эверетта.

_________

* Мицук О., «Альберт Эйнштейн», Минск, 1998 г., изд-во ООО «Кузьма», стр. 163–164.

Эверетт, следуя непреодолимому инстинкту исследователя, не выдержал внутреннего интеллектуального давления осенившей его мысли и не удержался от соблазна обсудить её публично. (Это моральная аксиома – слаб человек...) А мысль, вызвавшая в дальнейшем столь сильное брожение умов, сводилась к тому, что восприятие информации о событии не может не изменять состояния наблюдателя. Причём любого наблюдателя – от магнитофона до академика.

Не буду утруждать читателя математической стороной теории Эверетта, но свидетельствую для тех, кто не захочет обращаться к оригиналу статьи лично – математический аппарат, используемый Эвереттом, вполне соответствует уровню современной физики, и понятия Гильбертова пространства, формализма фон Неймана, не говоря уж о разных гамильтонианах и ψ-функциях, используются в количествах, на мой взгляд, даже излишних. (Впрочем, в противном случае профессионалы типа Бора и Гинзбурга вообще вряд ли стали бы обсуждать что-либо).

Однако понять содержание статьи настолько, чтобы сделать аксиоматический выбор, можно и с достаточно скромным математическим багажом. Лично я на этой мировоззренческой развилке принимаю трактовку Эверетта и верю в то, что реальный мир ветвится при каждом происходящем в нём событии – от перехода электрона с одной орбитали на другую до выборов президента России.

Любопытно выглядит мысленная проекция из бурных тридцатых, когда квантовая механика только кристаллизовалась, на наш конец века и тысячелетия некоторых мыслей действительно гениальных физиков.

Принципиальная допустимость существования эвереттовских Вселенных – дискретность состояний – это краеугольный камень квантовой теории и одна из причин того, почему идеи Эверетта невозможно «закрыть». Вот цитата из нобелевской речи В. Гейзенберга: «Каждое наблюдение приводит к некоторому прерывному изменению математических величин, характеризующих атомный процесс, и, следовательно, к пре-[с. 94:]рывному изменению самого физического явления»*. Отсюда видно, какая важность придавалась осознанию дискретности в качестве фундаментального свойства мироздания ещё «отцами-основателями» квантовой механики. А именно это и необходимо для признания идей Эверетта об ансамбле Вселенных. Ещё один корифей — Э. Шрёдингер – в своей нобелевской лекции также высказал мысль, которую вполне можно было бы поставить эпиграфом к статье Эверетта: «Никогда нельзя сказать, что в действительности имеет место, или в действительности происходит, но лишь указать, что будет наблюдаться в данном частном случае» [разрядка – Э. Ш., курсив – Ю. Л.]**.

_________

* Гейзенберг В., «Развитие квантовой механики», Нобелевская лекция, в сб.: «Современная квантовая механика. Три нобелевских доклада», Л.–М., 1934, изд-во ГТТИ, стр. 27.

** Шрёдингер Э., «Основная идея квантовой механики», Нобелевская лекция, в сб. «Современная квантовая механика. Три нобелевских доклада», Л.–М., 1934, изд-во ГТТИ, стр. 59.

Зададимся теперь вопросом: почему Бор сначала поддержал Эверетта*, но ни разу в дальнейшем не использовал его идеи? Я не анализировал этого вопроса достаточно глубоко, чтобы дать обоснованный ответ. (Да и материалов для анализа пока ещё нет). Но определённое впечатление у меня сложилось. И я его изложу. Мне кажется, что главным в столь активной начальной поддержке было то, что сам Бор к моменту знакомства с Эвереттом уже давно и ясно понял, что классическая причинность является сильно сдерживающим фактором для развития квантовой механики. Уже в знаменитом докладе Минковского обнаруживается покушение на принцип классической причинности, поскольку, как сказал Минковский, после создания Эйнштейном СТО «... время лишилось своего значения понятия, однозначно определяемого явлениями»**.

_________

* Бор не поддерживал Эверетта: см. прим. (**) к стр. 86. – Ред.

** Минковский Герман, «Пространство и время», Казань, 1911 г., издание Казанского Императорского Университета, стр. 9–10.

И понимание этого было причиной глубоких споров Бора с Эйнштейном и мучительных поисков одновременно и радикального и, вместе с тем, психологически приемлемого как для самого Бора, так и для физиков старшего поколения выхода. О своём понимании негативного влияния принципа классической причинности он ещё в 1937 году писал так: «... мы видим, что [с. 95:] неудача попыток каузального истолкования квантовых явлений непосредственно связана с предположениями о применимости самых элементарных понятий, используемых для описания рассматриваемых явлений»*. Кому-то может показаться, что Бор выражается «темновато». Что ж! Может быть и так. Сложность письменной речи Бора отмечают и издатели его трудов: «Язык статей Бора весьма труден, перевод их сопряжён с большими сложностями»**. Но, вдумавшись в смысл высказывания Бора, понимаешь – он неудовлетворён самыми общими аксиомами физики микромира – о физическом смысле пси-функции, об объективном смысле физического эксперимента, о загадочной несовместимости информации о физических объектах в микромире.

_________

* Бор Нильс, «Причинность и дополнительность» [1937], в кн.: «Избранные научные труды», т. 2, Статьи 1925–1961, М., 1971 г., изд-во «Наука», стр. 208.

** «От редакции», в кн.: Бор Нильс, «Избранные научные труды», т. 1, Статьи 1909–1925, М., 1970 г., изд-во «Наука», стр. 3.

Сам Бор «боролся» с классической причинностью с помощью «принципа дополнительности». Он считал, что сама ситуация в квантовой механике «заставляет нас заменить классический идеал причинности некоторым более общим принципом, называемым обычно “дополнительностью”»*. Принцип состоял в том, что экспериментально несовместимые свойства системы (волна—частица, например) не исключают, а дополняют друг друга при полном описании явления. Но сегодня, спустя несколько десятилетий после смерти главного проповедника этого принципа и после лавины новой физической информации (особенно на стыке космологии и теории элементарных частиц), стало ясно, что принцип дополнительности – это только «нулевое приближение» к тому решению парадоксов причинности, которое предложил Эверетт.

_________

* Бор Нильс, «Причинность и дополнительность» [1937], в кн.: «Избранные научные труды», т. 2, Статьи 1925–1961, М., 1971 г., изд-во «Наука», стр. 205.

Думается, что подсознательно Бор прочувствовал, что теория Эверетта – по меньшей мере хороший «союзник» его принципу дополнительности, а потому вначале и поддержал её столь решительно*. Но, по мере осознания степени общности и глубины подхода Эверетта, Бор стал понимать и степень переоценки, которой должна быть подвергнута его, боровская (теперь гово-[с. 96:]рят «копенгагенская»), интерпретация квантовой механики. К такой переоценке результатов своей многолетней работы он, видимо, был не готов. Во всяком случае, в собрании наиболее значимых его трудов об Эверетте и его теории нет ни слова...

_________

* Бор не поддерживал Эверетта: см. прим. (**) к стр. 86. – Ред.

А вот и первые ростки официального признания. Даже вполне консервативная и академическая «Физическая энциклопедия» в последнем издании уже признаёт гипотезу о множественности Вселенных, не называя, правда, Эверетта: «Поскольку Вселенная не обязательно исчерпывает собой весь объективно существующий материальный мир, допустима гипотеза о существовании других вселенных. Эти вселенные рассматриваются пока чисто умозрительно, они могут быть либо всегда отъединёнными от нашей Вселенной, либо иметь общее с ней происхождение от одной первичной правселенной»*. Но это сказано через 30 лет после публикации статьи Эверетта!

_________

* Физическая энциклопедия, «Вселенная», т. 1, М., 1988 г., изд-во «Советская энциклопедия», стр. 346.

Абсолютно в том же духе высказывался и один из патриархов отечественной астрофизики И. С. Шкловский. «Вопрос о том, существуют ли другие Вселенные, представляется отнюдь не праздным. Современная наука не в состоянии даже подойти к этой проблеме. Пока сделаны только первые попытки к первому шагу в этом фантастически трансцендентном направлении. Мы имеем в виду чисто абстрактные конструкции американцев Уилера и Эверетта. Последний пытался связать этот вопрос с фундаментальной для квантовой механики проблемой измерений. Согласно Эверетту при каждом таком измерении Вселенная “разветвляется” на ряд параллельных Вселенных, каждая из которых соответствует определённому результату измерений. Пока это, конечно, игра ума. Но – кто знает, чем такая игра кончится? Не является ли идея Эверетта “безумной” в высоком “боровском” смысле данного слова. Придётся, увы, подождать по крайней мере до XXI века…»*. Здесь очень важно отметить по сути пророческие слова Шкловского о трансцендентном направлении «конструкции Уилера и Эверетта». Мы вернёмся к этому вопросу в Приложении 2 «Сингулярности и k-числа» и Приложении 10 «О воплощении идей».

_________

* Шкловский И. С., «Большая Вселенная», http://www.khv.ru/edu/astron/astron2.htm.

[с. 97:] То, что с момента публикации статьи Эверетта прошло более сорока лет, и она до сих пор не забыта – важное свидетельство в пользу плодотворности высказанных в ней идей. Почему же она «официально» не признана? Одну из причин этого может подсказать такая цитата из книги знаменитого популяризатора математики Мартина Гарднера «Путешествие во времени», изданной на языке оригинала в 1988 году (через 30 лет после журнальной статьи Эверетта!) и опубликованной на русском в 1990 году: «Эстетическая привлекательность интерпретации квантовой механики на основе теории множественности миров общепризнанна, однако в неё никто не верит»*. Замечательное положение! Всем вроде и нравится, но поверить в красоту боятся. В следующей фразе Гарднер впадает в противоречие с собственным утверждением, но что поделаешь! Такова природа обсуждаемого предмета: «Правда, – продолжает Гарднер, – несколько ведущих физиков приняли (и продолжают разделять) точку зрения, согласно которой существование чудовищного количества логически возможных миров вполне допустимо»**. Кто же именно и почему? Гарднер упоминает о том, что Джон Арчибальд Уилер, знаменитый американский физик-теоретик, «сначала поддерживал интерпретацию квантовой механики на основе теории множественности миров, но затем отказался от неё»***. Кроме того, Гарднер приводит цитату из статьи 1970 года одного из основоположников теории квантовой гравитации Де Витта (кстати, одного из организаторов научной конференции по проблеме «Роль гравитации в физике» в Чэпель Хилле, где впервые публично со своими идеями выступил Эверетт), который «не отказался». Де Витт пишет: «... Такой мир постоянно делится на чудовищно большое число ветвей, возникающих вследствие аналогичных измерениям взаимодействий между мириадами его компонент. Кроме того, каждый квантовый переход, происходящий в каждой звезде, в каждой галактике, в каждом далёком уголке нашей Вселенной приводит к ветвлению нашего локального мира на Земле на мириады копий.

_________

* Гарднер Мартин, «Путешествие во времени», М., 1990 г., изд-во «Мир», стр. 22.

** ibid.

*** ibid., стр. 23.

[с. 98:] Я хорошо помню тот шок, который я испытал при первом знакомстве с концепцией множественных миров. Мысль о том, что 10100... ваших слегка несовершенных двойников постоянно ветвятся, порождая новых двойников, которые, в конце концов, становятся совершенно неузнаваемыми, не так-то легко примирить со здравым смыслом»*. Статья входит в специальный сборник под редакцией Де Витта и Грэхема**, посвящённый гипотезе Эверетта, что само по себе весьма показательно. К сожалению, мне не удалось с ним ознакомиться.

_________

* ibid., стр. 22–23.

** De Witt B. S., Graham N., ed., «The Many-Worlds Interpretation of Quantum Mechanics», Princeton University Press, 1973.

Некоторые из недоумений Де Витта будут обсуждены нами позже, но из приведённой цитаты ясно, что неприятие теории Эверетта среди прочего имеет и эмоциональную окраску. Даже профессионалы высочайшего класса – прежде всего люди. И такая ломка традиционных представлений о мире не может не вызывать чисто инстинктивного отторжения.

Но всё, что говорилось до сих пор, это ранняя история эвереттизма. Не добавляя ничего по существу теории, я могу охарактеризовать рост её «общественного статуса» в последнее десятилетие следующей цитатой из очень важной и авторитетной монографии А. Д. Линде – одного из ведущих космологов школы Я. Б. Зельдовича и международно признанного авторитета в инфляционной космологии: «... фактом своего существования наблюдатель как бы производит редукцию полной волновой функции Вселенной к той её части, которая описывает наблюдаемый им мир. Именно такая картина получается, если следовать стандартной копенгагенской интерпретации квантовой механики. С этой точки зрения наблюдатель выступает не как пассивный свидетель, а скорее как участник создания Вселенной.

Несколько иначе всё выглядит в рамках многомировой интерпретации квантовой механики [303–309], которой придерживается сейчас бóльшая часть специалистов по квантовой космологии [курсив Ю. Л.]. Согласно этой интерпретации, волновая функция ψ(hij, φ) одновременно описывает все возмож-[с. 99:]ные типы Вселенных вместе с живущими в них наблюдателями всех возможных типов. Проводя измерение, наблюдатель не редуцирует волновую функцию всех Вселенных к волновой функции одной из них (или их части), а лишь уточняет, кто он и в какой именно из этих Вселенных он находится. В результате получаются те же результаты, что и в рамках стандартного подхода, но без привлечения малообоснованной гипотезы о редукции волновой функции в момент измерения»*.

_________

* Линде А. Д., «Физика элементарных частиц и инфляционная космология», М., 1990 г., изд-во «Наука», стр. 211–212.

Уточню для ясности. Линде употребляет термин «многомировая интерпретация» в том же смысле, в каком здесь используется «эвереттизм». Приведённая в квадратных скобках литература содержит рассмотренную выше статью самого Эверетта*, а также её обсуждения и дискуссии**, которые я не имел возможностей проработать.

_________

* Everett Hugh, «“Relative State” Formulation of Quantum Mechanics», Reviews of Modern Physics, 1957, v. 29, № 3, p.454–462.

** De Witt B. S., Graham N., ed., «The Many-Worlds Interpretation of Quantum Mechanics»., Princeton University Press, 1973;

De Witt B. S., «Physics Today», 1970, v. 23, p. 30;

De Witt B. S., «Physics Today», 1971, v. 24, p. 36;

Smolin L., «Quantum Theory of Gravity», ed. S. H. Christensen, Bristol: Adam Hilger, 1984, p. 431;

Deutsch D., «Intern. J. Theor. Phys.», 1985, v. 24, p. 1;

Markov M. A., Mukhanov V. F., «Phys. Lett.», 1988, v. 127A, p. 251;

Mukhanov V. F., «Proc. Third Seminar on Quantum Gravity», eds. M. A. Markov, V. A. Berezin, V. P. Frolov, Singapore: World Sci, 1984, p. 16.

В этой цитате из А. Линде я не могу согласиться только с одной мыслью. Линде считает, что наблюдатель становится творцом в копенгагенской интерпретации, а у Эверетта он – классический экскурсант по сотворённому кем-то лабиринту. Мне же представляется, что в копенгагенской версии наблюдатель довольствуется ролью советского туриста, для которого Париж – это город, где расположена музей-квартира В. И. Ленина, и только. Эвереттовская же концепция превращает его в скульптора, истинного творца, перед которым лежит глыба мрамора, заключающая в себе все возможные шедевры мира, а он сам, отсекая лишнее, творит своё произведение.

То, что эвереттизм стал в последнее время одним из важных компонентов интеллектуальной атмосферы мира физиков, [с. 100:] можно подтвердить и таким замечанием Линде: «Мы не будем углубляться здесь в подробную дискуссию о проблеме интерпретации квантовой механики, которая при обсуждении квантовой космологии становится особенно острой»*.

_________

* Линде А. Д., «Физика элементарных частиц и инфляционная космология», М., 1990 г., изд-во «Наука», стр. 212.

Создаётся впечатление, что теория Эверетта – классический пример того, что для признания действительно новых идей нужны новые люди. Признание приходит через ротацию поколений… Но и теперь эвереттизм – это «острая приправа» на физической кухне. А когда оправдан риск её использования? Приведу такую химическую притчу. «За последнее время разработан ряд новых реагентов, которые в какой-то степени очень токсичны, канцерогенны или мутагенны, а также неудобны в обращении. Их использование оправданно, лишь когда это приводит к особенно высоким выходам или позволяет реализовать ранее невозможные превращения. Во всех остальных случаях следует использовать старые, испытанные методы...»*

_________

* Титце Л., Айхер Т., «Препаративная органическая химия», М., 1999 г., изд-во «Мир», стр. 497.

Для окончательного принятия теории Эверетта на современном этапе развития физики нужно, как мне кажется, чтобы её идеи стали необходимыми для решения конкретных задач. И, думается, что проблема исторической стрелы времени как раз из тех, которые для своего решения не могут обойти без внимания позиции, занятые в физике Эвереттом.

Так какое же отношение имеет теория Эверетта к проблеме исторической стрелы времени?


Время в эвереттовых Вселенных

Самое важное в теории Эверетта для наших целей понятие – это ветвление Вселенных. Вследствие любых физических процессов возникает многозначность в параметрах состояния-следствия при однозначном состоянии-причине. Огромность этой многозначности, как мы видели выше, пугает воображение даже Де Витта.

Если бы ψ-функция наблюдателя не изменялась при регистрации результата, никакого ветвления бы не было. Один наблю-[с. 101:]датель всегда фиксирует только один результат. Ветвление – это следствие появления нескольких наблюдателей, каждый из которых фиксирует свой результат. Мы говорили ранее о возникновении при каждом наблюдении квантовой пары объект— наблюдатель, которая и принимает «различные значения».

Существенно то, что именно при рассмотрении теории Эверетта мы впервые столкнулись с необходимостью строго учитывать причинно-следственные связи явлений при рассмотрении стрел времени. Ранее наличие таких связей как бы выносилось за скобки – Большой взрыв был причиной всего последующего развития, однако причинно-следственные связи деталей этого развития не играли роли в полученных выводах об общих свойствах космологического и энтропийного времён. Теперь же ситуация иная – именно детали каждого акта физических взаимодействий определяют общий ход исторического процесса. Здесь мы прикоснулись к механизму возникновения исторической стрелы времени.

Рассмотрим процесс ветвления на примере наблюдения какого-то квантового события (скажем, дифракции электрона на кристаллической решётке). Для проведения мысленного эксперимента возьмём прибор, подробно описанный Н. Бором в его классической статье «Можно ли считать квантовомеханическое описание полным?»*, но используем его для наших целей. Мы будем смотреть только за тем, в какую сторону отклонился электрон.

_________

* Бор Нильс, «Можно ли считать квантовомеханическое описание полным?» [1935], в кн.: «Избранные научные труды», т. 2, Статьи 1925–1961, М., 1971 г., изд-во «Наука», стр. 182.

Предположим, что мы имеем в своём распоряжении не очень чувствительный датчик, который может фиксировать положение электрона после прохождения им кристалла только в пределах полуокружности, т. е. датчик может показать, что электрон полетел влево или вправо. Кроме того, примем во внимание, что наблюдатель мог «уснуть», «забыть» да и вообще не фиксировать результат дифракции. Это событие будем называть нулевым опытом. (Насколько «вправо» или «влево» улетит электрон – не важно. Вообще говоря, он «исчезает» из истории до следующего взаимодействия).

[с. 102:] Тогда, согласно Эверетту, после фиксации результата дифракции, Вселенная «разветвится» на три состояния, т. е. возникнут три новых Вселенных: в одной из них наблюдатель зафиксирует и запомнит, что электрон полетел влево, во второй наблюдатель увидит электрон, улетевший вправо, а в третьей – не зафиксирует ничего. Предположим ещё, что мы смогли провести все измерения столь быстро (или изолировались от окружающего мира столь тщательно), что никаких других событий во Вселенной в течение эксперимента не произошло (или мы о них ничего не знаем).

Определим также цепочку причинно-следственных связей для проведения серии из двух аналогичных экспериментов: эксперимент 1 (причина 1) – фиксация результата 1 (следствие 1, причина 2) – эксперимент 2 (следствие 2, причина 3) – фиксация результата 2 (следствие 3).



Рис. 8. Ветвление Вселенных в модельном эксперименте.


[с. 103:] Каждый последующий опыт производится в точке окончания предыдущего эксперимента, а результат фиксирует полукруг «лево-право» точки попадания электрона по отношению к «нулевому опыту» – опыту без регистрации дифракции.

Очень важно отметить, что мы не фиксируем время начала и конца эксперимента. Это делается не по небрежности или забывчивости. Это принципиальное следствие из принятого допущения об условиях проведения эксперимента. В эксперименте наблюдаемы только события, связанные причинно-следственной связью. Нет события – нет и времени. Значит, здесь мы столкнулись с иным временем, нежели при обсуждении космологической стрелы. Вернее, с иным понятием, которое по какой-то причине связалось в нашем сознании со временем. Это новое время (назовём его логическим) определяется не присутствием каких-то особых частиц материи, а логическим смыслом происходящих событий. В данном случае под временем понимается такая структура последовательности событий, когда предшествующее является причиной последующего. После этого – значит вследствие этого. Количественной мерой такого времени является число звеньев причин и следствий.

Думается, что уже сказанного достаточно, чтобы стала понятной необходимость новой конкретизации некоторых исходных понятий в теории Эверетта. Что следует понимать под ψ-функцией квантового состояния? Классически считается, что квадрат ψ-функции пропорционален вероятности осуществления данного состояния. Для целей нашего анализа важно то, что ψ-функция не определяет каких-либо конкретных физических свойств материального объекта, а только «маркирует» их на данном отрезке траектории движения Вселенной. Объект нашего интереса – логическое время t – дискретно, его квантом является событие* в конкретной цепочке «причина–следствие–причина…».

_________

* Понятие события является интуитивно столь же очевидным и столь же логически неопределённым, как и другие фундаментальные понятия – время, масса, энергия. Среди этих «аксиоматических понятий» в физике существуют два понятия, часто привлекаемые для объяснения понятия «событие»: материальная точка и мгновение времени. В самое последнее время, наконец, появился ещё один термин, который специально посвящён событию, как сущности в пространстве-времени. Мне стало известно об этом 18.10.14 на презентации нового проекта «НИИ Гиперкомплексных систем в геометрии и физике», проходившей в МГТУ им. Н. Э. Баумана. Вот его определение, взятое из презентации доклада Д. Г. Павлова:

«Материальное событие – пространственно-временной аналог понятия материальной точки. Это сферически симметричная (в псевдоевклидовом или псевдофинслеровом понимании сферы) пространственно-временная область с идущими в ней энергетическими процессами, характерным интервалом которой в рамках рассматриваемой задачи можно пренебречь.

В пределе материальное событие можно представлять как псевдоевклидову (псевдофинслерову) сферу нулевого интервала с "размазанной" по ней специальной физической характеристикой, которую будем называть гиперболическим зарядом, а создаваемое им поле – гиперболическим полем. В отличие от введённого Минковским понятия события, материальное событие не точка, а проходящий через неё как вершину изотропный конус, кроме того, у этого конуса есть материальное наполнение.

Создаваемый в пространстве-времени одиночным материальным событием с гиперболическим зарядом Р потенциал целиком определяется решением сферически симметричного волнового уравнения (или его псевдофинслеровым аналогом), когда в правой части содержится единственный гиперболический источник.

Напряжённости полей одиночных гиперболического (а) и обычного (b) зарядов

»

Отличием этого понятия от часто используемого в интерпретациях СТО и ОТО понятия «вспышка света» является учёт массы участников события. При этом масса оказывается «размазанной» по всему световому конусу, что даёт физическое основание для рассмотрения механизма нелокальности событий.

Как сообщил автор – Д. Г. Павлов – статья, в которой будет подробно обсуждаться это понятие, в ближайшее время будет опубликована в журнале «Гиперкомплексные числа в геометрии и физике» (http://www.polynumbers.ru/section.php?lang=ru&genre=3). Мне кажется, что осмысление понятия «Материальное событие» приведёт к более глубокому пониманию физического смысла и СТО, и ОТО.

Ещё одно замечание для тех специалистов, которые доберутся до этого места в тексте. Уравнение Шрёдингера ∂ψ/∂t = Аψ выражает зависимость ψ-функции именно от логического времени t, которое чисто технически, для применимости аппарата дифференциального исчисления, считается непрерывным. [с. 104:] Возможно, такой подход к пониманию смысла этого фундаментального уравнения покажется слишком произвольным. Но для тех, кто не считает возможным фантазировать с трактовкой математического описания пси-функции, напомню точку зрения Бора на эту величину. «При рассмотрении задач атомной физики для выполнения конкретных вычислений удобнее всего пользоваться шредингеровской функцией состояния. Путём применения определённых математических операций из этой функции могут быть выведены статистические законы для результатов наблюдений, получаемых при определённых условиях. Следует, однако, признать, что мы имеем здесь дело с чисто символическим приёмом, однозначная физическая интерпретация которого требует в последнем счёте ссылки на определённую экспериментальную установку [курсив Ю. Л.]»*. Думаю, что и скептики согласятся – мы не слишком погрешили против символичности приёма.

_________

* Бор Нильс, «Квантовая физика и философия» [1958], в кн.: «Избранные научные труды», т. 2, Статьи 1925–1961, М., 1971 г., изд-во «Наука», стр. 530–531.

Из сказанного становится понятным, что т. н. «психологическое время», связанное с восприятием событий, важных для сознания фиксирующего их Разума, является частным случаем логического времени для субъекта и может течь с «разной скоростью» в различных ситуациях. Разумеется, когда «время тянется» для сознания какого-то индивида, это не значит, что в его организме замедляются биохимические реакции. Там свои цепочки причин и следствий. И, кстати, события в этих цепочках гораздо ближе к тем процессам, которые идут с участием квантов физического времени.

В этой связи не могу не упомянуть об одной из редчайших генетических болезней – синдроме Вернера. Человек, заболевший этой болезнью, начинает катастрофически быстро стареть. Историю одного из больных – литовца Альвидаса Гуделяускаса – рассказала недавно газета «Комсомольская правда»*. Альвидас за один астрономический год постарел на 40 биологических лет. По мнению специалистов медико-генетического центра РАМН «механизм внутренних процессов, ускоряющих и без того недо-[с. 105:]лгий человеческий век, на сегодняшний день так и не разгадан»**. Не исключаю, что в этих случаях на генетическом уровне происходит «сбой», включающий механизм усиленного взаимодействия квантов времени с какими-то фрагментами молекул ДНК.

_________

* Амелькина Анна, «Двадцатилетний юноша превратился в старика», Комсомольская правда, № 231 (22210), 10–17 декабря 1999 г., стр. 9.

** Чегодаева Ольга, Редакционная врезка к статье Амелькиной Анны, «Двадцатилетний юноша превратился в старика», Комсомольская правда, № 231 (22210), 10–17 декабря 1999 г., стр. 9.

Здесь вполне уместно рассмотреть и физическую природу ветвления. Не следует думать, что, согласно Эверетту, при расщеплении все тела Вселенной в буквальном смысле делятся – двоятся, четверятся и т. д. Ветвление – безэнергетический процесс. Ведь в рассматриваемом нами мысленном эксперименте энергии электронов, полетевших влево или вправо, абсолютно равны. Следовательно, абсолютно равны и полные энергии разветвившихся Вселенных. При ветвлении в ψ-функциях, описывающих пары объект-наблюдатель, появляются новые слагаемые. Возмущения, вносимые при этом в ψ-функции достаточно далёких объектов, невелики. В нашем случае «достаточно далёкими» могут считаться все макрообъекты при «нулевом опыте».

Таким образом, в результате ветвления большая часть объектов Вселенной практически не меняется. Те же из объектов, ψ-функции которых изменяются существенно, начинают «размывать» и ψ-функции взаимодействующих с ними соседей. Во Вселенной появляется область расхождений, где параллельно протекают различные причинно-следственные цепочки, причём в этой области присутствуют и «общие» объекты, не взаимодействующие в конкурирующих цепочках. Но энергия этой области в целом по-прежнему неизменна. С точки зрения некоего «внешнего метанаблюдателя», который «видит» всё сразу (он является «истинным Богом», о «реальном» существовании которого мы договорились не дискутировать), картина в области расхождений должна напоминать зрелище нескольких фильмов, одновременно показываемых на одном экране. Приближая аналогию к действительности, посмотрим, что произойдет, когда этот наблюдатель решит посмотреть на ситуацию изнутри и «вольётся» в одну из цепочек. Тогда события, происходящие в других, будут казаться ему странным сочленением реальности (Луна в первой четверти, Ельцин в Завидово, [с. 106:] закуска на столе...) с действиями каких-то призраков, присутствующих «здесь и сейчас», но свободно проходящих сквозь стены и спокойно пьющих из разбитых в параллельных цепочках стаканов. Как оказалось, подобную точку зрения высказывал ещё А. Шопенгауэр. Вот что говорится об этом в статье (из которой я, кстати, узнал о существовании книги Фламмариона «Неведомое»*), содержащей и другие поразительные факты случайных совпадений: «Немецкий философ Артур Шопенгауэр считал, что причинно не связанные события следуют как бы параллельными путями, а при столкновении “герой одной драмы, независимо от этого, фигурирует в другой”»**.

_________

* Фламмарион К., «Неведомое» (L’inconnu), Спб., издание А. С. Суворина, 1901 г., 333 стр.

** Дмитриев Андрей, «Неслучайная случайность», в журнале «Студенческий меридиан», № 11, 1999 г., стр. 59.

Ещё одно важное замечание. Поскольку рассматриваемый нами феномен является в значительной степени логическим, то очевидно — история, с ним связанная, в принципе всегда может быть восстановлена логическим анализом. Поэтому лакуны в исторической информации тоже информативны. Если мы и потеряли какие-то связующие звенья, то путём логического анализа можно восстановить тот «коридор», через который обязательно прошла история для того наблюдателя, который пытается её установить. Так, в цепочке событий 1 – 2 – 5, история состояния 5 складывалась следующим образом: в точке 1 электрон полетел влево, оказался в точке 2. В состоянии 2 был поставлен новый опыт и электрон снова отклонился влево. При этом события, случившиеся в точках 3 и 4, никак не повлияли на состояние 5. Это означает, что события в точках 3 и 4 относятся к другим ветвям образовавшегося в точке 1 «древа Вселенных». И если бы мы вдруг «забыли» о событиях в точке 2, то смогли бы восстановить их, зная условия проводимых экспериментов.

Посмотрим теперь на точку 7. Как видно из рисунка, это состояние могло возникнуть тремя путями: 1 – 3 – 7, 1 – 2 – 7, 1 – 4 – 7. Что это значит? С точки зрения теории Эверетта только одно – все три истории – «правильные» и состояние 7 – это их суперпозиция. Назовём это явление «склеиванием»*.

_________

* Как оказалось, введённое здесь понятие «склеек» породило обобщение «классической гипотезы Х. Эверетта», которое получило название «эвереттика». Развитие теории Эверетта без этого понятия теперь называется эвереттизмом. Более подробно понятие эвереттических склеек рассматривается в монографии «Многоликое мироздание. Эвереттическая аксиоматика» на стр. 109–132. (http://milkywaycenter.com/ev/EA.pdf).

[с. 107:] Отсюда следует, что вероятностно не только Будущее (что очевидно), но и Прошлое!* Иными словами, история не всегда однозначна. И многие трудности интерпретации исторических фактов являются прямым следствием неучёта этого фундаментального следствия теории Эверетта. Более того, можно утверждать, что история всегда неоднозначна. И эта неоднозначность возникает там и тогда, где и когда прерывается фиксация цепочки, связывающей события настоящего момента с их причинами в прошлом. Иными словами, как только «мы забыли» что-либо из истории (умерли свидетели, пропали документы и другие однозначные свидетельства о тех или иных фактах), в истории возникает «склейка» всех возможных вариантов причин, приводящих к последнему зафиксированному звену цепочки.

_________

* Мне представляется, что это – одно из важнейших положений эвереттики, имеющее непосредственное отношение к мировосприятию каждого из нас. История принципиально многовариантна! И так было, но и этак тоже было… Научный вопрос – как бывало чаще, а как – реже? Или, говоря более строго, какие «весовые коэффициенты» у тех или иных исторических путей в суперпозиции Прошлого? А нравственный – знание и учёт каких вариантов многозначного исторического прошлого помогут нам в Настоящем сделать осознанный выбор путей в Будущее?…

Подробнее эвереттический взгляд на Историю изложен в моей монографии «Многоликое мироздание. Эвереттическая прагматика», на стр. 293–350 (milkywaycenter.com/Book3.zip).

Когда работа над книгой была завершена, буквально за несколько дней до прекращения смысловой правки, я познакомился с некоторой странной заметкой Гордона Фишера (ему можно написать по адресу gfisher@SHENTEL.NET). Фишер излагает соображения г.г. К. Х. Финтона и Ф. А. Вольфа о теории множественности миров Эверетта. В частности, Г. Фишер приводит цитату из книги Ф. А. Вольфа «Параллельные Вселенные: Поиск других миров»*. В книге излагается выступление физика Джозефа Джервера из Беркли, Калифорния, в дебатах 1971 года о существовании параллельных миров. Мысли цитируемого Фишером Джервера в изложении Вольфа и переводе Е. Шиховцева выглядят так: «Параллельные миры должны не только расщепляться с течением времени вперёд после каждого акта наблюдения или взаимодействия между субатомными объектами, но, логически говоря, также открывать развитие ветвлений вспять во времени…»**. Мне кажется, что эти мысли настолько близки к высказанным мною, что можно констатировать – идеи подобного рода «носятся в воздухе». Но это также и прискорбное свидетельство того, что оседают они из разреженности воздуха интеллектуального общения очень медленно…

_________

* Wolf Fred Alan, «Parallel Universes: The Search for Other Worlds», 1988, p. 303–304. И автор (http://en.wikipedia.org/wiki/Fred_Alan_Wolf) и его книга (https://openlibrary.org/books/OL7662431M/Parallel_Universes) достойны пристального изучения. К сожалению, я не уделил этому должного внимания. Может быть, кто-то из читателей этого примечания возьмёт на себя труд изучить труды Алана Вольфа и представить результаты на сайте МЦЭИ http://www.everettica.org. Я заранее благодарен за такую работу.

** Fisher Gordon, http://www.ukans.edu/~medieval/melcher/mattias/t98/0046.html.

[с. 108:] Здесь же лежит ответ на одно из недоумений Де Витта. Вселенные не только ветвятся, но и «склеиваются»! И чем более рядовым, обычным, часто происходящим является данное ветвление (например, рассеяние электрона при столкновении с атомом в атмосфере далёкой звезды, на которое указывал Де Витт), тем более вероятным будет скорое склеивание получившейся в результате ветвления Вселенной с некоторой параллельной, содержащей эту же звезду. Мириады ветвлений, но и мириады склеек! Такой подход, кстати, должен очень понравиться термодинамикам, поскольку он делает физически ясным понятие ансамбля применительно к любым системам, включая и Вселенную в целом.

И вряд ли справедливы опасения Де Витта о 10100... двойников. Да и что сожалеть о двойниках! По крайней мере половина из них более удачлива, чем мы. Они достигли большего, их меньше предавали и больше понимали. Мы можем только радоваться за них. А за действия другой половины ответственности на нас нет – если сын не отвечает за отца, то уж двойник за двойника и подавно! Рискну высказать гипотезу о том, что в случае отсутствия разумного наблюдателя во Вселенной после некоторой фазы начального становления её параметров может установиться равновесие – число ветвлений в стационарном состоянии равно числу склеек. Во всяком случае, даже из рассмотрения нашего модельного опыта видно, что число конечных состояний много меньше суммы количеств возможных исходов отдельных наблюдений.

Возможно, что именно следствием этого явления (динамическое равновесие ветвление-склейка) является обнаруженное группой С. Э. Шноля явление «макроскопического квантования» во многих физических, химических и биологических процессах. «Было показано, что, при самом тщательном соблюдении “Принципа прочих равных условий”, “разброс результатов” последовательных измерений неконтролируемо изменяется от опыта к опыту. Иногда его амплитуда существенно превышает мыслимые неточности измерений, иногда становится существенно меньше предполагаемых неточностей. Бывают дни (месяцы, годы (!)), когда разброс результатов последовательных измерений необъяснимо велик, и дни (месяцы, годы), когда измере-[с. 109:]ния оказываются “вполне точными”. Как правило в первом случае химики и биохимики ищут (и иногда находят) причину в недостаточно чистых реактивах и плохой очистке дистиллированной воды, физики исправляют измерительные системы, а во втором случае – публикуют статьи, результаты которых подвергаются сомнению в последующих исследованиях»*. На самом деле причина вовсе не в отдельных ошибках. Так на микроуровне проявляется картина динамического равновесия ансамбля близких по свойствам Вселенных. Особое внимание исследованию физических причин дискретности результатов измерений на микроуровне уделил В. А. Коломбет, что отдельно обсуждается в Приложении 6 «О “взрывах” этногенеза».

_________

* Шноль С. Э., Пожарский Э. В., Коломбет В. А., Зверева И. М., Зенченко Т. А., Конрадов А. А., «О создаваемой космофизическими причинами дискретности результатов измерений хода во времени процессов разной природы (феномены «макроскопического квантования» и «макроскопических флуктуаций»)», http://pbc.iteb.serpukhov.su/rus/papers/paper001/p..., опубликовано: С. Э. Шноль с сотр., Российский Химический Журнал, 16(3): 30–36.

А в рассмотренной нами выше картине наблюдения области расхождения, введённый в неё метанаблюдатель, вследствие этих же процессов склеек, мог бы обнаружить (правда, гораздо реже, чем сотрудники лаборатории С. Э. Шноля), что некоторые из призраков при определённых условиях вдруг «материализуются», т. е. некоторые причинно-следственные цепочки взаимодействуют друг с другом. Разумеется, что «материализоваться» могут не только «живые призраки», но и различные предметы и явления. И это выглядит для нас, реальных обитателей реальной Земли, как некое чудо, т. е. явление, противоречащее известным нам законам природы. В таких случаях мы наблюдаем то, что либо канонизируется впоследствии как религиозное чудо, либо заносится в очередной том архивов уфологии (как, например, вполне буднично прошло массовое появление невероятно интересных фигур, «выстриженных» на полях Англии и 30 (!) других стран мира летом 1999 года*), либо отбрасывается как «ошибка эксперимента», либо просто сводит с ума конкретного наблюдателя со слабыми нервами. (Наблюдатель с крепкими нервами вздрагивает, успокаивает [с. 110:] себя объяснениями произошедшего тем, что он «переутомился в последнее время», но всю оставшуюся жизнь время от времени впадает в состояние, так хорошо описанное Булгаковым. «Он знает, что в молодости он стал жертвой преступных гипнотизеров, лечился после этого и вылечился. Но знает он также, что кое с чем он совладать не может...»**). (См. Приложение 7 «Лирическое отступление о материализме».)

_________

* НЛО «Круги на полях 1999 года», НЛО, № 50 (113), 13 декабря 1999 г., стр. 16–17.

** Булгаков М. А., «Мастер и Маргарита», М., 1996 г., изд-во «АСТ», стр. 415.

Если у кого-то и были сомнения в «серьёзности» этих странных образований, то после сюжета, показанного по ТВ в программе «Время» 23.06.2000 об обнаружении в Ставропольском крае точно таких же «художеств» (на пшеничном поле один идеальный круг диаметром 20 метров и три меньших размеров на некотором удалении от центрального на расходящихся под углами 120 градусов лучах), вряд ли эти сомнения укрепятся. Скорее, укрепится ощущение нешуточности характера и причин, порождающих такие эффекты*. И выражения лиц представителей ФСБ, которые на месте знакомились с феноменом, ни в коей мере не противоречат сделанному предположению. Мне так, по крайней мере, показалось... Впрочем, не только мне. Зам. секретаря совета по общественной и политической безопасности Ставропольского края Василий Бельченко «подтвердил факт обнаружения на территории Ставрополья следов, которые могли остаться от приземления НЛО»**. Размеры следов позволяют предположить, что НЛО было не менее 200 метров в диаметре.

_________

* Прошедшие со времени публикации этой книги годы не внесли ясности в вопрос о происхождении этих странных образований (https://ru.wikipedia.org/wiki/Круги_на_полях). Поэтому эвереттическая трактовка причин их возникновения – склейки неясной природы – остаётся актуальной.

** Апн.Ру, «В Ставропольском крае приземлился НЛО», http://www.apn.ru/lenta/2000/06/24/20000624171408.htm.

Итак, в мире, подчиняющемся теории Эверетта, естественно то, что «невозможно» по нашим представлениям у нас, но что всё-таки случается иногда, порождая великое смущение наблюдателей. Но как же всё-таки это «логическое» время, которое я предложил бы называть эвереттовским временем, связано с физическим (космологическим)? И почему эти два принципиально различных понятия так легко перемешиваются в нашем восприятии действительности? Что касается первого вопроса, то об этом мы поговорим подробнее чуть позже. А ответ на второй даёт, как мне кажется, такая цитата из книги [с. 111:] Гумилёва: «Сделаем небольшой экскурс в гносеологию. Спросим себя: что доступно непосредственному наблюдению? Оказывается, это не предмет, а границы предметов. Мы видим воду моря, небо над землёй, ибо они граничат с берегами, воздухом, горами. Но пелагические рыбы могли бы догадаться о существовании воды только будучи выловлены и вытянуты на воздух. Так, мы знаем, что как категория время есть, но, не видя его границ, не имеем возможности дать времени общепринятое определение. И чем сильнее контраст, тем яснее для нас предметы, которых мы не видим, а додумываем, т. е. воображаем»*. Так что одной из целей настоящей работы и является контрастирование различных компонент понятия времени. А вопрос «О роли разума в физической картине мира» рассмотрен в Приложении 8.

_________

* Гумилёв Л. Н., «Этногенез и биосфера Земли», М., 1994, изд-во «ДИ-ДИК», стр. 57–58.


Эвереттовский смысл Истории

Напомню, что согласно рассмотренным нами ранее представлениям о ходе эволюции нашей Вселенной, космологическое время – это физическое время, выделившееся в процессе развития Большого взрыва космологической сингулярности. Оно равномерно заполняет нашу Вселенную, причём вследствие её расширения для поддержания равномерности физическое время постоянно образуется параллельно с образованием физического пространства.

Ещё раз отмечу, что при рассмотрении космологической и энтропийной стрел времени мы практически не разбирали детально вопросов длины и структуры цепочек причинно-следственных связей между событиями. Оправданность такого подхода обусловлена тем, что в большинстве явлений физического мира, протекающих с участием косной материи, результаты взаимодействий (если они принципиально возможны, т. е. взаимодействующие объекты находятся по одну сторону светового конуса) определяются текущим состоянием объектов, а не их «историей».

[с. 112:] Более того, рискну утверждать, что само понятие истории и эвереттовского времени играют заметную роль только в тех Вселенных, в которых существуют Наблюдатели*. (См. Приложение 9 «Антропный принцип».)

_________

* Сегодня я не стал бы так рисковать. Сегодня я сказал бы так. Само понятие Истории для нас связано с существованием Наблюдателя, обладающего памятью, способностью к осознанию смысла событий и наделённого возможностью передачи осмысленного Наблюдателям следующих поколений. С эвереттической точки зрения это возможно во Вселенных, в которых существует Разумно Осознанная Реальность (РОР). Во Вселенных «без разума» нет истории, а есть только динамика – локальное явление причинно-следственной упорядоченности.

Для начала рассмотрим очень важный для дальнейшего вопрос – что такое история? Я не могу, разумеется, претендовать на основательное и всеобъемлющее определение, но считаю, что в любом правильном определении обязательно должно быть отражено следующее обстоятельство. Наличие самого по себе изменения чего-либо не является достаточным, чтобы рассматриваемый процесс такого изменения считался историческим. Недостаточность эта определяется тем, что если изменение детерминировано сочетанием начальных условий (кусок натрия, будучи приведён в соприкосновение с достаточно большим количеством воды, растворится в ней с выделением водорода и образованием раствора каустика, планета под действием сил тяготения вращается вокруг Солнца по эллипсу и т. п.), то такой процесс является по сути кинетическим, или кинематическим или динамическим, но отнюдь не историческим. История появляется там и тогда, где и когда возникают «развилки» развития событий, не определяемые из начальных условий. Когда буриданов осёл выберет ту кормушку, из которой будет есть, он совершит исторический поступок. Историческим будет и «поступок» длинного стержня, сжимаемого по оси – при определённой силе сжатия он потеряет устойчивость и изогнётся. Но как именно, какую форму он примет – ни из свойств стержня, ни из знания величины силы предсказать нельзя. Разумеется, историческим будет и выбор первой погремушки младенцем. А вот его первый крик – нет. Это детерминированный физиологический акт. В этом смысле не является историческим поступком в биографии и полёт Гагарина – он был логически детерминирован программой освоения космоса. Во всяком случае, мера его историчности достаточно невелика, поскольку волевое воздействие самого космонавта в осуществлении полёта весьма скромное. С этой точки зрения все предполётные заявления о том, что полёт – «это достижение большого коллектива учёных и рабочих, всего советского народа» – чистейшая истина, облачённая, правда, в идеологическую хламиду. А вот написание Гагариным заявления о приёме его в отряд космонавтов – воистину историческое [с. 113:] событие. Поэтому смысл моего пожелания к определению истории сводится к тому, чтобы это определение включало в себя рассмотрение только физически или логически недетерминированных процессов. Именно такими являются процессы бифуркации и наблюдения. Наблюдатель может воспринять информацию о событии и на этом основании, руководствуясь свободой воли, изменить и своё состояние и состояние Вселенной. Поэтому роль Разума в «истории ветвления» Вселенных ясна – он создаёт эту историю:


помни: пространство, которому, кажется, ничего

не нужно, на самом деле нуждается сильно во

взгляде со стороны, в критерии пустоты.

И сослужить эту службу способен только ты.*

_________

* Бродский И. А., «Избранные стихотворения», М., изд-во «Панорама», 1994 г., стр. 423.

Неожиданного союзника в этом вопросе я нашёл в лице Робина Джорджа Коллингвуда (1889–1943), британского историка и философа, взгляды которого были настолько далеки от марксизма, что в послесловии к его книге сказано, что они «сомнительны, а в некоторых случаях явно ошибочны»*, но всё же настолько глубоки, что книга Коллингвуда в советские времена была опубликована Академией Наук в серии «Памятники исторической мысли». Так вот, Коллингвуд, раскрывая и развивая идеи Юма, считал, что: «Процесс становится историческим только тогда, когда он сам создаёт собственные законы»**. Разумеется, это высказывание не осталось без комментария и «марксистской» оценки: «Тезис Коллингвуда: “Вся история есть история мысли” – не что иное, как попытка построить всю историческую науку по образцу истории духовной культуры… Но нельзя же специфический способ сохранения культурной традиции отождествлять с природой исторического процесса как такового!»***. Тогда точно знали, что можно, а чего нельзя…

_________

* Киссель М. А., «Р. Дж. Коллингвуд – историк и философ», в кн.: Коллингвуд Р. Дж., «Идея истории. Автобиография», М., 1980 г., изд-во «Наука», стр. 418.

** Коллингвуд Р. Дж., «Идея истории. Автобиография», М., 1980 г., изд-во «Наука», стр. 81.

*** Киссель М. А., ibid., стр. 449.

[с. 114:] Однако вернёмся к нашей «экспериментальной установке». Вселенной без Наблюдателя всё равно, куда отклонился электрон в рассмотренном нами модельном опыте по дифракции. А в нашей Вселенной, в зависимости от результата опыта, Наблюдатель либо хлопнет в ладоши: «Ай да Пушкин!…», – и побежит писать статью, делать доклад (т. е. будоражить сознание других Наблюдателей, заставляя их тоже активно менять состояние мироздания своими опытами), либо мрачно крякнет и запьёт горькую, либо просто закурит и будет готовить новый опыт. Вообще Прошлое и Будущее разделяются в сознании Наблюдателя в результате логического анализа информации о мире. Но логический анализ информации возможен только при существовании Разума. В замкнутых Вселенных, примером которых является наша Вселенная, такой Разум появляется только в том случае, если их структура обусловлена «ноологическим принципом» (в нашем случае – антропным принципом) и только в определённой фазе их развития. Из сказанного очевидно, что эвереттовское время и сама история, так же, как и время физическое, рождается в определённой фазе Большого взрыва. Сам Большой взрыв может рассматриваться как первая бифуркация, с которой начинается история. Далее она течёт неспешно – число бифуркаций по отношению к простым динамическим и кинетическим процессам невелико, но вот появляется жизнь, потом – Разум и… История рванулась вперёд с неимоверным ускорением.


Связь между космологическим и эвереттовским временами

Прежде, чем продолжить разговор о свойствах эвереттовского времени, несколько шагов в исторические дебри.

Одним из предтечей эвереттовского понимания исторического времени я считаю знаменитого философа со странной судьбой – П. Я. Чаадаева. В третьем из своих «Философических писем» он задаётся вопросом: «Откуда почерпнул я самую идею времени? — Из памяти о прошедших событиях». Анализ собственного ответа приводит Чаадаева к утверждению: «Все вре-[с. 115:]мена мы создаём себе сами, в этом нет сомнения; бог времени не создал; он дозволил его создать человеку»*. Думается, что эвереттовская окраска этих высказываний философа очевидна.

_________

* Чаадаев П. Я., «Философические письма», в сб.: Литературное наследство, Журнально-газетное объединение, т. 22–24, М., 1934 г., стр. 34.

И, если уж искать эвереттовские запахи и краски, можно обратиться и к самому Ньютону. Тому самому, с именем которого связаны наши представления об абсолютном времени. На самом деле Ньютон чувствовал, что время как таковое гораздо глубже и сложнее, чем просто некая характеристика механического движения. В цитируемом ниже его высказывании (намеренно, по-моему, тёмном как грамматически, так и по смыслу), можно углядеть (и я это вижу) и явный прообраз понятия космологического времени, и даже намёк на время эвереттовское. Однако судите сами: «... так как мы здесь привлекаем к рассмотрению время лишь в той мере, в которой оно выражается и измеряется равномерным местным движением, и так как, кроме того, сравнивать друг с другом можно только величины одного рода, а также скорости, с которыми они возрастают или убывают, то я в нижеследующем рассматриваю не время, как таковое, но предполагаю, что одна из предложенных величин, однородная с другими, возрастает благодаря равномерному течению, а все остальные отнесены к ней как ко времени. Поэтому по аналогии за этой величиной не без основания можно сохранить название времени. Таким образом повсюду, где в дальнейшем встречается слово «время» (а я его очень часто употребляю ради ясности и отчётливости), под ним нужно понимать не время в его формальном значении, а только ту отличную от времени величину, посредством равномерного роста или течения которой выражается и измеряется время [курсив И. Н.].»*.

_________

* Ньютон И., «Метод флюксий и бесконечных рядов с приложением его к геометрии кривых линий», в кн.: «Хрестоматия по истории математики», под ред. А. П. Юшкевича, М., изд-во «Просвещение», 1977 г., стр. 95.

Что такое «отличная от времени величина, посредством равномерного роста или течения которой выражается и измеряется время»? Может быть, это хаббловское расширение Вселенной? Разумеется, Ньютон не предсказывал его, но, думается, он его предчувствовал.

[с. 116:] А что такое «время, как таковое» и «время в его формальном значении»? Для меня в этих осторожных дефинициях Ньютона явно ощущается аромат исторического эвереттовского времени. Но здесь ощущения сугубо личностные, и я не настаиваю на их объективности.

К слову, рукописи имеют судьбу, которую их авторам часто трудно бывает и предположить. Что и почему не устраивает сильных мира сего или какие-то непонятные силы мироздания в некоторых рукописях настолько, что они на многие годы (а иногда и навсегда) выпадают из потока времени – понять трудно. Но о существовании таких рукописей даже у признанно великих авторов хорошо известно. Вспомним только некоторые примеры из нового времени – Кавендиш, Ломоносов, Чаадаев, Гоголь... Вот и с этой рукописью Ньютона произошло нечто странное. Написанная в 1670–1671 годах, она была издана только в 1736, поскольку ещё в ходе работы над ней «выяснилось, что невозможно найти издателя»*...

_________

* Юшкевич А. П., ред., «Хрестоматия по истории математики», М., изд-во «Просвещение», 1977 г., стр. 96.

Но вернёмся к логике обсуждаемого предмета. Эвереттовское время, как было сказано ранее, это причинно-следственная цепочка, измеряемая числом звеньев. Строго говоря, нужно было бы сказать «числом недетерминированных звеньев». Но на практике такого различия обычно не делают, поскольку в момент события невозможно с уверенностью судить о том, детерминировано оно, или нет. Более того, число циклов в цепочке определяется и мерой нашего любопытства – насколько подробно мы хотим знать причинно-следственные связи. Вот почему изначально было принято, что для практических целей целесообразно построить какую-то единую цепочку, к узлам которой можно было бы «привязать» любые события. В качестве таких «образцовых», «стандартных» цепочек естественно было выбрать природные периодические процессы. Это, прежде всего, изученные ещё на заре цивилизации астрономические феномены смены дня и ночи, времён года и другие, связанные с различными видами движения Земли, Луны и Солнца, а также введённые в рассмотрение позже периодические процессы на основе маятников и, в самое последнее время, атом-[с. 117:]ной спектроскопии. Такое построение приводит к «равномерному времени», хотя «истинное время» конкретных исторических последовательностей может при такой системе счёта содержать большие пустые интервалы.

Счёт циклов в эвереттовском времени – это своего рода «градусная сетка» на карте истории. В принципе можно было бы обойтись и без неё и строить шкалу эвереттовского времени для каждой конкретной цепочки «причина – следствие – причина…». Но с сеткой (астрономические сутки и годы) «проще жить». Так зачем усложнять себе и так непростую задачу существования в этом мире? Очень важно отметить, что всё это возможно только во Вселенных, имеющих трёхмерное пространство, т. е. в тех Вселенных, которые, в соответствии с антропным принципом, могут содержать и Наблюдателя. Это замечание подтверждает сделанное ранее из других соображений предположение о том, что само понятие истории и эвереттовского времени играют заметную роль только в тех Вселенных, в которых существуют Наблюдатели.

Здесь кстати будет рассмотреть представления о времени творца физики XX века – А. Эйнштейна. Разумеется, Эйнштейн не подразделял время на космологическое (физическую материю) и эвереттовское (логическое), не исповедовал он сознательно и антропного принципа. Но в специальной работе, посвящённой природе времени, писал о нём так: «Физическое понятие времени отвечает понятию, присущему интуитивному мышлению. Но такое понятие восходит к порядку во времени ощущений индивидуума… и этот порядок мы должны принимать как нечто первично данное»*. И далее, говоря об измерении времени, определяет его так: «Число пройденных периодов (время по часам) служит мерой времени»**. Не знаю как восприняли это вы, но для меня очевидно, что Эйнштейн мыслил в рамках именно эвереттовского времени! И главной своей заслугой в понимании природы времени он считал прояснение и доказательство мифичности понятия одновременности. А это – одно из очевидных свойств именно эвереттовского времени. «До создания теории относительности предполагалось, что [с. 118:] понятие одновременности имеет абсолютно объективный смысл… Это предположение было опровергнуто открытием закона распространения света»***. Все эти рассуждения Эйнштейна я воспринимаю как проявление его глубочайшей интуиции. Там, где ему не дано было ясно сказать, он ясно ощущал физическую суть предмета.

_________

* Эйнштейн Альберт, «Пространство-время» [1929], в кн.: Собрание научных трудов, т. 2, М., 1966, изд-во «Наука», 877 стр., стр. 242.

** ibid.

*** ibid., стр. 243.


Общеизвестен астрономический аспект счёта времени. Он вообще интересен сам по себе, поскольку именно астрономия связывает все века и народы, являясь «всеобщим эталоном». Если удаётся привязать историческое событие к астрономическому (солнечные и лунные затмения, покрытия планет и звёзд Луной, вспышки новых и сверхновых звёзд, появление «блуждающих хвостатых светил» – комет и т. п.), то появляется надежда получить абсолютную датировку этого события. Теперь-то нам понятно, что эта «абсолютность» весьма призрачна, ибо одному и тому же космологическому времени могут соответствовать различные ветви времени эвереттовского, а именно оно и описывает историю. Но всё-таки «космологическая хронология» имеет объективный смысл и должна учитываться при создании хронологии эвереттовского времени. Вот почему я рекомендую освежить свои знания по астрономическим аспектам измерения времени по очень хорошей книге В. П. Цесевича*.

_________

* Цесевич В. П., «Что и как наблюдать на небе», М., 1984 г., изд-во «Наука», стр. 53–66.

Кстати, к понятию эвереттовского времени начинают приходить, отталкиваясь от совсем других постулатов. Так, Лев Мельников, академик Академии космонавтики имени К. Э. Циолковского, аксиоматизирует «феноменальное отсутствие таких фундаментальных категорий, как пространство и время»*. (В данном случае прилагательное «феноменальный» является синонимом выражения «проявляющий себя в форме явления, феномена»). Вместе с тем, анализируя явления жизни вообще и психической деятельности человека в частности, он прихо-[с. 119:]дит к утверждению, что «время – это функция, которая целиком зависит от нас»**. А это – не что иное, как приблизительная формулировка эвереттовского времени.

_________

* Мельников Лев, «Время, которого... нет?», газ. «Оракул», № 1 (70), 2000, М., изд-во «Логос-Медиа», стр. 20.

** ibid.

Для более наглядного рассмотрения связи космологического и эвереттовского времён, вернёмся к модифицированной диаграмме Минковского, т. е. к диаграмме, где вместо пространственной координаты отложен пространственный путь.



Рис. 9. Связь космологического и эвереттовского времени.


Здесь сплошной извилистой линией изображён «стандартный периодический процесс», например, движение Земли вокруг Солнца, рассмотренный в системе координат физического вакуума. Ось эвереттовского времени параллельна линии минимально возможной скорости. (Это понятие подробно рассмот-[с. 120:]рено ранее). Начало отсчёта – точка О1 – берётся произвольно. Величина Δt – единица эвереттовского времени (в данном случае – год). Время измеряется путём счёта количества циклов (здесь, например, количества волн). Поскольку точка О1 произвольна, измерение t не позволяют нам определить τ, но, как ясно видно из рисунка, при постоянном угле между осями с•τ и с•t (космологического и эвереттовского времён), Δt•с всегда пропорционально Δτ•с, причём коэффициент пропорциональности с огромной точностью равен единице (величина минимальной скорости была определена нами из закона Хаббла как интервал (2,6÷4,1)•10–53 метра в секунду). А так как практически во все физические законы входит именно Δτ, то это и является причиной той путаницы понятий t и τ, которая существует «испокон века».

Итак, «у нас», как в доме Облонских, всё смешалось в измерении времени. А в других Вселенных? В принципе везде, даже во Вселенных с числом измерений пространства N > 3, τ можно определить из закона Хаббла. Но в таких Вселенных это некому делать…

Отметим, что эвереттовское время, так же как и любое «системное» время, зависит от относительной скорости систем отсчёта и подвергается физическим преобразованиям Лоренца при переходе от одной системы отсчёта к другой.

Ещё одно важное замечание к рисунку 9. В силу произвольности положения точки О1, на рисунке ясно видны две временне области, относящиеся к судьбе этой точки. Это область её абсолютного прошлого (лежащая в световом конусе ОАБ ниже горизонтальной линии АБ – линии её возможного настоящего) и область её абсолютного будущего (в том же световом конусе, но выше линии возможного настоящего). Что это такое с обсуждаемой точки зрения? И та, и другая области – это ансамбли Вселенных. Абсолютное прошлое точки О1 – это ансамбль Вселенных, развитие которого определило линию возможных состояний точки О1. Абсолютное будущее – это ансамбль Вселенных, который будет сформирован при движении точек линии возможных состояний. А вот какая траектория привела точку О1 по ансамблю Вселенных её абсолютного про-[с. 121:]шлого в её нынешнее положение, и какую траекторию по ансамблю Вселенных абсолютного будущего ей предстоит пройти, зависит от того, как бифуркации и деятельность Разума формировали и будут формировать её Историю.


О путешествиях во времени

Прежде чем приступить к обсуждению этой, безусловно, захватывающей, темы, необходимо понять – в каком, собственно, времени мы хотим путешествовать? Что мы хотим увидеть? После всего вышесказанного очевидно, что подавляющее большинство мечтателей, планируя такие «экскурсии», имеют в виду именно эвереттовское время, причём чаще прошедшее, т. е. желают увидеть живого Наполеона, Христа, изгоняющего торговцев из храма, строительство пирамид, или, на худой конец, посмотреть на схватку динозавров. Хотя, конечно, немало энтузиастов хотели бы посетить и Будущее – кто желает попасть в коммунистический рай, кто – на междупланетный шахматный турнир… И только отдельные энтузиасты-космологи готовы рискнуть своей сущностью, чтобы лично убедиться в том, что в эпоху одной миллионной доли секунды от начала Большого взрыва действительно образовались кварки и лептоны.

Вообще говоря, механизм этих путешествий совершенно различен. Если речь идёт о космологическом времени (где, кстати, эпоха даже в миллиард лет в любую сторону от сегодняшней малоинтересна), то эта задача в принципе решена. Уехать в прошлое можно сразу после того, как будет построена машина времени. Правда, для её построения нужно включить в конструкцию парочку чёрных дыр (а их пока абсолютно достоверно неизвестно ни одной), к тому же и уехать на такой машине можно весьма недалеко – не глубже, чем до момента постройки самой машины, но все эти скучные прозаические детали не меняют главного – по космологическому времени путешествовать возможно! Энтузиасты могут обратиться к работам Игоря Новикова и группы Торна – там всё расписано достаточно подробно. Исторически любопытно, что первые мысли о возможности физического обоснования построения машины вре-[с. 122:]мени содержатся в книге Я. Б. Зельдовича и И. Д. Новикова, вышедшей в 1975 году*, но именно это место, по рассказу И. Д. Новикова, «выпало» из её английского перевода, так что когда аналогичные идеи пришли К. Торну при рецензировании им фантастического романа известного астронома и писателя К. Сагана, он ничего не знал об описании петель времени И. Д. Новикова. Вообще история первого строго физического проекта построения машины времени стóит того, чтобы ознакомиться с ней подробно. В связи с этим я и направляю читателя к первоисточнику – книге И. Д. Новикова**.

_________

* Зельдович Я. Б., Новиков И. Д., «Строение и эволюция Вселенной», М., 1975 г., изд-во «Наука», 735 стр.

** Новиков И. Д., «Куда течёт река времени?», М., 1990, изд-во «Молодая гвардия», стр. 208–235.

Что же касается эвереттовского времени, т. е. времени, связанного с историческими событиями, то здесь дело обстоит сложнее. Одной из первых опор надежды на возможность «путешествий» по эвереттовскому времени в прошлое, является замечательная работа А. А. Фридмана, где он пишет: «Время (абстрактное) может быть арифметизировано совершенно произвольным образом; всякому моменту будет всегда отвечать определённое число t. Переход от одной арифметизации времени, рассматриваемого само по себе, к другой выражается заменой числа t на = f(t)»*. Иными словами, исходя из этой концепции Фридмана, нет решительно никакой причины строить какую бы то ни было стрелу времени, а движение в прошлое столь же обосновано, как и движение в будущее.

_________

* Фридман А. А., «Мир как пространство и время» [1922], в кн.: «Избранные труды», М., 1966 г., изд-во «Наука», стр. 293.

Теперь мы знаем, почему это так. Прежде всего потому, что эвереттовское время многомерно. При каждом событии с участием наблюдателя или при бифуркации оно расщепляется на множество «параллельных» потоков, число которых определяется физической ситуацией в точке ветвления. Так что, если мы хотим попасть «назад» в строго определённую точку (например, вернуться в своё прошлое только на одну минуту, чтобы захватить с подзеркальника в прихожей ключ от входной двери, которая только что захлопнулась), нам придётся искать дорогу среди множества возможностей. Ведь за одну мину-[с. 123:]ту мы могли оказаться в любой точке в радиусе по меньшей мере 50 метров от двери, а значит при возвращении мы можем встретить полдюжины соседей и обменяться с ними информацией, которая может заставить нас забыть о возможных проблемах с ключом, мы, в конце концов, можем стать жертвой хулиганов, любви с первого взгляда или бродячей собаки… В какое конкретное состояние этой – согласитесь, не самой сложной – суперпозиции мы действительно попадём, зависит от вероятности каждого шага. А вероятности достоверных событий, как известно, перемножаются. И вот уже 10 шагов, отделяющих нас от двери, при условии, что каждый шаг может быть сделан только в 2 направлениях, приводит к вероятности возврата (1/2)10 ~ 0,001. Т. е. только одна попытка из 1000 приведёт к успеху. А ведь мы не учли ни соседей, ни хулиганов, ни красоток, ни собак. Так что взглянуть на живого Пушкина вряд ли удастся даже после построения машины времени.

Заметим, что все отмеченные трудности движения по эвереттовскому времени вовсе не означают, что нельзя попасть «на 200 лет назад». Попасть-то можно, но вот предсказать, в какое именно из невообразимо огромного количества параллельных времён мы выйдем из кабины машины времени, не может никто. Подчёркиваю – никто. Ибо (напомню), согласно Эверетту, даже Бог есть простой наблюдатель при условии, что он – часть Вселенной.

Из этого следует, что в эвереттовском времени, также как и в физическом пространстве, возможны «движения» и «вправо» и «влево» и вообще в таком направлении, куда ни один Макар телят ещё не гонял. Иными словами, относительная свобода пространственных передвижений («целых три направления»!), которая, в сравнении с одномерностью космологического времени, столь смущала нас при рассмотрении модели пространства-времени Минковского, оказывается весьма скромной. В эвереттовском времени число независимых направлений движения может измеряться в молях (напомню, что в данном случае 1 моль = 6,02•1023 возможных направлений движения) – и мало не покажется.

Теперь более подробно «о самом интересном» – возможности путешествия в Прошлое. Мы уже рассматривали мыслен-[с. 124:]ный эксперимент с забытым ключом. Давайте теперь проведём ещё один мысленный эксперимент, а именно: в условиях рассмотренного нами опыта по дифракции электронов предположим, что нам удалось изменить на обратное направление движения всех макро- и микротел, участвующих в эксперименте. Это, кстати, эквивалентно обращению вспять космологической стрелы времени. Мы рассматриваем стрелку прибора, не обращая внимания ни на что вокруг, а все галактики и квазары стали сближаться. Предположим также, что в этот момент мы находились в точке 7. Может так случиться, что нам повезёт, и мы действительно пройдём по пути 7 – 3 – 1 и окажемся в исходной точке. Вероятность этого в условиях данного эксперимента – (1/3)•(1/3) = 1/9 или около 11%. Не так уж и мало. Но всё же гораздо вероятнее, что через два шага причинно-следственной цепочки мы попадём в «фантомные» с точки зрения начального состояния – точки 1 – состояния 10, 11, 12, 13. То есть в параллельные времена. Всё это графически изображено на рисунке 10.



Рис. 10. «Обратный» эксперимент по дифракции электронов.


[с. 125:] Но вернёмся к случаю возврата в точку 1. Не возникнет ли здесь «парадокс убийства бабушки»? Поясню смысл этого выражения. В середине восьмидесятых годов мне посчастливилось присутствовать на семинаре В. Л. Гинзбурга в ФИАНе, когда И. Д. Новиков рассказывал о своих результатах по физическим основам конструирования машины времени для путешествий, как теперь ясно, по космологическому времени.

Доклад вызвал бурную дискуссию, в ходе которой Виталий Лазаревич в полемическом запале задал вопрос: «А если я, находясь в прошлом, вдруг убью собственную бабушку до рождения у неё моей мамы — как я смогу появиться на свет и совершить это путешествие?». Игорь Дмитриевич спокойно ответил, что пока неизвестные ему законы природы не позволят Виталию Лазаревичу взять такой грех на душу. Совершить в прошлом поступок, который изменит Будущее, просто невозможно. Что помешает конкретно – сломается ли трамвай, на котором потенциальный убийца поедет к жертве, уйдёт ли в момент прихода внука бабушка на свидание к будущему дедушке этого свихнувшегося внука, или за секунду до злодеяния внук вместе с машиной времени будет выброшен из Прошлого какой-то «темпоральной силой» – сказать, конечно, нельзя. Но уж что-нибудь, да случится. Виталий Лазаревич объяснениями не удовлетворился. Тогда мне казалось, что Новиков прав. Но теперь, после рассмотрения рисунка 10, ясно, что гарантии Игоря Дмитриевича Виталию Лазаревичу действительно вряд ли выполнимы. Свободу воли никакой физический закон «отменить» не может. В случае если «криминальная разборка» всё-таки состоится, то при движении в Будущее для Вселенной, содержащей преступника, будут «заказаны» пути 1 – 2 – 7, 1 – 3 – 7, 1 — 4 – 7, но, разумеется, все остальные возможности сохранятся, и траектория такой Вселенной в ансамбле вселенных абсолютного прошлого пройдёт, например, по пути 1 – 3 – 6 или 1 – 4 – 8. Разумеется, в состояниях 6 или 8 никакого внука-убийцы существовать не будет, и в этих вселенных Физика весьма эффективно содействует Фемиде. Но и никакого противоречия между свободой воли в решениях Разума и физическими законами мироздания не существует.

[с. 126:] Обратим внимание и на тот факт, что при движении, скажем по пути 1 – 3 – 7 – 2 – 5, и при траектории 1 – 2 – 7 – 3 – 11 — 2 – 6, Наблюдатель не обнаружит какого-то «сложного» хода эвереттовского времени, поскольку для Наблюдателя причина всегда вызывает следствие, и он, Наблюдатель, всегда помнит, как и почему он оказался в том или ином состоянии. Для Наблюдателя эвереттовское время так же линейно, как и космологическое. Это ещё одна причина той путаницы понятий времени, о которой мы уже говорили.

Правда, хотя участки 1 – 2 – 7 и 7 – 3 – 11 для Наблюдателя ничем принципиально не отличаются, мы-то с Вами видим, что это участки с противоположным направлением течения времени. Но, ещё раз напомню один из постулатов Эверетта, таких «нас с Вами» физически существовать не может. У вселенных нет внешних наблюдателей. И ещё – участки обратного движения, подобные 7 – 3 – 11 и 7 – 2 в наших примерах, на самом деле, вероятно, не столь часты. Ведь для такого хода эвереттовского времени у кого-то рядом «в подвале» должна работать новиковская машина времени, или должен протекать какой-то процесс, идущий с поглощением квантов физического времени. Это, вероятно, случается не часто. Впрочем, кто это знает! Ведь проверочных наблюдений разбегания далёких галактик никто не делал за всю историю человечества вплоть до 1929 года, да и после этого они делаются нечасто и далеко не везде. Так что динамика локальной концентрации квантов τ до сих пор неизвестна, а, следовательно, процессы локального движения назад в эвереттовском времени физически не запрещены.

И ещё. Путь 1 – 2 – 7 – 3 – 11 – 2 – 6 содержит одну склейку в точке 2. Поскольку траектории движения данной Вселенной совпали только в одной точке, то для Наблюдателя, вероятно, это будет состоянием (весьма кратким), которое психологи называют эффектом «дежа вю». Наблюдателю покажется, что всё вокруг него он «уже видел», это озадачит его на миг, но за этот миг Вселенная перейдёт в точку 6 (а не 7, как было при первом контакте с точкой 2), и Наблюдатель (хотя и слегка озадаченный) продолжит свои дела из точки 6. И, кстати, Наблюдатель даже не обратит внимания на то, что в точке [с. 127:] 11 он был в параллельном пространстве-времени.

Но читатель вправе спросить – а где, когда и как всё это можно проверить? Иными словами, каковы перспективы реального построения машины для движения по эвереттовскому времени? Если желаете узнать моё мнение, то оно приведено в Приложении 10 «О воплощении идей».


О решающих экспериментах

При рассмотрении всякой новой гипотезы (а всё, высказанное выше о теории Эверетта от первого лица, является в методологическом смысле именно гипотезой), и критики и сочувствующие с особым внимание ждут момента, когда будут изложены условия решающих экспериментов. Решающими признаются те из предлагаемых автором (или просто логически следующие из гипотезы) эксперименты, которые определяют выбор в альтернативе: принять гипотезу и строить на её основе теорию или отклонить и забыть.

Так вот. В данном случае я не вижу необходимости придумывать форму и методику проведения каких-то специальных экспериментов для проверки предложенной гипотезы. По моему мнению, такие эксперименты уже поставлены, причём число их превосходит любые требования к статистической достоверности выводов. Но результаты этих экспериментов не только, как правило, не обсуждаются, не только неизвестны ни широкой публике, ни даже специалистам, они, эти результаты, чаще всего тщательно скрываются. Но почему автор считает, что «его» тематика столь секретна? Дело в том, что решающими доказательствами можно было бы считать твёрдо установленные факты неустранимых противоречий в понимании логической связности событий прошлого. А какой професионал-историк публично заявит, что он обнаружил такие факты? Даже если ему «повезло» столкнуться с такой ситуацией, он, после долгих колебаний и раздумий, придумает причины, по которым, по его мнению, можно будет с чистой совестью отвергнуть как «ошибочные» или «фальсифицированные» те свидетельства (документы, вещи и т. п.), которые мешают при-[с. 128:]знанию линейного хода истории. И предпримет все меры к тому, чтобы эти «сомнительные» материалы не смутили в будущем какого-нибудь энтузиаста. Так что если покопаться среди архивов, апокрифов, подделок… Я лично готов заключить пари, что когда-нибудь обязательно произойдут такие историко-культурные сенсации, по сравнению с которыми померкнут любые мистификации прошлого. Ну, например, будут обнаружены подлинные автографы стихотворений Пушкина, датированные 1841 годом, или в каком-нибудь деревенском подполе найдётся глиняный горшок с советскими полтинниками и рублями 1941, 1953, 1956 и 1960 года чеканки...*

_________

* Не обязательно исповедовать христианство или разделять позиции автора по поводу возможности склеек вообще и его трактовки последних, чтобы вчуже отметить, что широко известные разночтения Евангелий могут быть иллюстрацией к этой фразе, а «сингулярность» Сына Человеческого – туннелем сквозь термодинамический барьер, который (во всяком случае, по Прайсу) должен препятствовать склейкам. [Ред.].

Впрочем, уже сегодня, без каких-либо «решающих экспериментов», идеи Эверетта «вползают» в общественное сознание. Я имею в виду армию почитателей фантастики, огромную корпорацию читателей газет жёлтой окраски (как-то я слышал рекламу – распространитель какой-то газеты привлекал внимание публики к напечатанному в ней репортажу о случайном проникновении вагона метро вместе с пассажирами в «параллельное время», где идёт гражданская война), большое число пользователей Интернета.

Не могу не привести в связи с этим изложения одной истории, подлинность которой может быть проверена скептиками у изложившего её в печати члена-корр. Международной академии информатизации Владимира Щербакова. В 1912 году в купе экспресса Лондон – Глазго прямо на ходу появился – и вскоре исчез, оставив как сувенир для свидетелей только старинную шляпу – крестьянин Пимп Дрейк из уже не существовавшей деревни Четнем. Свидетели – инспектор Скотланд-Ярда и медсестра. Впоследствии в архивах найдены и данные о Дрейке и изложения его рассказов о том, как он побывал «на экипаже дьявола»*. Если это правда, то что ещё нужно для того, чтобы [с. 129:] вы поверили в правильность теории «склеек» пространства-времени? Хотите проверять не факты, а массивы фактов? Обратитесь к Ивану Хомяченко (его можно поискать по адресу orakul@logos-media.ru). Он, например, утверждает, что «в 1950 году посреди Нью-Йорка на Таймс-сквер автомобиль насмерть зашиб внезапно возникшего на проезжей части человека, одетого в костюм прошлого века. Найденные в архиве документы показали, что в 1879 году бедолага вышел погулять и больше не вернулся»**. Это из его многочисленной подборки.

_________

* Щербаков Владимир, «В погоне за временем», газ. «Оракул», № 1(70), 2000, М., изд-во «Логос-Медиа», стр. 21.

** Хомяченко Иван, «Прорехи времени», газ. «Оракул», № 1 (70), 2000, М., изд-во «Логос-Медиа», стр. 21.

А Георгий Хлебников предваряет свой рассказ о Микаэле Скотте, таинственном деятеле XII века, следующим заявлением: «Современная физика не просто допускает, а прямо указывает на существование множества параллельных миров и, более того, на возможность путешествия во времени»*. Кстати, в качестве примера такого путешественника я рекомендовал бы журналистам рассмотреть Бориса Болотова, о жизни и изобретениях которого рассказал Савелий Кашницкий**.

_________

* Хлебников Георгий, «Посланник неведомого», газ. «Тайная власть», № 23 (108), 1999 г., стр. 16.

** Кашницкий Савелий, «Человек-академия», газ. «Московский Комсомолец», № 232 (18.242), 2 декабря 1999 г., стр. 7.

И среди пёстрого сообщества интеллектуалов Интернета апокрифическая теория бытует довольно широко. Вот пример из одной интернетовской дискуссии. Один из её участников сообщает: «Последнее время в научных кругах популярна следующая теория. После Большого Взрыва развитие Вселенной происходило по закону произвольной вероятности. То есть: если любое событие имело вероятность случится (любую, сколь угодно малую) – то оно случалось. Для каждой такой вероятности от Большого Ствола Наибольшей Вероятности вселенной исходили “ветки” вселенных, соответствующих этой самой вероятности. И так далее. Каждая вероятность “порождала” новую Вселенную. Например, есть вселенные, которые сразу же “схлопнулись” после Большого Взрыва. Есть такие, где на Земле до сих пор ходят динозавры. Есть такая, где Вы, вместо того, чтобы читать эту статью, играете в “DOOM”... чем ближе про-[с. 130:]изошло “ответвление” от “нашей” Вселенной, тем больше получившееся Вселенная похожа на нашу. Таким образом, согласно этой гипотезе (гипотезе, ничего более!) любые образы, повторю, любые, воспринимаемые человеком – неважно, из настоящего, “вторичного” или иного мира являются истинными, то есть существует материальный мир, соответствующий этим образам»*. Другой участник дискуссии, некто Хольгер, так комментирует вышеприведённую цитату: «16.06.99 По-моему, правильно (во всяком случае, с точки зрения квантовой механики – по Эверетту и Уилеру)»**. И подобные интернетовские примеры можно было бы продолжить…

_________

* Эриол Нолдо, «О природе “глюков”», http://kulichki.rambler.ru/tolkien/arhiv/fandom2/eriol.shtml.

** Хольгер, http://www.kulichki.rambler.ru/cgibin/cgiwrap/tolkien….

И ещё одно замечание, имеющее прямое отношение к «решающим экспериментам». Как уже говорилось ранее, знаменитый теоретик Уилер в последнее время отказался поддерживать теорию Эверетта. В 1978 году он написал статью «На переднем крае времени». Там, в частности, в качестве причины отказа в поддержке, Уилер говорит о «слишком совершенной» конструкции Эверетта: «… бесконечно много наблюдаемых миров ложатся на плечи физиков тяжким грузом метафизического багажа. Эти миры, по-видимому, нарушают выдвинутое Д. И. Менделеевым требование к любой истинно научной теории, что “она должна быть открыта для разрушения”»*. То есть Уилер, привлекая в качестве сильного аргумента философский постулат Менделеева, утверждает, что теория Эверетта не может быть разрушена физическими аргументами. Не думаю, что это так, но, конечно, к мнению Уилера прислушаться стóит. Однако я вижу по крайней мере один аргумент, ограничивающий область применимости теории Эверетта. Этот аргумент не физический, но логический, а потому должен быть учтён. В теории Эверетта существует явное противоречие с распространёнными философскими представлениями о Боге. Бог, по Эверетту, не может окинуть взглядом всё Творение. А это [с. 131:] утверждение противоречит не только философским убеждениям, но и знаменитой и основополагающей для методологии науки теореме Гёделя о логической неполноте аксиоматических систем. Напомню, что теорема Гёделя в одной из своих формулировок гласит: во всякой аксиоматической системе обязательно возникают такие утверждения, о которых эта система не может дать ответ «истинно» или «ложно». Выходом из этой неопределённости является создание более общей теории (метатеории), в которой исходная теория является частным случаем и которая даёт однозначный ответ на неразрешимые в частной теории вопросы. Следовательно, теория Эверетта обречена в ходе своего развития найти те условия, при которых Внешний Наблюдатель сможет появиться. И потому логично не отбрасывать теорию, а поскорее найти эти условия и, тем самым, включить её в структуру Познания на общих основаниях.

_________

* Гарднер Мартин, «Путешествие во времени», М., 1990 г., изд-во «Мир», стр. 23. {Уилер в цитируемом Гарднером выступлении 1975 г. на конгрессе по логике, методологии и философии естествознания [books.google.ru/books?id=kF1INlvLSlkC (p. 29)] и почти в тех же словах в лекции, прочитанной в августе 1977 г. в международной физической школе им. Энрико Ферми (и вошедшей позже в его книгу «Границы времени» [jawarchive.files.wordpress.com/2012/02/frontiers-of-time-19781.pdf (p. 6)]), действительно приписал такую мысль Менделееву (... Mendeleev's demand of any proper scientific theory, that it should «expose itself to destruction»), однако в позднейшем выступлении в 1989 г. на 3-м международном симпозиуме по основаниям квантовой механики [jawarchive.files.wordpress.com/2012/03/informationquantumphysics.pdf] к словам, стоящим выше в кавычках, Уилер дал ссылку на книгу К. Поппера: K. Popper: Conjectures and Refutations: the Growth of Scientific Knowledge (Basic Books, New York, 1962), и имени Менделеева уже не упомянул. (В работе Д. Парка 1990 года закавыченная цитата приписана и вовсе Павлову). Можно предположить, что Уилер в подлиннике или каком-то пересказе запомнил следующее место из фарадеевской лекции Менделеева 1889 года о Периодическом законе (она была тогда же издана по-английски и по-французски, затем, например, включена в качестве Приложения II в 4-й том амер. издания «Основ химии» Менделеева 1901 года, и т. д.): «... I wish now to remind you that the periodic law, by insisting on the necessity for a revision of supposed facts, exposed itself at once to destruction in its very origin» (The Principles of Chemistry (Part Four) by D. Mendeléeff, N. Y., 1901, p. 475 [https://archive.org/stream/principlesofchem00menduoft#page/494/mode/2up]). (В оригинале: «...теперь замечу только, что, потребовав уступки от фактов, периодический закон сразу заявил себя с той стороны, которая легко могла его сломить в самом зародыше» [publ.lib.ru/ARCHIVES/M/MENDELEEV_Dmitriy_Ivanovich/Mendeleev_D.I._Periodicheskiy_zakon.(1926).[djv-fax].zip].) Это вовсе не так общо, как подаёт мысль Менделеева Уилер, но, очевидно, так трансмутировалась у последнего яркая центральная часть менделеевской фразы в переводе: «law ... exposed itself ... to destruction» («закон ... явил себя открытым ... к ниспровержению», если, не зная оригинала, передавать смысл в обратном переводе). Имя переводчика найти не удалось; похоже, что им был Уильям («Василий Иванович») Андерсон, переведший другую речь Менделеева для того же лондонского вояжа, – см. воспоминания А. И. Менделеевой [az.lib.ru/m/mendeleewa_a_i/text_1928_mendeleev_v_zhizni.shtml]. Так «со второго-третьего паса», – Менделеев – Андерсон? – (X??) – Уилер, – родилась гносеологическая максима, с 1970-х загулявшая от автора к автору. – Ред.}

С точки зрения сегодняшнего состояния теории Эверетта для проблемы Бога видна такая альтернатива: либо Он всеведущ – т. е. может обозреть всё Творение «сразу» – но тогда Он абсолютно бессилен что-либо в Творении изменить, либо – всемогущ, но могущество это распространяется только на нашу Вселенную…

Впрочем, есть ещё один путь. В своё время Г. Галилей, борясь за признание истинности учения Коперника, пришёл к выводу, что «… слова Библии не могут быть ошибочными, но следует научиться понимать истинный их смысл»*. И в случае, когда в истинности научного утверждения сомневаться более нельзя, нужно подумать о том, правильно ли мы понимаем Писание. Сам Галилей говорит об этом так: «… два истинных положения не могут противоречить друг другу, и поэтому обязанностью почтенных учёных толкователей является проникновение в подлинный смысл Писания, трудные для понимания места которого в конце концов непременно согласуются с выводами науки; верные и точные подтверждения тому получаются в результате опытов и экспериментов»**.

_________

* Фантоли Аннибале, «Галилей: в защиту учения Коперника и достоинства Святой Церкви», пер. с итал. А. Брагина, М., изд-во «МИК», 1999 г., стр. 144.

** ibid., стр. 145.


[с. 132:]

Некоторые принципиальные частности...

Исходя из концепции эвереттовского времени, можно обнаружить много новых точек зрения на исторический процесс. В частности, отмеченное нами явление «склеек» должно проявляться рядом необычных особенностей исторического процесса.

Впрочем, из всего изложенного вовсе не следует, что склейки всегда должны иметь глобальный характер, т. е., скажем, вчера ещё мы были уверены в необитаемости огромных лесных массивов сибирской тайги, а сегодня там обнаружилась мощная цивилизация потомков тунгусской катастрофы 1908 года. Нет, склейки должны происходить в локальных масштабах и обычно выглядят так, что кроме лёгкого недоумения не оставляют в нашем сознании каких-то глубоких следов. Ну перестал вдруг сосед пить, ну встретился случайно давно пропавший друг детства, ну вдруг повезло в лотерее… Но за всеми этими «мелочами» скрываются очень сложные процессы (которые должны быть описаны каким-то теоретическим аналогом ОТО). И самое важное следствие – Прошлое не умерло, мы постоянно получаем из него импульсы, влияющие на Настоящее и формирующие Будущее. В начале нашей работы мы говорили о том, что историческая стрела времени существует потому, что Прошлое изменить нельзя. И этот вывод остался справедливым и после рассмотрения теории Эверетта. Но с существенным дополнением – Прошлое нельзя изменить целенаправленно*. Само по себе оно «меняется» в процессах склеек. А наше влияние на них состоит в том, что поступая сегодня тем или иным образом, мы попадаем в различные состояния, которые различным образом склеиваются с параллельными временами, включающими в общую историю различные варианты Прошлого. Так что не влиять на Прошлое просто невозможно. Но и планомерно исказить его тоже невозможно. Подробнее о возникающих при этом парадоксах рассказано в Приложениях 11–16 «Чаадаев и Эверетт», «Фоменковщина или фоменкизм?», «Архитектура мироздания», «О равновеликости народов и религий», «Эвереттизм до Эверетта», «Вероятностность прошлого и криминалистика».

_________

* Это утверждение – явный след в сознании автора парадигмы линейной Истории. Пятнадцать лет, прошедшие со времени написания книги, накопленный за это время жизненный опыт и опыт размышлений над сущностью смысла ветвлений и склеек эвереттовского времени Истории, сформировали новое представление: Прошлое изменить можно. Сегодня это невозможно целенаправленно, завтра (но не раньше, чем появятся эффективные квантовые компьютеры) это будет очень трудно, но, по мере развития и квантовой теории и квантового компьютинга, это неизбежно станет технологически возможно. И сегодня я очень хочу надеяться, что эта возможность не будет достигнута ранее, чем метавидуум Человечества пройдёт фазу полной глобализации. В противном случае возникнет риск создания «исторического оружия», разрушительная мощь которого по отношению к будущему цивилизации будет невообразимо больше, чем существующая сейчас мощь оружия ядерного. Именно поэтому я не считаю нужным форсировать развитие эвереттики. И подозреваю, что моё ощущение необходимости «не спешить» есть проявление какого-то ещё непознанного закона эволюции, препятствующего социализации преждевременного знания. И совсем по-другому видится мне сегодня фигура Вечеровского, любимого моего героя Стругацких. Конечно, он хотел как лучше, как честнее, как благороднее. Но он не осознавал, что осуществление именно этих благих намерений может развернуть в ад даже дорогу, которая первоначально вела к храму…



[с. 133:]

Заключение



Вот и закончено рассмотрение всех трёх составляющих СТРЕЛЫ ВРЕМЕНИ – космологической, энтропийной и исторической.

Что же можно сказать о рассмотренном предмете в итоге?

Попытка обозреть его оказалась невыполнимой. Автору не только не удалось исчерпать тему хотя бы и на дилетантском уровне, ему вряд ли удалось ощутить в полной мере даже брызги того океана литературы, который содержит плоды размышлений поколений учёных и философов о пространстве и времени. Но и этого, по мнению автора, оказалось достаточно, чтобы понять – в представлениях о времени и пространстве сегодня царит такой хаос, что даже научно поставленных вопросов слишком мало, чтобы обозначить область предстоящих исследований, не говоря уж о создании связной концепции этих феноменов. Вместе с тем очевидно, что определённая база для такой работы есть. (В том числе и организационная – среди многого другого отмечу многолетнюю работу «Российского междисциплинарного семинара по изучению феномена времени»*, его руководителя Александра Петровича Левича**). Но есть ли общественное желание проводить такую работу? Откровенно говоря, я его не ощущаю. Так что же – ждать, когда общество «созреет» и создаст какой-нибудь «Всемирный институт изуче-[с. 134:]ния Времени»? Такое предложение уже есть в российской «паутине». «Для коллективного обсуждения предлагается идея создания Виртуального Института Междисциплинарного Изучения Времени (название условное, варианты: Нелокальный Институт Темпорологии, Web-институт изучения и моделирования времени и др.). Институт представляет собой Web-сайт в сети Internet»***. Моё твёрдое убеждение – нет. Институт, если это не чудо типа «НИИЧАВО», может только систематизировать и популяризировать (одновременно иссушая и бюрократизируя до гиперболических пределов!) то, что будет создано творческой работой отдельных личностей. Но идея «института» объективно отражает следующее: в научной и околонаучной среде образовалось такое сгущение умственных усилий, что кажется – вот-вот начнётся Инфляционная фаза Большого интеллектуального взрыва. А может быть, она уже началась. По крайней мере для меня, поскольку буквально к моменту завершения работы (январь 2000 г.) я ощутил накат вала информации по вопросам, которым посвящена книга. Может быть, конечно, это следствие известной истины об аппетите, который приходит во время еды, но, может быть, мы имеем здесь дело со случаем «склейки» ряда концептуальных миров? А может быть, концептуальные миры «столкнулись», и вот-вот полетят искры? Или просто запутавшаяся «темпоральная петля» вернула всех нас во времена, «когда мы были молодые и чушь прекрасную несли»? Ту самую рениксу (от латинизированного renyxa), о которой в своё время так много говорили? Так что же делать в такой ситуации, «куда бедному крестьянину податься»? Я думаю, если есть интерес – нужно работать, то есть поступать так, как советовали классики: «Когда у меня неприятности, когда у меня хандра, когда мне скучно жить, я сажусь работать. Наверное, существуют другие рецепты, но я их не знаю. Или они мне не помогают. Хочешь моего совета – пожалуйста: садись работать. Слава богу, таким людям, как мы с тобой, для работы ничего не нужно, кроме бумаги и карандаша...»****

_________

* Семинар, http://www.chronos.msu.ru/rindex.htm.

** Левич А. П., «Время – субстанция или реляция?... Отказ от противопоставления концепций», http://www.chronos.msu.ru/time_a.htm, опубликовано в журнале «Философские исследования», 1998 г., № 1, стр. 6–23.

*** Институт, http://www.chronos.msu.ru/rannouncement.htm. В настоящее время адрес сайта: http://www.chronos.msu.ru/ru/.

**** Стругацкие А. Н., Б. Н., «За миллиард лет до конца света», Соч., т. 2, М., 1989 г., изд-во «Московский рабочий», стр. 37.

[с. 135:] Замечу, что в конце своего знаменитого примечания к статье, которое мы цитировали, Эверетт, сравнивая положение своей теории с раним коперниканством, пишет: «В случае теории Коперника понадобилось создание физики Ньютона прежде, чем удалось показать, что обитатели Земли не ощущают и не могут ощущать её движение»*. Так что для должной оценки самой теории Эверетта нужно, по его мнению, поработать и создать нечто, сравнимое по важности для современной физики тому, что сделал в своё время Ньютон.

_________

* Everett Hugh, «“Relative State” Formulation of Quantum Mechanics», Reviews of Modern Physics, 1957, v. 29, № 3, p. 460.

Кстати, не кажется ли вам, что заподозренные в предуведомлении солипсические мотивы оптимистического призыва после ознакомления с эвереттизмом могут значительно усилиться? Не давая оценки этому феномену, констатирую – могут.

Впрочем, пора заканчивать. Не знаю, смог ли я выполнить завет Учителя, но, по крайней мере, искренно старался это сделать:

«Учитель сказал:

Ю! Научить ли тебя, что такое знание?

Считай знанием то, что знаешь, и считай незнанием незнание. Это и есть знание»*.

_________

* Конфуций, «Я верю в древность», М., изд-во «Республика», 1995 г., стр. 61.

Не скажу, что в результате работы граница между знанием и незнанием стала для меня отчётливее, но я не сожалею об этом. Неоднозначность, которая наполнила картину мироздания неожиданными возможностями, я считаю благом…*

_________

* Сегодня я уже уверен в том, что Мироздание не просто «неоднозначно», но явно «многолико». И уверенность в этом обоснована мною в трилогии «Многоликое мироздание»: «Эвереттическая аксиоматика» http://milkywaycenter.com/ev/EA.pdf, «Эвереттическая проблематика» http://milkywaycenter.com/ev/ev2.pdf и «Эвереттическая прагматика» http://milkywaycenter.com/Book3.zip.



[с. 136:]

Приложение 1



Симметрия и время



В 1958 году, т. е. почти одновременно со статьёй Эверетта, который только-только закончил курс обучения «на физика», Ричард Филлипс Фейнман, один из создателей квантовой электродинамики и в то время «без пяти минут» нобелевский лауреат (он им стал в 1965 году именно за «соучастие» в построении квантовой электродинамики), прочёл курс лекций для совсем начинающих физиков. Среди прочего он рассмотрел и один тривиальный процесс – рассеяние электрона в веществе. Это рассмотрение – яркий пример того известного методологического правила, которое можно сформулировать так: «в природе нет тривиальных процессов, но есть их заурядные толкования». Вот как выглядит схема этого процесса по Фейнману в первом, тривиальном приближении:



А вот как Фейнман описывает этот процесс: «Обычным способом такой процесс может быть описан следующим образом... При t < t1 имеется только начальный электрон. В момент t1 внешний потенциал рождает [в вакууме – Ю. Л.] электрон-позитронную пару. [с. 137:] В момент t2 > t1 позитрон аннигилирует с начальным электроном, так что при t > t2 остаётся только рассеянный электрон»*. Согласно этой интерпретации процесс рассеяния электрона в веществе протекает через стадию образования виртуальной электрон-позитронной пары и взаимодействие такой пары с реальным электроном. На этом примере, кстати, видно, насколько тесно связаны самые обычные физические процессы («потрескивание» телевизионного экрана или компьютерного монитора в тот момент, когда вы протираете их от пыли – как раз следствие рассеивания электронов стеклом экрана) с загадочными флуктуациями вакуума, порождающими (правда, редко) и новые Вселенные. Заметьте, флуктуации вакуума как бы катализируются присутствием вещества, поскольку процессы рассеяния идут именно на атомах, из которых построены тела.

_________

* Фейнман Р. П., «Теория фундаментальных процессов», М., «Наука», 1978 г., стр. 34–35.

Однако вернёмся к мысли Фейнмана. Он продолжает анализировать рассеяние электрона и выдвигает теперь другую – далеко не тривиальную! – версию рассеяния. «Вместо такого рассуждения мы хотим обобщить идею рассеяния и считать, что электрон рассеивается назад во времени от t2 к t1. Поэтому обычный позитрон проявляется как электрон, движущийся во времени вспять»*. Это рассуждение иллюстрируется следующим рисунком, получившим название «график Фейнмана»**:

_________

* ibid., стр. 35.

** Гарднер Мартин, «Путешествие во времени», М., 1990 г., изд-во «Мир», стр. 15.



[с. 138:] Таким образом, Фейнман утверждает физическую эквивалентность двух картин. Первая: виртуальный позитрон, рождённый в момент t1, аннигилирует в момент t2 > t1. Вторая: реальный электрон в момент t2 > t1 начинает двигаться по времени вспять, возвращаясь к нормальному движению во времени в момент t1.

Общий вывод Фейнмана: «Эти два случая соответствуют частицам и античастицам»*.

_________

* Фейнман Р. П., «Теория фундаментальных процессов», М., «Наука», 1978 г., стр. 34.

Значит, по Фейнману, античастицы – это частицы, локально движущиеся по времени из будущего в прошлое. Такое понимание природы антиматерии позволяет понять некоторые известные парадоксы. В первую очередь – видимое отсутствие антиматерии в значительных количествах. Это же является и подтверждением обсуждаемого в настоящей работе предположения о существовании физического времени в виде локальных квантов планковской величины. Действительно, в тесной паре виртуальных электрона и позитрона время течёт разнонаправлено на каждой из частиц пары. Да и в реальном, полученном в лаборатории атоме позитрония, состоящем из электрона и позитрона, физическое время «одновременно разнонаправлено» – на электроне оно течёт нормально, а на позитроне – из будущего в прошлое.

Обнаруженная картина приводит к более общим выводам. Из описанной ситуации следует, что на электроне Вселенная расширяется, и идут процессы, порождённые Большим взрывом, а на позитроне Вселенная сжимается и идёт процесс «Большого коллапса»!

Очевидно, что такое рассмотрение приводит к симметричной картине «Большого взрыва». Он, как таковой, является только внешней стороной явления, а внутренняя сторона – «Большой коллапс», в котором «тамошняя Вселенная» сжимается из начального состояния с плотностью ~ 1097 кг/м3 к своему конечному состоянию с бесконечной плотностью. Эту «внутреннюю сторону» Большого взрыва до сих пор как-то не замечали...*

_________

* В фантастике эту тему развил в романе «Age» [1967] английский мэтр Brian W. Aldiss: перевод Н. Самариной, переименованный в «Сад времени», см. на стр. 5–180 в кн.: Б. Олдисс, «Больше чем смерть», СПб., «Азбука – Терра», 1997, 496 стр. <Ред.>.

[с. 139:] А позитрон – это удивительная капля из антимира Большого коллапса, выброшенная к нам всё теми же всесильными флуктуациями вакуума.

Кажется очевидным, что сделанный ранее вывод справедлив – физическое время всегда локально. Более того, можно предположить, что кванты физического времени существуют в двух формах – времени расширения (положим, со знаком «плюс») и времени сжатия (по аналогии – со знаком «минус»). Тогда при аннигиляции физическое время вообще уничтожается, и рождающиеся при этом фотоны находятся вообще «вне времени»!

Такая трактовка существования фотона согласуется и с авторитетным анализом эффекта гравитационного красного смещения, который был произведён ведущими специалистами РАН*. Согласно этому анализу частота фотона не меняется даже при движении его в переменном гравитационном поле. Скажем, фотон излучён массивной звездой и уходит с её поверхности. Если мы будем измерять частоту фотона (его энергию) по мере удаления от поверхности, мы обнаружим, что она уменьшается. Эксперименты такого рода проведены (в гравитационном поле Земли) и подтвердили ожидаемую закономерность. Однако, с точки зрения Общей теории относительности, на самом деле изменяется не частота фотона, а темп хода «сопровождающих его часов». То есть реальное изменение свойств времени не изменяет свойств фотона. И этот постулат ОТО подтверждает сделанное предположение о том, что фотоны вообще не связаны с квантами времени — ни с положительными, ни с отрицательными. Это позволяет фотонам с равной лёгкостью «бороздить просторы» как пространства Большого взрыва, так и пространства Большого коллапса.

_________

* Окунь Л. Б., Селиванов К. Г., Телегди В. Л., «Гравитация, фотоны, часы», «Успехи физических наук», том 169, № 10, 1999 г., стр. 1141–1147.

Скорость света в этом случае получает следующее толкование. Она является предельным «по валентности времени» соединением пространства и времени. Иными словами, это соединение, содержащее максимально возможное количество квантов пространства на один квант времени. А поскольку, как это только что выяснилось из анализа процесса аннигиляции, фо-[с. 140:]тон вообще не связан ни с каким квантом времени, то «проявление» его в нашем пространстве-времени (в элементарном акте взаимодействия с веществом) высвобождает физическое время, связанное с этим пространством. При этом высвобождается минимально возможное количество квантов времени, что фиксируется наблюдателем в качестве «скорости фотона». Это является следствием предположения о физическом смысле величины скорости как «молекулярного комплекса квантов пространства и времени». Причём скорость света – такой комплекс, который содержит максимально возможное количество квантов пространства на один квант времени. Химик сказал бы, что в таком комплексе время проявляет свою наивысшую по отношению к пространству валентность.

Весьма примечательно и замечание Фейнмана о соотношении хода и «направления» физического времени с принципом причинности. Фейнман по этому поводу пишет: «Могло бы сложиться впечатление, что такая интерпретация подразумевает возможность получения информации из будущего, однако детальный анализ показывает, что причинность не нарушается»*. Сам Фейнман не раскрывает каких-либо подробностей этого «детального анализа», но даже если оставить в стороне «детали», ясно видны очевидные «причины сохранения причинности». Действительно, обращение времени приводит к кардинальным изменениям свойств частиц (в частности, происходит изменение знака заряда). Таким образом, никакой информации об электроне из будущего мы не получаем, а «видимый» нами позитрон в нашем пространстве движется по времени вполне нормально.

_________

* Фейнман Р. П., «Теория фундаментальных процессов», М., «Наука», 1978 г., стр. 35.



[с. 141:]

Приложение 2



Сингулярности и k-числа



Уже достаточно давно (ещё в СССР!) мне удалось опубликовать работу, идея которой родилась гораздо раньше, в 1966 году, почти «в древности», когда и теория Большого взрыва была ещё «в пелёнках»*. Разумеется, сугубо математическое направление работы позволяло применить её результаты к любой физике. Однако мне неизвестно ни одной попытки приложить предложенную концепцию к какой-либо конкретной задаче. Сам я достаточно долго тоже не видел конкретных объектов, описание которых проясняется при использовании рассмотренного мною математического аппарата. И вот теперь объект, который может быть описан с помощью построенного в этой «древней» статье математического аппарата, определился. Этот объект – космологическая сингулярность, одна из героинь настоящей книги, а математический аппарат – теория k-чисел. (Хотя, конечно, природа сингулярности совершенно не важна для математики).

_________

* Лебедев Ю., «Аш-функция Хевисайда», «Alma mater (Вестник высшей школы)», 1991 г., № 5, стр. 91–97.

Для ясности сформулирую основные положения теории k-чисел. Главный «опорный пункт» теории – утверждение о том, что 1/0 = k есть число. Впервые эта идея была обнаружена мною у Леонарда Эйлера, в отделении первом «О разных способах исчисления простых количеств», в гл. VII «О дробях вообще», в 83 параграфе его не очень сегодня известного труда в переводе В. Висковатова*. Это сегодня не очень известного. А в конце XVII – начале XVIII веков труд этот неоднократно пере-[с. 142:]водился. Например, как мне недавно стало известно, «господиномъ Николаемъ Фусомъ, Санктпетербургской ИМПЕРАТОРСКОЙ Академiи наукъ Членомъ» в 1798 году**. Причём этот перевод был весьма вольным. Он издавался в качестве учебного пособия для императорского шляхетного сухопутного кадетского корпуса, в связи с чем в печатном издании была опущена большая часть оригинала, «которая ничего иного непредставляетъ какъ только умствованiя безъ всякой существенной пользы»***. Но при этом параграф 53, о котором в «табеле материям» ска-[с. 143:]зано, что он принадлежит к гл. V «О дробях вообще» (как и в упомянутом выше переводе Висковатова) на страницах 56–57 утверждение о том, что «1 разделенная на 0 означает безконечно великое число» оставлено. Значит, по мнению Фуса, оно не относится к «умствованиям без всякой существенной пользы»! А ведь есть ещё перевод Петра Иноходцева и Ивана Юдина 1768 г.****, до которого я не добрался, а ещё огромная литература на французском, немецком, латыни! Эйлер был великим математиком, автором более 140 работ по теории чисел*****, слава его буквально гремела в Петербурге, Берлине, Париже, но, как видно, даже его авторитета не хватило, чтобы идея «вошла в научный оборот». Но сейчас – не об истории идеи. Мною было показано, что это утверждение Эйлера приводит к новому классу чисел вида kn, где n – натуральное число. При отрицательных n числа вида kn описывают структуру нуля. «В самом нуле – бесконечно много k-чисел, имеющих отрицательную степень»******. Уточню – не просто чисел, а классов чисел, ибо каждое значение n приводит к новому классу чисел.

_________

* Эйлер Л., «Оснований алгебры Леонгарда Ейлера части первой первыя три отделения, переведенныя с французскаго языка на Российской, со многими присовокуплениями, Василием Висковатовым, Академии Наук Екстраординарным Академиком», том 1, «содержащий в себе отделение I и II-е», «в Санктпетербурге при Императорской Академии Наук», 1812 г., стр. 51.

** Фус Николай, Предисловие к кн.: «Начальныя основанiя алгебры въ пользу ИМПЕРАТОРСКАГО Шляхетнаго Сухопутнаго Кадетскаго Корпуса, выбранныя из Алгебры покойнаго Г. Леонгарда Эйлера. Господиномъ Николаемъ Фусомъ, Санктпетербургской ИМПЕРАТОРСКОЙ Академiи наукъ Членомъ, и Профессоромъ Математики помянутаго Корпуса. Переводъ съ Французскаго подленника», Спб., 1798, стр. I–XII.

*** ibid., стр. IV.

**** Иноходцев Пётр, Юдин Иван, «Универсальная арифметика г. Леонгарда Ейлера, переведенная с немецкого подлинника студентами Петром Иноходцевым и Иваном Юдиным», т. 1–2, Спб., при Имп. Акад. Наук, 1769 г.

***** Бородин А. И., Бугай А. С., «Биографический словарь деятелей в области математики», Киев, 1979 г., стр. 545.

****** Лебедев Ю., «Аш-функция Хевисайда», Alma mater (Вестник высшей школы), 1991 г., № 5, стр. 94.


[с. 142:]


Русские переводы книг Эйлера.
В оригинале имеют размеры: издание 1798 года – 19 х 30 см, издание 1812 года – 12 х 19 см.


[с. 143 (продолжение):] Сама по себе мысль подобного рода в те времена, когда она пришла мне в голову, требовала срочного обращения… нет, не к психиатру для лечения, а к авторитету классиков марксизма за моральной поддержкой, для того, чтобы остаться «полноправным членом трудового коллектива». (Классики были добрые – в их многочисленных сочинениях почти всегда находилась подходящая цитата.) В статье я ссылался на математические рукописи К. Маркса (действительно, кстати, очень интересные), теперь же ностальгические настроения привели меня к Ф. Энгельсу. Оказалось, что в своей книге «Диалектика природы» Энгельс уделил внимание и проблеме нуля. (К слову, эта книга стала настоящим философским бестселлером в СССР. Без всякого социологического исследования это непосредственно видно по тому состоянию, в котором находится на полках с [с. 144:] сочинениями классиков марксизма в огромном 3 зале бывшей Ленинки 20-й том сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса, где была помещена эта работа. Том резко выделяется среди многочисленных других томов своей потрёпанностью от частого употребления читателями и залистанностью буквально до дыр его страниц, отпечатанных на очень хорошей и прочной бумаге).

Так вот, Энгельс писал в этой работе: «Оттого что нуль [курсив Ф. Э.] есть отрицание всякого определённого количества, он не лишён содержания. Наоборот, нуль имеет весьма определённое содержание»*. Более того, подчёркивает Энгельс, «… нуль богаче содержанием, чем всякое иное число»**. При этом сам Энгельс, тоже, видимо, несколько смущённый пришедшими к нему идеями, на всякий случай подкрепил их ссылкой на безусловный философский авторитет Гегеля, процитировав его «Логику», где Гегель, в свойственной ему абстрактно-возвышенной форме писал о нуле так: «Ничто, противополагаемое [какому-нибудь] нечто, ничто какого-либо нечто, есть некое определённое ничто»***.

_________

* Энгельс Ф., «Диалектика природы. Заметки и фрагменты», в кн.: К. Маркс, Ф. Энгельс, соч., т. 20, изд. 2-е, «Государственное издательство политической литературы», М., 1961 г., стр. 576.

** ibid.

*** Гегель Георг Вильгельм Фридрих, «Логика», т. 1, цит. по: Энгельс Ф., ibid., стр. 536.

На первый взгляд, казалось бы, какое отношение всё это имеет к сингулярности? Однако рассмотрим любой вариант развития сингулярности по закону интегрируемых функций, т. е. положим, что, например, количество образующегося при развитии сингулярности физического времени (для пространства – абсолютно аналогично) определяется следующим законом:


 


(1)


Пределы интегрирования будут, разумеется, от нуля (α = 0) до тау (β = τ). Но о каком нуле здесь идёт речь? Исходя из логики структуры нуля, нижний предел интегрирования должен иметь вид:

[с. 145:]

 


(2)


Таким образом, прежде чем перейти к «реальному интегрированию», мы должны проинтегрировать бесконечно глубокое безвременье нуля. Это является математической формой отражения сложной структуры сингулярности. Такой процесс – своеобразный математический эквивалент физического механизма рождения физического времени «из-под сингулярности» типа k–1. Что даёт такая интерпретация для понимания физического смысла сингулярности? Кажется ясным, что отсюда видно – в сингулярности «заключено» бесконечно много Вселенных «низшей размерности», чем наша. Разумеется, это не механическое заключение. Просто физический вакуум структурирован сущностями, иерархичными по определённому параметру α = kn). Что касается результата интегрирования уравнения (2), на первый взгляд, содержащего дурную бесконечность членов, то он ясен – в нашем физическом пространстве он равен физическому нулю. Формального механизма интегрирования я пока предложить не могу, но, по крайней мере при философском подходе, диалектический метод позволяет не останавливать анализа из-за неясного формализма величины (…).

Вообще, следуя предложенной логике, можно предположить, что всякая физическая величина рождается из сингулярности по тому же механизму, когда нижний предел интегрирования в уравнениях типа (1) – величина α = k–1 – традиционно принимается за нуль. Но тогда и «умирает» она в сингулярности типа k! И, следуя по числовой оси вправо, бесконечно большая величина в нашей Вселенной — k – также «умирает» при переходе на следующий отрезок числовой оси – k2.

С точки зрения идеологизированной философии, которая для многих из нас является той самой гоголевской «Шинелью», из которой мы выросли – кто для модных дублёнок, кто для суконной куртки, а кто и для каких-то более экзотичных одеяний, это выглядит так.

[с. 146:] Материализм ленинского типа может видеть в этих процессах подтверждение глубинной материалистичности мира, поскольку «материя» не исчезает ни в нуле, ни в бесконечности. Для объективного же идеализма (в том варианте, который рисовался ленинским материализмом), эти процессы, напротив, подтверждают первичность идеального мира – он рождается «из ничего» и уходит «в необозримость».

А всё вместе это значит, что и тот и другой «измы» есть только крайности проявления дуалистичности мироздания, в котором идеальное порождает материальное и материальное становится источником нового идеального. Великая банальность о сходящихся крайностях…

Кстати, рассмотренная интерпретация «строения сингулярности» совсем не претендует на абсолютную завершённость. Сингулярность – это та точка, в которой сходятся многие математические идеи. Вот, например, точка зрения (да простится мне каламбур), исходя из которой можно увидеть своеобразные ответвления от ствола интегрирования, обозначенного выше как (…).

Она появилась при весьма странных и загадочных для меня обстоятельствах. После того, как некоторые материалы этой книги «поплыли по волнам Интернета», я вступил в переписку с неким абонентом, который по причинам принципиального характера не пожелал публичного представления. Я вполне уважаю чужие принципы, и, разумеется, не пойду против его воли. Но и отказываться от собственных представлений о том, «что такое хорошо и что такое плохо», я не собираюсь. При размышлении об этом необычном корреспонденте у меня всплыл в памяти персонаж из романа Стругацких «За миллиард лет до конца света». Там, если помните, в одном из эпизодов речь шла о странном посланце Мироздания – рыжем карлике. «Позавчера, когда Вайнгартен принялся за работу, в квартире объявился этот самый рыжий — маленький медно-красный человечек с очень бледным личиком, втиснутый в наглухо застёгнутый чёрный костюм какого-то древнего покроя»*. Впоследствии оказалось, [с. 147:] что этот рыжий карлик (РК) был просто квантом некоего поля, которое взаимодействовало с разумом некоторых землян с целью предотвращения их конкретных научных исследований. Умный, рыжий, но не Чубайс! Мне почему-то кажется, что мой собеседник по Интернету относится именно к этому классу сущностей. При этом неважно, что физически РК (а эту аббревиатуру можно понимать и как «Разумный Квант») окажется прекрасной фигуристой блондинкой или худым и лысеющим брюнетом, для которого написанные им самим с помощью клавиатуры компьютера пассажи являются непонятно как возникшими (видимо, в полусонном состоянии) и чуждыми текстами, в авторстве которых он или она при ясном сознании не только никогда не сознаются, но и возмутятся самой возможностью предположения об их авторстве. Так что в дальнейшем я буду называть его РК, что соответствует моим предположениям о нём, и будем считать, что в данном случае речь идёт о «квантовой неопределённости авторства как о современной эстетической гипотезе»**.

_________

* Стругацкие А. Н., Б. Н., «За миллиард лет до конца света», Избранное, т. 2, М., 1989 г., изд-во «Московский рабочий», стр. 45.

** Эпштейн Михаил, «Интернет как словесность», журнал «Пушкин», № 1, 1 мая 1998 г., стр. 46.

Полученная мною при этом информация представляет, как мне кажется, более общий интерес, чем просто частный обмен мнениями. Поэтому я привожу некоторые выдержки из неё со своими комментариями. Надеюсь, что это даст повод читателю для плодотворных размышлений…

Прежде всего, я обратил внимание на сообщение РК о том, что он рассматривает некий алгоритм, с помощью которого можно «всё множество чисел, о которых есть что сказать, отнести к множеству натуральных чисел… (Фактически, множество не только чисел, но и любых объектов, как угодно словесно заданных.) Если признать, что это так, получается вывод, что мощность континуума превосходит мощность множества натуральных чисел за счёт чисел, о которых ничего нельзя сказать (точнее, ничего конечного, т. е. описание каждого такого числа бесконечно длинно и в коренном смысле самому числу и тождественно, т. е. как описание – бесполезно). Мне понравилось назвать их Числами Бога». [РК, 08.12.99, 04:18].

[с. 148:] Это навело меня на мысль, что если действительно континуум мощнее ряда натуральных чисел, то между любыми двумя точками континуума, однозначно связанными с натуральным рядом и определяющими последовательность интегралов в уравнении (2), появляются «боковые ветви интегрирования» в члене (…), которые необходимо учитывать при наличии Чисел Бога.

А последнее по времени письмо РК, доставившее мне, не скрою, большое удовольствие, вызвало и у меня одну любопытную ассоциацию. Но сначала цитата из РК: «... “за” множеством действительных чисел Х•k0 следует не множество Х•k1, а множество X•km, где m = 0 + нечто бесконечно малое… Итак, при векторном представлении k-чисел, имеющих вид полиномов с нецелыми показателями при степенях k, для КАЖДОЙ ... степени k-числа необходим свой координатный луч – своя ось. Количество осей, имеющее мощность континуума – континуум размерности континуума! – это, мягко говоря, не очень наглядно. (В случае комплексных чисел a + b•i это не так – при любых математических действиях с ними мы остаемся в рамках той же самой двумерной плоскости XY.) Если от этой плоскости построить ось Z, соответствующую показателю степени при k, то каждое, позволю ввести термин, число Лебедева L можно представить созвездием или ежом:

1. Провести сечения полученного 3-мерного координатного континуума по оси Z при всех значениях показателей степеней j при k, которые встречаются в заданном числе L = sumj(Aj•kj + Bj•i•kj) [j – не обязательно целое].

2. Отложить в каждом j-ом сечении по оси действительных чисел X или мнимых чисел Y либо точку, либо вектор (вектор, как обычно строятся вектора комплексных чисел, – если в числе L есть действительное и мнимое слагаемые с одним и тем же показателем степени j при k).

3. Созвездие получается, если эти точки остаются сиять в континууме координат, а если их соединить с началом координат, получается векторный ёж. Что дальше делать с этим – совершенно непонятно.

Еще более непонятно, как выйти из порочного круга: неосторожно упомянув о начале координат, я тотчас увяз в про-[с. 149:]блеме, что под началом-то я понимаю нуль в примитивном смысле, а ведь он у Вас состоит из бесконечной шахты k-уровней...

Причем ГОРАЗДО более бесконечной (другой мощности!), чем то, о чем можно размышлять, ограничиваясь целочисленными степенями при k. Или опять нужно прибегать к мета-протоколу и условливаться, что по соглашению сторон в координатной интерпретации нуль-точка будет полагаться “простым” 1/k (или, напротив, наинижайшим пределом, к которому стремится Ваша шахта)... А ради чего???» [РК, 26.12.99, 20:37]

Именно образ шахты РК породил у меня гораздо более тривиальный образ матрёшки. А он связан вот с чем. Дело в том, что в математике чрезвычайно популярны так называемые рекуррентные объекты. Они определяют свойство n члена последовательности через свойства n–1 объекта. «При этом, конечно, должен быть задан начальный пункт индуктивной цепочки. Для Пуанкаре начальным пунктом была одномерность – простейший вид непрерывности. Однако, как выяснилось позже, удобнее в качестве начального пункта индукции взять нульмерность, а чтобы определение сохранило свой вид, пустому множеству (т. е. «множеству», не содержащему ни одного элемента) надо формально приписать размерность –1 (минус единица)»*. Любопытные ассоциации возникают после осмысления величины k в минус первой. Формально это нуль. Но если такой нуль считать размерностью множества, то окажется, что это множество подобно бесконечной матрёшке, причём каждый внутренний нуль получается после удаления множества элементов с мощностью континуума из предшествующего... нуля! А если минус единицу считать именно размерностью, то как раз наше пространство можно считать нульмерным, поскольку можно установить взаимно однозначное соответствие множества объектов вида ak0 и каждой точки пространства, воспользовавшись методом Кантора**.

_________

* Горелик Г. Е., «Почему пространство трёхмерно?», М., 1982 г., изд-во «Наука», стр. 36.

** ibid., стр. 32.

В связи с этим возвращаюсь к вопросу, сформулированному в главе «Большой взрыв (Космологическое время материаль-[с. 150:]но)». Если квант времени иррационален, а тем более трансцендентен, то каждая из оболочек матрёшки (т. е. каждое пространство определённой размерности – целой ли, дробной ли, комплексной ли – неважно!) оказывается «сделанной» из «материала», напоминающего слюду: состоит из множества тончайших подоболочек. Поясню свою мысль. Любой конечный отрезок физического времени должен состоять из целого числа квантов. Но в случае, если кванты трансцендентны, целое их число тоже трансцендентно! А «целое трансцендентное» – это просто оксюморон, лингвистическое понятие, не могущее осуществиться физически (по крайней мере, по моему представлению и в нашей Вселенной). Значит, для физической «самореализации» в каждой Вселенной данной размерности квант должен «самоокруглиться» до некоторого рационального значения. И именно процесс этого «самоокругления» и является, как мне кажется, физическим процессом ветвления вселенных по Эверетту. При таком понимании процесса ветвления «параллельные миры» существуют буквально рядом, отличаясь каким-нибудь 20-м, 40-м или 121-м знаками значения кванта времени. (В рамках другой аксиоматической системы можно сказать, что «округлением» ведает какой-то Комитет или даже просто мелкий клерк, работающие в «Администрации САМОГО»). На эти размышления меня навело знакомство с рефератом статьи белградца Б. Драговича*. Я сожалею, что саму статью не смог получить и прочитать по техническим причинам, поскольку предполагаю, что она содержит интересные идеи. Правда, в области, почти наверняка не связанной с возникшими у меня ассоциациями.

_________

* Драгович Б., «Реальное, Р-адическое и адельное время», http://www.chronos.msu.ru/rindex.htm.

И ещё один взгляд с этой точки зрения уже на физическую проблему – проблему значения космологической постоянной Λ. Для многих теорий «очень хотелось бы» иметь Λ = 0. Для достижения этого физики, как пишет в своей монографии А. Линде, ищут такие варианты теории, чтобы «например, благодаря какой-то скрытой симметрии энергия вакуума должна в точности равняться нулю [курсив Ю. Л.]»*. Предположим, что эта симметрия кем-то найдена и теория стала содержать Λ, равную [с. 151:] точному нулю. Ну и что? Как интерпретировать эту теорию, если нуль – сам по себе бесконечно сложный объект с мощностью, намного превосходящей мощность континуума?

_________

* Линде А.Д., «Физика элементарных частиц и инфляционная космология», М., 1990 г., изд-во «Наука», стр. 251.

… Что же касается сомнений РК в плодотворности векторного представления L-чисел, то, возможно, они могут быть преодолены путём разработки идей Павла Флоренского о чётно- и нечётно-сторонних поверхностях*. Сам Флоренский ссылается при этом на Листинга** и Мёбиуса***, как на авторов понятий одно- и двусторонних поверхностей****.

_________

* Флоренский Павел, «Мнимости в геометрии. Расширение области двухмерных образов геометрии. (Опыт нового истолкования мнимостей)», М., 1991 г., изд-во «Лазурь», стр. 38.

** Listing, Abhandlungen d. Konigl. Gesselschaft der Wissenschaften zu Göttingen, Bd. 10.

*** Möbius, Gesammelte Werke. Bd. 2, § 484.

**** Флоренский, ibid., стр. 55.

Я имею в виду предложить рассмотреть пространство, являющееся слиянием поверхностей Флоренского, число сторон которых может принимать иррациональное значение, причём каждая точка множества числа сторон должна соответствовать «КАЖДОЙ ... степени k-числа» по РК.

Или использовать геометрическую интерпретацию чисел как сети эллипсоидов в n-мерном пространстве, придуманную знаменитым Г. Минковским задолго до его увлечения пространством-временем, о чём с большим уважением рассказал великий математик Гильберт*. Кстати, об этой работе Минковского Гильберт и Вейль говорят гораздо больше, чем о пространстве-времени.

_________

* Гильберт Д., Вейль Г., «Герман Минковский», в кн.: Минковский Герман, «Пространство и время», С.-Петербург, 1911 г., изд-во «Физика», стр. 11–18.

Заранее отметаю всякую критику по сложности реализации предложения. В отличие от «сверхкомплексных чисел» я и сам за неё не возьмусь, да и другим без нужды не посоветую за это браться*.

_________

* Давая такой совет, я втайне надеялся, что кто-то из молодых и амбициозных математиков не послушается его и займётся развитием теории k-чисел. Ведь как-то же возник квант интеллектуального поля РК! Почему бы не возникнуть кванту РК2? Но пока эта моя тайная надежда так и остаётся неосуществлённой. Может быть, учитывая высказанное мною в примечании к стр. 132 предположение о существовании некоего гносеологического «Закона блокировки несвоевременного знания», ещё не пришло время, чтобы новый Вечеровский извлёк из паутины Интернета папку моих взаимодействий с РК, «задумчиво поморгал коровьими ресницами, потом взял с подоконника идеально чистую пепельницу, вынул из стола трубку с кисетом и принялся её набивать...»?

… Ещё один поворот в истории с k-числами обнаружился после моего случайного обращения к полке со старыми архивными материалами. Обнаружившаяся там рукопись дала толчок следующим рассуждениям.

[с. 152:] Можно предположить по аналогии с индуистским учением о карме, что идеи, подобно душам, существуют вечно и вечно перевоплощаются, проживая в каждом из воплощений определённый условиями этого воплощения отрезок эвереттовского времени. У людей в зависимости от качества данного воплощения следующее может быть более высоким или низким*. Предполагаю, что у идей – также. Ибо, как гласит Мундака-упанишада, «Тот, кто имеет желания и думает о них, вновь рождается здесь и там из-за желаний»**. Интересно, какие желания имеют идеи, воплощаясь «здесь и там из-за желаний»? А то, что идеи воплощаются «здесь и там» – для меня очевидно.

_________

* Бродов В. В., «У истоков индийской философии», в кн.: «Древнеиндийская философия», М., 1972 г., изд-во «Мысль», стр. 18.

** Древнеиндийская философия, М., 1972 г., изд-во «Мысль», стр. 243.

Вот цитата из одной книги, которая, по уверениям издателя её перевода на польский язык, довольно скоро будет издана в Париже: «Из антиматики, то есть “кошмарной математики, основанной на антиномиях”, возьмём только одно, для каждого специалиста чудовищное, просто сокрушительное, с привкусом полного сумасшествия, положение: “Понятие натурального числа внутренне противоречиво”. Это значит, что ни одно число не равно самому себе!»*. Цитата взята из моей архивной машинописи. Я закончил перевод с польского более 20 лет тому назад, но только теперь понял, что это – одно из воплощений идеи k-чисел. Что вполне очевидно из сравнения этой цитаты со следующей: «... число 7 может скрывать в себе следующие сущности: 7; 7+0; 7+0+02 и т. д.»**. Уверяю со всей ответственностью – при подготовке к печати рукописи 1966 года я абсолютно забыл о своём переводе. А для того, чтобы подчеркнуть обоснованность предположения о перевоплощениях идей, ещё одна цитата из польского текста, опубликованного в Кракове С. Лемом***, в моём переводе 1979 года: «Атаки [с. 153:] таких авторов как АЛГЕРАН и СТИКС направлены на нуль. Согласно этим авторам, в нашем мире можно сконструировать непротиворечивую арифметику без нуля. Нуль – это кардинальное число всех пустых множеств; но понятие “пустого множества”, по мнению этих авторов, совершенно увязло в антиномии лжеца. “Ничего такого, что было бы "ничто", не существует” – этой цитатой из работы СТИКСА нам придётся закончить изложение антиматической ереси – поскольку в противном случае мы бы утонули в выводах»****.

_________

* Рамбелле Жан, Ананке Жан-Мари, Илманен Эйно, Аллпорт Стюарт, Саварини Гюсеп, Боннекурт Ив, Пекелейн Герман, Куэнтрих Алоиз, Гацки Роже, «История битической литературы. В пяти томах», т. 1, издание 2, Париж, 2009 г. (цитируется по моей 29-страничной архивной машинописи, рукопись которой датирована 02.02.79 г., – стр. 21–22).

** Лебедев Ю., «Аш-функция Хевисайда», Alma mater (Вестник высшей школы), 1991 г., № 5, стр. 96.

*** Lem S., «Doskonała próznia. Wielkość urojena», Wyd. 2., Kraków, 1974, Vyd-wo literackie, 335 c.

**** Рамбелле Жан, Ананке Жан-Мари, Илманен Эйно, Аллпорт Стюарт, Саварини Гюсеп, Боннекурт Ив, Пекелейн Герман, Куэнтрих Алоиз, Гацки Роже, «История битической литературы. В пяти томах», т. 1, издание 2, Париж, 2009 г. (цитируется по моей 29-страничной архивной машинописи, рукопись которой датирована 02.02.79 г., – стр. 22).

Так какие желания воплотили у Эйлера, у Маркса, у РК, у Лема идеи k-чисел?

Из приведённых примеров видно, что поле взаимодействия k-чисел с сингулярностью может приносить вполне весомый интеллектуальный урожай. Вот только успеем ли его убрать до тех холодов, от которых не спасает никакой камин?

Впрочем, вопрос явно риторический – не успеем. Да и куда спешить, если ТАМ эвереттовское время столь растяжимо, что его хватит для любых раздумий?



[с. 154:]

Приложение 3



«Тотальный и поэтому уникальный экземпляр А»



Хотя в последнем издании Большого энциклопедического словаря и утверждается, что у Роберто Ороса ди Бартини имеются «труды по аэродинамике, теоретической физике»*, фактически только одна его работа посвящена действительно теоретической физике. Но формально словарь прав – она напечатана дважды**. (Сам Бартини больше известен узкому кругу авиационных специалистов как конструктор десяти экспериментальных самолётов под именем Роберта Людвиговича Бартини) Напечатана она была исключительно «по блату», поскольку за неё хлопотали академики Н. Н. Боголюбов, М. В. Келдыш и Б. Понтекорво. Именно хлопотали, поскольку, по мнению даже очень благожелательно настроенных к Бартини профессионалов «было ясно, что ни один физический журнал не примет эту статью ни по ее физическому содержанию, ни по языку, которым она изложена»***.

_________

* БЭС, Большой энциклопедический словарь, изд. 2, перер. и доп., 1998 г., М., «Большая Российская энциклопедия», С.-Пб., изд-во «Норинт», стр. 103.

** Бартини Роберт Орос ди, «Некоторые соотношения между физическими константами», Доклады Академии Наук СССР, 1965, т. 163, № 4;

Бартини Роберт Орос ди, «Соотношение между физическими величинами», в сб.: «Проблемы теории гравитации и элементарных частиц», М., Атомиздат, 1966, вып. 1, стр. 249–266.

*** Герштейн С. С., «Воспоминания и размышления о Бруно Понтекорво», http://pontecorvo.jinr.ru/gershtein_r.html.

В этой статье рассмотрены свойства того объекта, характеристика которого и вынесена в заголовок. Волею судеб и академика Боголюбова Герштейн оказался одним из первых читателей-профессионалов (физиков). Поэтому его воспоминания о впечатлении, произведённом статьёй Бартини в 1962 году, когда работа начала «пробиваться в печать», особенно интересны. Вот [с. 155:] что вспоминает Герштейн: «Я начал изучать статью, полный сочувствия к её автору. Статья начиналась так: “Рассмотрим тотальный и поэтому уникальный экземпляр А”. Только после долгих усилий мне удалось понять, что под экземпляром А автор подразумевает всю нашу Вселенную. Правильно, она уникальна. Далее автор предполагает, что экземпляр А может реализовываться в пространстве-времени нескольких измерений (не обязательно четырёх) и существует определенная вероятность перехода от одного числа измерений к другому. Такая гипотеза в настоящее время, когда произошел ренессанс теорий типа Калуцы-Клайна и рассматриваются пространства довольно большого числа измерений с их компактификацией, вполне могла быть принята. Но дело происходило в начале 60-х и тогда она, безусловно, выглядела совершенно дикой для рецензентов. Тем не менее, я считал, что автор вправе её принять (сказывалось мое сочувствие к нему)»*. Здесь нужно пояснить, почему Герштейн был «полон сочувствия к автору». Дело в том, что Бартини был в соответствующее время заключён в «шарашку», где под чутким руководством Лаврентия Павловича осуществлялся технический прогресс. Более того, на шарашке в качестве подчинённого у него работал сам С. П. Королёв.

_________

* ibid.

Любопытно описание встречи Бартини и Герштейна: «Бартини пригласил меня к себе домой на Кутузовский проспект. Приехав к нему, я увидел обаятельного красивого человека с удивительно обходительной и приятной манерой общения (Бруно рассказывал мне потом, что Бартини происходил из знатной аристократической семьи, с которой порвал, став коммунистом, несмотря на то, что горячо любивший его отец – барон и бывший губернатор Фиуме – был человеком довольно широких и демократических взглядов. С первых минут я понял, что имею дело с необычайно одарённым во всех отношениях человеком. На стенах квартиры были замечательные картины, а на столах стояли небольшие скульптуры и модели каких-то фантастических самолетов. Всё, как я узнал, было выполнено хозяином дома)»*.

_________

* ibid. {Источником для Понтекорво были, очевидно, рассказы Бартини, довольно склонного к вымыслам насчёт себя (см. Википедию и др.). – Ред.}

[с. 156:] Замечательная советская коллизия – умный, удачливый, талантливый человек, у которого в друзьях и приятелях самые известные академики, вхожий в самые высокие кабинеты, не может опубликовать научную статью (!), причём совершенно не относящуюся ни к политике, ни к идеологии, статью, о которой потом напишут в энциклопедии!

«Бартини, как я понял, работал в Подлипках в известном всем секретном КБ. Однако главным делом своей жизни он считал в тот момент именно обсуждаемую работу и был в отчаянии, что не может её опубликовать. “Моё "ремесло" (так называл он свой труд в КБ) идёт весьма успешно, но главное – это работа, которую мы обсуждаем” – говорил он»*. Хотя, если вдуматься, у научных редакторов была причина противиться – в статье и «не пахло» советской диалектикой. А именно это и было в ту эпоху определяющим – нашу ли диалектику исповедует автор? На это обстоятельство обратил моё внимание опытный методист, человек, знающий правила игры «по-советски» не понаслышке и не со стороны – С. П. Акаев**. Эту версию подтверждает и то, что случилось после публикации. Академику Бруно Понтекорво пришлось-таки «отдуваться» за вольнодумство своего земляка. «Ему позвонили из Отдела науки ЦК КПСС и стали интересоваться, не является ли эта статья розыгрышем. Именно с такой жалобой обратились в указанный орган некоторые математики, посчитавшие оскорблением помещать розыгрыш в журнале, где они печатают свои гениальные работы. (В том, что статья – розыгрыш, начиная с первой фразы, которую я привел выше, они не сомневались. Вымышленной показалась им и необычная фамилия автора, что также было принято за какой-то непонятный элемент розыгрыша). В разговоре с инструктором ЦК Бруно (как делал он обычно в разговоре с остановившим его инспектором ГАИ) перешёл на весьма ломаный русский язык и с возмущением отверг предположение, что “Роберт Орос ди Бартини” – вымышленный человек. “Обратитесь в Оборонный отдел ЦК. Там о нём должны знать. Удивительно, что вы не знаете” – сказал он. На том разговор и закончился»***.

_________

* ibid.

** Акаев С. П., Частное сообщение от 25.12.99 г.

*** Герштейн С. С., «Воспоминания и размышления о Бруно Понтекорво», http://pontecorvo.jinr.ru/gershtein_r.html.

[с. 157:] Так как же всё-таки удалось «протащить» статью в печать? Так, как всегда делались важные дела в ту эпоху – по блату. «Когда, несмотря на мою рецензию, редакция ЯФ отклонила статью Бартини, я пошел с ней к Николаю Николаевичу [Боголюбову – Ю. Л.]. Он задумался. “Видите ли, если эту статью представлю я – теоретик, может выйти скандал. Лучше, если это сделает экспериментатор, который сможет потом сослаться, что он не специалист. Вот, например, Бруно Максимович как раз недавно избран академиком. Он теперь имеет право сам представить статью в "ДАН"”. Я пошёл к Бруно. “Не хотелось бы, конечно, мне в качестве первой статьи представлять эту, – сказал он, – но что поделаешь. Бартини надо спасти. Иначе он сойдёт с ума”. И Бруно представил статью в несколько исправленном виде»*. Заметим, что ни Боголюбов, ни Понтекорво вовсе не горели желанием поддержать Бартини. Профессионально они не верили в значимость его работы. Они поддержали его как друзья. И это – вечная общечеловеческая истина: долг дружбы превыше профессионального долга. А в данном случае им ещё и воздалось – их профессиональная близорукость дала весьма серьёзные и оригинальные научные плоды. Не пытаясь рассмотреть все содержательные последствия публикации, упомяну только работу о размерностях, которая, являясь развитием идей Бартини о кинематической системе единиц LT (длина–время) в рамках создания системной целостности типа таблицы Менделеева, сама, на мой взгляд, «потянет» на новое направление**.

_________

* ibid.

** Чуев А. С., «Физическая картина мира в размерности “Длина – Время”», М., 1999 г., изд-во «Синтег», 96 стр.

Теперь о том, что удалось извлечь из статьи Бартини мне. Прежде всего, это понимание тех трудностей, которые испытал Герштейн. Читать Бартини не трудно, а очень трудно. Пропустив многое из того, за публикацию чего так самоотверженно «воевал» Бартини, я всё-таки понял его утверждение о том, что «введение однородных координат позволяет свести теоремы проективной геометрии к алгебраическим эквивалентам и геометрические соотношения к кинематическим связям»*. Это [с. 158:] означает, что предложенная мною в основном тексте замена координатной системы на систему «пространственный путь – космологическое время» должна быть плодотворной. Действительно, это предложение эквивалентно «введению однородных координат», а потому позволяет более эффективно описывать пространство-время.

_________

* Бартини Роберт Орос ди, «Соотношение между физическими величинами», в сб.: «Проблемы теории гравитации и элементарных частиц», М., Атомиздат, 1966, вып. 1, стр. 254.

Конкретизируя свою концепцию «однородных координат» Бартини утверждает, что «... форма существования объекта А [Вселенной — Ю. Л.] является (3+3)-мерным комплексным образованием, состоящим из произведения трёхмерной пространственноподобной и ортогональной к ней трёхмерной времяподобной протяжённости, обладающим ориентацией»*. Здесь явно прослеживаются параллели с вращением в комплексных координатах Фейнмана, а также с рассуждениями о размерности времени.

_________

* ibid., стр. 252.

Лично мне это особенно интересно, поскольку трёхмерность времени была для меня достаточно очевидным «архитектурным излишеством». Бартини придаёт этому гораздо большее значение. Согласно Бартини, при таком подходе возникает возможность говорить о взаимных переходах пространственных и временных измерений «объекта А». Он утверждает, что всякий объект А «можно рассматривать как волну и как вращающийся осциллятор»*. Последнее возможно из-за отмеченной в предыдущей цитате ориентации объекта А. Правда, возникает вопрос о том, по отношению к чему уникальный объект А обладает ориентацией? Но разрешается он, видимо, в рамках концепции Гёделя – даже «тотальный», с нашей точки зрения, объект должен быть элементом некоего множества. Очень хорошо это вяжется с представлениями об ансамбле Вселенных по Эверетту.

_________

* ibid., стр. 254.

Продолжая свою мысль о вращении осциллятора А, Бартини пишет: «В осцилляторе происходит поляризация компонентов фона, преобразование L T или T L в зависимости от ориентации осциллятора, создающего ветвление L и T протяжённостей [курсив Ю. Л.]»*. Иными словами, Бартини утверждает, что, при определённых условиях, возможно путешествовать во времени, используя перемещения в пространстве, и – наоборот, перемещаться в пространстве, используя ход времени.

_________

* ibid.

[с. 159:] В связи с выделенным мною элементом цитаты задамся вопросом – был ли Бартини знаком со статьёй Эверетта в 1962 году, когда, как помнит читатель, происходила его встреча с Герштейном? Не думаю – в то время это было очень узкоспециальным знанием. В любом случае поразительно совпадение векторов интеллектуальных исканий Бартини и Эверетта.

С этой точки зрения казавшаяся мне тривиальной трёхмерность времени теперь представляется более заслуживающей подробных размышлений. Во всяком случае, тот факт, что физическое время может быть разложено по ортогональным координатам, которые вполне уместно назвать координатами Бартини, укрепляет представления о полной симметричности физического пространства и физического времени.

Кстати, вот что рассказывает Герштейн о возникновении у Бартини идеи шестимерного пространства-времени. В перерывах обсуждения статьи, за чашкой чая, «... я старался навести разговор на тему работы Бартини в заключении. Кое-что об этом я слышал от Ю. Б. Румера. Бартини охотно рассказывал: “У нас было три отдела: Туполева, мой и Румера. Румер занимался у нас динамикой – фляттером, и мы были друзьями (вот откуда, подумал я, Бартини приобрёл интерес к многомерной Вселенной). В моём отделе работало много известных теперь людей, например, Королёв. Будущий директор ЦАГИ у нас был чертёжником”»*.

_________

* Герштейн С. С., «Воспоминания и размышления о Бруно Понтекорво», http://pontecorvo.jinr.ru/gershtein_r.html.

Очень жаль, что Бартини не сдержал одного своего обещания: «... в другом сообщении будет показано, что (3+3)-мерность пространства-времени является экспериментально проверяемым фактом и что шестимерная модель свободна от логических трудностей, созданных (3+1)-мерной концепцией...»*. Эта другая работа, насколько мне известно, опубликована не была. Но вряд ли можно винить в этом Бартини....

_________

* Бартини Роберт Орос ди, «Соотношение между физическими величинами», в сб.: «Проблемы теории гравитации и элементарных частиц», М., Атомиздат, 1966, вып. 1, стр. 260.



[с. 160:]

Приложение 4



Сверхсветовой эвереттизм



Употребив термин «соединение» по отношению к пространству-времени в основном тексте, я невольно спровоцировал сознание читателя на ассоциации с химией и механикой. Впрочем, не я первый. Вспомним уже цитировавшееся высказывание Н. А. Козырева: «Активный контакт времени со всем, что происходит в Мире, должен приводить к взаимодействию, к возможности воздействий на свойства времени со стороны происходящих процессов»*. Но это, на мой взгляд, вполне правомерные ассоциации, поэтому попробую развить их в рамках собственного ассоциативного ряда.

_________

* Козырев Н. А., «Время как физическое явление», http://www.univer. omsk.su/omsk/Sci/Kozyrev/kozyrev.win.htm (данная статья опубликована в сборнике «Моделирование и прогнозирование в биоэкологии» Латвийского университета им. П. Стучки, Рига, 1982 г.).

С химической точки зрения пространственно-временные соединения должны обладать (подобно молекулам) определённой структурой, которая бы (в общем случае) проявлялась в неоднородности свойств всего образования в целом. Конечно, можно себе представить пространственно-временную структуру типа кристаллической решётки, причём параметр решётки столь мал, что вся она в целом представляется гомогенной. Такие модели существуют и рассматриваются как альтернативные «академической физике»*. Однако кажется более «химичным» представление о «пространственно-временных молекулах» как о сложных структурах типа белков**.

_________

* Кушелев А. Ю., Полищук С. Е., «Формы, механизмы, энергия наномира» (о доступности энергии эфира для космических полётов), http://ftp.decsy.ru/nanoworld/DATA/TEXTS.RUS/9970905.htm.

** И «кристаллическая» и «белковая» аналогии не противоречат друг другу. Обе они – следствие из пятой аксиомы эвереттики о фрактальности метасистемы Мирозданий.

Теперь стало возможным обсудить с новой точки зрения высказанную ранее идею о «химическом аспекте» связи про-[с. 161:]странства и физического времени. Напомню, речь шла о возможной связи в единый комплекс квантов пространства и времени с определённой конфигурацией и о возможности, используя свойства этого комплекса, перемещаться в пространстве, «обходя» запреты СТО.

Прежде всего, должен сказать, что идея, лежащая в основании такого рассмотрения, принадлежит Анри Пуанкаре и относится ещё к 1906 году*.

_________

* Горелик Г. Е., «Почему пространство трёхмерно?», М., 1982 г., изд-во «Наука», стр. 44.

А теперь процитирую Р. Фейнмана, который, говоря о сложении скоростей при движении двух инерциальных систем, утверждал, что такие операции «эквивалентны формулам вращения на мнимый угол φ = iu»*. Здесь величина u – быстрота, определяемая как гиперболический тангенс th(u) = v/с, где v – относительная скорость систем, а с – скорость света. Согласно высказанной гипотезе величине быстроты u можно приписать следующий «химический» смысл – это мера насыщенности валентных связей квантов физического времени. Тогда в эвереттовском смысле утверждение Фейнмана можно интерпретировать как свидетельство того, что среди параллельных пространств обязательно существуют пространства с мнимыми измерениями. Эти пространства сопряжены с реальными пространствами. Как же может выглядеть процесс «внепространственного перемещения в пространстве»? С физической точки зрения это можно описать так. Пространственно-временной комплекс, связанный с определённым телом, переходит в сопряжённое мнимое пространство, поворачивается там на некоторый угол φ, после чего возвращается в реальное пространство в точке с совершенно иными координатами, чем точка входа в мнимое пространство. И при этом только на величину гиперболического тангенса накладывается ограничение значения меньше единицы**, тогда как быстрота может быть любой! Если параллельные комплексно-сопряжённые пространства действительно реальны и соответствуют теории Эверетта, то физи-[с. 162:]ческий вопрос здесь один – выявление и изучение условий перехода из реального пространства в мнимое.

_________

* Фейнман Р. П., «Теория фундаментальных процессов», М., «Наука», 1978 г., стр. 32.

** Воднев В. Т., Наумович А. Ф., Наумович Н. Ф., «Математический словарь высшей школы», М., изд-во МПИ, 1988 г., стр. 66.

И такое «выявление» началось уже давно – задолго до появления идей Эверетта. Так что вполне определённо можно говорить о «предэвереттовском эвереттизме». Ещё в 1922 году, когда даже идеи СТО не были до конца осознаны многими физиками, священник Павел Флоренский вводит понятие толщины поверхности, близкое к лейбницевскому дифференциалу, и для двухсторонних поверхностей принимает, что одна из сторон – действительная, а другая – мнимая. Следствием такого представления пространства (а его свойства определяются свойством его сечений – двухсторонних поверхностей), является трактовка возможной физичности сверхсветовых скоростей. «... Имея в виду предлагаемое здесь истолкование мнимостей, мы наглядно представляем себе, как, стянувшись до нуля, тело проваливается сквозь поверхность – носительницу соответственной координаты, и выворачивается через самого себя, – почему приобретает мнимые характеристики. Выражаясь образно, а при конкретном понимании пространства – и не образно, можно сказать, что пространство ломается при скоростях, больших скорости света, подобно тому, как воздух ломается при движении тел, со скоростями, большими скорости звука; и тогда наступают качественно новые условия существования пространства, характеризуемые мнимыми параметрами. Но... мнимость параметров тела должна пониматься не как признак ирреальности его, но — лишь как свидетельство о его переходе в другую действительность»* . Уже тогда Флоренский понимал, что для практического преодоления в будущем светового барьера принципиально важным является само понятие сложного строения пространства. Поэтому он отмечает: «Можно было бы поставленный вопрос расширить и далее, воспользовавшись доказанным мною (в лекциях по «Энциклопедии Математики», читанных в 1919–1920 академическом году в Сергиево-Посадском Институте Народного Образования) делением поверхностей на чётно-сторонние и нечётно-[с. 163:]сторонние; тогда мнимости возможны на первых и, на ряду с действительными координатами, невозможны на вторых»**. Но воспользоваться этим доказательством ни тогда, ни позже не удалось. С 1922 года и по последний год его жизни – недоброй памяти 1937 – «он подвергался непрерывным гонениям со стороны большевистских комиссаров: аресты, обыски, ссылки, уничтожение семейного архива и библиотеки»***.

_________

* Флоренский Павел, «Мнимости в геометрии. Расширение области двухмерных образов геометрии. (Опыт нового истолкования мнимостей)», М., 1991 г., изд-во «Лазурь», стр. 51.

** ibid., стр. 38.

*** Антипенко Л. Г., «О воображаемой вселенной Павла Флоренского», посл. к кн.: Флоренский Павел, «Мнимости в геометрии. Расширение области двухмерных образов геометрии. (Опыт нового истолкования мнимостей)», М., 1991 г., изд-во «Лазурь», стр. 5.

Однако рассмотренные варианты преодоления светового барьера являются по своей сути механическими. В них не рассматриваются возможности квазихимических преобразований пространственно-временных комплексов. Но это отдельная большая тема, и я не хочу её комкать отрывочными комментариями…



[с. 164:]

Приложение 5



Загадки радиоактивности



Сегодня в космологии принят постулат об изотропности и однородности пространства-времени в космологических масштабах. Постулаты не обсуждаются по нормам этики научных дискуссий. Но вполне обсуждаемыми являются «контрпостулаты». Доказательства «от противного» – обычное дело в методологии науки. Посмотрим, как выглядит предположение о неоднородности пространства-времени в космологических масштабах с точки зрения известных фактов.

Вот что пишет об этом в очень интересной статье А. Д. Чернин – специалист по реликтовому излучению: «Подходя к построению космологии, основанной на только что созданной им общей теории относительности, Эйнштейн предполагал, что Вселенная в целом идеально регулярна и мир обладает наивысшей симметрией во времени и пространстве. Симметрия во времени – это одинаковость всех моментов в истории Вселенной, её неизменность и вечность. Максимальная пространственная симметрия означает равноправность всех точек (однородность) и равноправие всех направлений (изотропия) в пространстве... Симметрия мира оказалась не столь полной, как полагал Эйнштейн, – Вселенная не симметрична во времени, она расширяется... Однако пространственная симметрия мира, действительно, максимальна, и сейчас... мы располагаем несомненным доказательством изотропии физического пространства – открыто реликтовое излучение и установлена его изотропия»*.

_________

* Чернин А. Д., «Реликтовое излучение, бесконечность и горизонт», «Природа», № 3, 1979 г., стр. 44.

Странно то, что открытие нарушения симметрии по времени не продолжилось логически ожидаемым открытием нарушения симметрии в пространстве, хотя интенсивные поиски этого ве-[с. 165:]лись в связи с изучением свойств реликтового излучения. Правда, из двух характеристик симметрии пространства (однородность и изотропность) по крайней мере одна – однородность – является не совсем корректной. Действительно, для того, чтобы установить однородность нужно (хотя бы теоретически!) иметь возможность «сфотографировать» Вселенную «... в таких воображаемых лучах, которые распространяются мгновенно, с бесконечной скоростью, и именно на таком снимке мир в целом и предстаёт перед нами однородным...»*. Это невозможно ни при каких технических ухищрениях – таких лучей не существует. Отсюда же следует, в соответствии со специальной теорией относительности, что не существует абсолютной одновременности. А потому само понятие однородности в масштабах наблюдаемой Вселенной физически бессмысленно. Что касается изотропности – одинаковости свойств в любом направлении – то и здесь не всё ясно. Кстати, даже специалисты иногда не вполне чётко разделяют понятия однородности и изотропности. Так, И. Д. Новиков – признанный авторитет в космологии – пишет: «Чем же нам может помочь реликтовое излучение в решении вопроса о том, насколько однородна Вселенная? Дело в том, что это излучение несёт информацию о свойствах Вселенной в точках, разнесённых очень далеко в пространстве. И эти свойства оказываются до удивления одинаковыми. Так, интенсивность приходящего к нам реликтового излучения с диаметрально противоположных точек на небе одинакова с точностью по крайней мере до сотой доли процента. Каждый луч излучения идёт к нам практически от горизонта [имеется в виду космологический горизонт – расстояние около 13 млрд. световых лет – Ю. Л.]. Значит, точки, из которых вышло наблюдаемое нами реликтовое излучение, разнесены сегодня на 26 миллиардов световых лет**... и излучение свидетельствует о том, что свойства в этих областях практически совсем одинаковы»***.

_________

* ibid., стр. 49.

** См. примечание на стр. 40.

*** Новиков И. Д., «Куда течёт река времени?», М., 1990, изд-во «Молодая гвардия», стр. 106.

Очевидно, что в данном случае речь идёт не об однородности, а об изотропности свойств излучения и пространства. И [с. 166:] эта изотропность свидетельствует только о том, что суммарное излучение по лучу зрения длиной 13 миллиардов световых лет в любом направлении одинаково. Как распределяется плотность по длине луча в каждом направлении – вопрос открытый. Возвращаясь к нашей аналогии с белковой макромолекулой, можно видеть, что изотропия реликтового излучения аналогична изотропии средней плотности атомов в коллоидных растворах, содержащих моли сложных белков. Так что никакого доказательства однородности пространства этот, безусловно, важный экспериментальный факт, не содержит. Более того, этот факт скорее свидетельствует о том, «... что когда речь идёт о больших объёмах пространства и больших промежутках времени, само пространство по-разному проявляет себя в разных наблюдениях»*.

_________

* Чернин А. Д., «Реликтовое излучение, бесконечность и горизонт», «Природа», № 3, 1979 г., стр. 50.

И, исходя из предположения о симметричности свойств пространства и времени, то же можно предположить относительно больших промежутков времени.

В связи с этим встаёт вопрос – идёт ли процесс развития Большого взрыва равномерно или нет?* Если нет, то каков характер неравномерности? Может ли быть развитие пульсационно? Вообще говоря, логично предположить достаточно общий случай пульсационного процесса, поскольку равномерность – это пульсация с бесконечным периодом, а любая неравномерность может быть сведена с помощью Фурье-преобразований к сумме пульсационных процессов. Период же пульсации – это экспериментальный фактор. Собственно, постановка вопроса о пульсационности Большого взрыва относится к эпохе Эйнштейна – Фридмана. Новым в данном случае является то, что «за скобки» выносится обсуждение причины возникновения пульсаций. (В классическом случае рассматривалась гравитационная причина).

_________

* Этот вопрос был задан до всеобщего признания ускоренного расширения Вселенной, открытого в 1998 году. Признание этого факта пришло к Солу Перлмуттеру, Брайану П. Шмидту и Адаму Рису в виде Нобелевской премии 2011 г.

В рамках этого вопроса интересно рассмотреть гипотезы известного писателя-фантаста В. Савченко. Особо подчеркну, что эти гипотезы не являются «литературными заготовками» будущих романов. Это – научные гипотезы, оформленные как заявки на научные открытия и рассматривавшиеся как таковые [с. 167:] Госкомитетом СССР по делам изобретений и открытий (ОТ-11464 «Явления событийного непостоянства темпа радиоактивного распада нуклидов» и ОТ-11466 «Явления нарастания радиоактивного распада»). Те результаты рассмотрения, которые были сообщены заявителю, не являются предметом обсуждения здесь. Это отдельный вопрос для историков науки вообще, и науки в СССР в частности.

Суть недоумений Савченко сводится к необъяснимым аномалиям временнóй характеристики процессов радиоактивности. А то, насколько принципиальными для естествознания являются временные характеристики процессов радиоактивного распада, видно из такого утверждения, положенного в логическое обоснование возникновения СТО. «Информация о происходящих во Вселенной процессах поступает к нам в основном двумя путями. С неба на нас льются потоки света. Земля изобилует горными породами, естественная радиоактивность которых представляет в наше распоряжение своего рода часы, запущенные в далёком прошлом. Чтобы разобраться в этой информации, нужна теория, описывающая ход часов и распространение световых сигналов»*.

_________

* Бёрке У., «Пространство-время, геометрия, космология», М., изд-во «Мир», 1985 г., стр. 31.

Прежде всего, Савченко констатирует: «Мы знаем радиоактивность неполный век, с 1896 года. [Написано в 1991 г. – Ю. Л.] Понятие периода полураспада ввёл четыре года спустя Резерфорд. Для короткоживущих, распадающихся на глазах изотопов это было нормальное рабочее понятие – постоянная времени, постоянная релаксации. Но... но! – ещё четыре года спустя другой гигант физики Пьер Кюри высказал идею, что через ПП долгоживущих изотопов и конечные продукты их распада можно установить возраст минералов, в коих они есть. А тем и возраст Земли. И иных планет. И Вселенной»*. Очевидно, что экстраполяция наблюдений за 100 лет на периоды в миллионы раз бóльшие, по меньшей мере, ненадёжна. И это подтверждается такими «находками» Савченко в справочной литературе, как: «Образец “апатит 2166”: по Pb-207 ему 2480 [с. 168:] млн. лет, а по Pb-206 всего... 415 млн. лет»**. Он же указал и на такую цитату из справочника: «В большинстве случаев значения возраста, получаемые по различным соотношениям [изотопов свинца – Ю. Л.], являются дискордантными, т. е. несогласующимися. Дискордантность может иметь различную направленность и достигать весьма заметных значений»***. Это признание Савченко комментирует так: «Так чего же стоят идеи П. Кюри об извечном постоянстве темпов распада, а равно и все, вытекающие из неё?»****. По существу с ним согласен и один из ведущих специалистов по геохронологии. Если учитывать совершенно естественное стремление к сохранению «чистоты мундира» и связанную с этим дипломатичность стиля, то это ясно видно из следующего признания Эмлена Владимировича Соботовича: «В кратком обзоре невозможно изложить все методы интерпретации вариаций изотопного состава свинца в рудах. Каждый из методов, каждая модель связаны с определёнными допущениями»*****.

_________

* Савченко В. И., «Эссе о пользе изучения справочников», в кн.: «Визит сдвинутой фазианки», Киев, «Молодь», 1991 г., стр. 248.

** ibid.;

Соботович Э. В., Бартницкий Е. Н., Цьонь О. В., Кононенко Л. В., «Справочник по изотопной геохимии», М., «Энергоиздат», 1982, стр. 208.

*** ibid., стр. 207.

**** Савченко В. И., ibid., стр. 249.

***** Соботович Э. В., «Изотопная космохимия», М., «Атомиздат», 1974, стр. 123.

Конечно, здесь возникает альтернатива – ошибки измерений и интерпретаций или изменение со временем закономерностей процесса радиоактивного распада. И то и другое имеет подтверждение.

Так, в пользу первой ветви альтернативы говорит такой факт. После возвращения одной из первых лунных экспедиций образец лунной пыли был тщательно квартован и передан для анализа в четыре лаборатории. И что же? «Достоверность результатов не вызывает сомнений... Однако в некоторых случаях вызывают недоумение расходящиеся значения содержаний урана, тория и свинца. Например, обр. 10084 (лунная пыль) анализировался в четырёх лабораториях и дал весьма различающиеся результаты»*. Смотрим в указанную таблицу и видим, что содержание свинца определяется в интервале от 0,59 [с. 169:] до 2,26 грамма на тонну. Отличие – почти в четыре раза! И это в престижном и ответственном анализе лунной пыли, проводившемся наверняка в самых передовых лабораториях лучшими силами и наиболее тщательно.

_________

* ibid., стр. 146.

Что касается второй ветви альтернативы, то Савченко приводит свидетельства группы биофизиков из Пущина, которая в течение ряда лет наблюдала флуктуации в темпах распада изотопа Pu-239 и даже отметила влияние на темп распада известного взрыва сверхновой SN 1987а.* Результат опубликован не был. Вот что говорит об этом один из авторов наблюдения – В. А. Коломбет: «Статью о SN1987а мы не опубликовали – очень экзотичный результат. Но ужасно перспективный. Метод, который я использовал для выявления, напоминает тот метод “темновой адаптации глаза”, который использовался в эпоху до изобретения ФЭУ для наблюдения сверхслабых свечений. (Нужно было пару часов посидеть в абсолютной темноте, и тогда чувствительность глаза становится чуть ли не достаточной для регистрации одиночных фотонов). Черенков так получил нобелевскую премию – увидел “черенковское” свечение. В нашем случае адаптация глаза происходила при долгом наблюдении на экране компьютера записи статистических флуктуаций темпа радиоактивного распада. Сначала глаз выхватывал что-то, но потом понималось, что это случайный выброс, ещё раз ложный сигнал, ещё... И вдруг три всплеска подряд. И на другом счетчике – независимом канале тоже три таких же всплеска. Они слабо превышали уровень шума, если пользоваться мат. оценками. Но на оттренированный глаз они были хорошо видны. Причём, сигналы совпали в двух независимых каналах-установках, и момент появления сигнала совпал с моментом регистрации сигнала в советско-итальянском детекторе под Монбланом. И грав. антенны в Риме и у Вебера в этот момент тоже почему-то синхронизовались...»**.

_________

* Савченко В. И., «Чернобыль, 26.4.86 – вариант ситуации», в кн.: «Визит сдвинутой фазианки», Киев, «Молодь», 1991 г., стр. 242.

** Коломбет В. А. Частное сообщение по e-mail от kolomber@geocites.com, 18 декабря 1999 г., 3 ч. 59 м.

Кстати, пущинская группа наблюдала (и много лет фиксировала!) макрофлуктуации многих физических и химических [с. 170:] процессов, они действительно знают, о чём говорят*. Самое загадочное и важное в их исследованиях – это то, что ими достоверно обнаружена связь исследованных процессов с космофизическими причинами. Ими выявлена взаимосвязь макрофлуктуаций различной природы с циклом солнечной активности, с расположением тел в системе Земля – Луна – Солнце, а также «с вращением Земли вокруг своей оси – наблюдается сходный ход изменений скорости реакции АК + ДХФИФ [аскорбиновой кислоты с дихлорфенолиндофенолом – Ю. Л.] в разных географических пунктах. МФ [макрофлуктуации – Ю. Л.] осуществляются по-разному в разные годы, сезоны, месяцы, дни и на разных географических широтах»**.

_________

* В 2009 г. С. Э. Шноль опубликовал фундаментальную монографию «Космофизические факторы в случайных процессах», обобщающую и систематизирующую результаты работ по этой тематике (http://padaread.com/?book=35247&pg=1).

** Удальцова Н. В., Коломбет В. А., Шноль С. Э., «Возможная космофизическая обусловленность макроскопических флуктуаций в процессах разной природы», Пущино, Научный центр биологических исследований АН СССР в Пущино, 1987 г., стр. 89.

Удивительно созвучны эти наблюдения другим, ранее отмеченным Н. А. Козыревым: «Имеются многочисленные указания и на сезонные изменения хода химических процессов. Так, например, реакция полимеризации весной осуществляется труднее, чем осенью или зимой»*.

_________

* Козырев Н. А., «Время как физическое явление», http://www.univer.omsk.su/omsk/Sci/Kozyrev/kozyrev.win.htm (данная статья опубликована в сборнике «Моделирование и прогнозирование в биоэкологии» Латвийского университета им. П. Стучки, Рига, 1982 г.).

Вот почему я отнёсся серьёзно к сообщению Савченко о его разговоре с одним из ведущих учёных пущинской группы:

«Вот слова, сказанные мне Валерием Александровичем Коломбетом:

— Так повлияла вспышка сверхновой в соседней, пусть и близкой галактике. А что же будет от вспышки сверхновой в нашей Галактике, особенно если недалеко? Ведь здесь, как и для видимого света, действует закон квадратов: если в сто раз ближе, то в десять тысяч раз ярче, во столько же – сильнее. И, наверно, это влияет не только на плутоний, оказавшийся у нас под рукой, но и на всё, что есть в реакторах...»*.

_________

* Савченко В. И., «Чернобыль, 26.4.86 – вариант ситуации», в кн.: «Визит сдвинутой фазианки», Киев, «Молодь», 1991 г., стр. 243.

Из этого монолога можно сделать вывод – могут существовать внешние воздействия (как предполагается в случае со взры-[с. 171:]вом сверхновой – её нейтринное излучение), которые влияют на скорость распада. Или, если посмотреть на то же явление с временнóй точки зрения, при движении Земли и солнечной системы по галактическим и межгалактическим пространствам, могут создаваться условия, в которых меняется темп течения времени («скорость его взаимодействия» с веществом). Я не считаю это очень вероятным, но и категорически исключать такую возможность не могу.

В этой связи ещё раз напомню работу Н. А. Козырева. Там он ясно определяет один из мощных первичных космофизических факторов – физическое время, а точнее, его излучение и поглощение небесными телами: «Излучение времени, наблюдающееся от многих звезд, несомненно, вызвано внутренними процессами, происходящими на этих телах. Поэтому надо полагать, что и Солнце с его бурными процессами, помимо электромагнитной энергии, излучает ещё и время»*. И он же в другой своей работе приводит собственные астрономические наблюдения влияния времени на физические процессы: «Действительно, во время четырёх частных затмений Солнца: 15 февраля 1961 года, 20 мая 1966 года, 25 февраля 1971 года и 11 мая 1975 года, симметрично относительно момента наибольшей фазы, наблюдалось существенное уменьшение (на 3–4 мг) эффекта утяжеления груза на вибрационных весах. Значит, процессы на Солнце увеличивают плотность времени, а во время затмения Луна экранирует их действие»**.

_________

* Козырев Н. А., «Время как физическое явление», http://www.univer.omsk.su/omsk/Sci/Kozyrev/kozyrev.win.htm (данная статья опубликована в сборнике «Моделирование и прогнозирование в биоэкологии» Латвийского университета им. П. Стучки, Рига, 1982 г.).

** Козырев Н. А., «Об исследованиях физических свойств времени», http://www.univer.omsk.su/omsk/Sci/Kozyrev/time-k.htm, 1974–1975 г, Пулково (неопубликованная статья; архив В. В. Насонова; предоставлена В. Мусиным).

Сам Савченко предполагает некое подобное по глобальности воздействие, но не связывает его с конкретными космофизическими факторами. Он задаётся «простым» вопросом – почему мы не чувствуем радиацию даже в опасных для организма дозах? И рассуждает об этом так. «Энергетически ионизирующее облучение действует на живую плоть во много раз сильнее тех воздействий фотонов и молекул, что порождают у нас ощу-[с. 172:]щение света, тепла, звука, запаха, вкуса. В тысячи раз сильнее. К тому же оно пагубно влияет на наследственность. Почему же здесь не сработал естественный отбор, не выработал у животных (и у нас) ни чувства радиации, ни физиологических защитных реакций на облучение – как на отравление или рану? Ответ: не было распада (кроме, может быть, нескольких коротких периодов) и не к чему было приспосабливаться.

По одному факту можно наметить, когда начался наш нынешний период: крысы чувствуют радиацию – и весьма панически. Они же являются рекордсменами по ЛД (летальной дозе): выдерживают до тысячи рентген (против 400–500 для человека). Как вид крысы возникли в середине плейстоцена, около полумиллиона лет назад»*.

_________

* Савченко В. И., «Эссе о пользе изучения справочников», в кн.: «Визит сдвинутой фазианки», Киев, «Молодь», 1991 г., стр. 250.

Таким образом, отсутствие определённости в вопросе об однородности пространства (или, что то же самое, сомнение в справедливости этой аксиомы современной космологии), приводит к целому букету гипотез, относящихся к весьма важным для современной цивилизации проблемам. И проблема безопасности ядерных реакторов, подтолкнувшая Савченко к рассмотрению явлений радиоактивности – только одна из них…



[с. 173:]

Приложение 6



О «взрывах» этногенеза



Процессы этногенеза, динамику которых вскрыл в своих работах Л. Гумилёв, являются теми «каналами», которые связывают физическое и социальное в единую реальность. Это макроуровень Творения. И тем более важно понять причины, их вызывающие. Вряд ли можно удовлетвориться таким общим ответом: «… возникновение и падение наций и цивилизаций является для нас результатом действия какого-нибудь закона, закона, имеющего мало общего с намерениями и целями людей, составлявших эти нации и цивилизации»*. Наиболее глубоким уровнем, с которого сам Л. Гумилёв смог проследить развитие этногенеза, является уровень популяционной генетики. Более глубокие причины возникновения мутационных процессов, приводящих к этногенезу, остались лишь обозначенными. Вот те «вешки», которые смог поставить на пути вглубь Л. Гумилёв.

_________

* Коллингвуд Р. Дж., «Идея истории. Автобиография», М., 1980 г., изд-во «Наука», стр. 56.

«... пусковые моменты этногенезов, там, где можно их проследить на строгом фактическом материале, совпадают по времени и располагаются в регионах, вытянутых либо по меридианам, либо по параллелям, либо под углом к ним, но всегда как сплошная полоса. И вне зависимости от характера ландшафта и занятий населения на такой полосе в определённую эпоху внезапно начинает происходить этническая перестройка – сложение новых этносов из субстратов, т. е. этносов старых»*. Детализируя свои наблюдения, Гумилёв делится следующими впечатлениями: «Когда рассматриваешь ареалы пассионарных взрывов, то создаётся впечатление, будто земной шар [с. 174:] исполосован неким лучом, причём – с одной лишь стороны, а распространение пассионарного толчка ограничивалось кривизной планеты»**. Разумеется, нарисованная картина явно напрашивается на объяснение некоторой космофизической причиной. Всё это заставляет ещё раз обратиться к работам группы Шноля из Пущино. Но, по данным самого Гумилёва, «зоны пассионарных толчков – это узкие полосы, шириной около 300 км при широтном направлении и несколько больше при меридианальном, примерно на 0,5 окружности планеты. Они похожи на геодезические линии. Возникают толчки редко – два или три за тысячу лет, и почти никогда не проходят по одному и тому же месту»***. А это значит, явление с такой периодичностью (к тому же периодичностью весьма условной – пассионарные взрывы, по Гумилёву, происходили в XVIII в. до н. э., XI в. до н. э., VII в. до н. э., III в. до н. э., I в. н. э., VI в. н. э., VII в. н. э., XI в. н. э. и XIII в. н. э.) не могли обнаружить экспериментально в XX в! Так что пущинские эксперименты здесь не помогут, но сама идея космофизической обусловленности флуктуаций пассионарности таких планетарных масштабов, безусловно, плодотворна.

_________

* Гумилёв Л. Н., «Этногенез и биосфера Земли», М., 1994, изд-во «ДИ-ДИК», стр. 262.

** ibid., стр. 392.

*** ibid., стр. 412.

Итак, что же за причина может вызвать такое явление? Сам Гумилёв считает невозможным влияние таких факторов, как «случайные флуктуации, наличие блуждающего гена, реакция на экзогенный возбудитель»*. И выдвигает концепцию «проникающих космических излучений», которые, по некоторым данным, «в ночное время, когда ионосфера становится тоньше, ...способны достигать поверхности Земли»**. Такое объяснение не выдерживает критики по многим причинам, главными из которых можно считать несоответствие временнх параметров (вариации свойств ионосферы случаются гораздо чаще, чем пассионарные взрывы) и необъяснимую форму таких вариаций. Да и сам Гумилёв не очень в него верит, помещая в примечания к основному тексту.

_________

* ibid., стр. 392.

** ibid., стр. 600.

Подводя итог своим попыткам объяснить феномен, Гумилёв пишет: «А сам пассионарный толчок, который был описан как [с. 175:] эмпирическое обобщение, объясняющее колебания этносферы, явно неземного происхождения. Уже то, что оси зон толчков располагаются на поверхности планеты как линии, концы которых ограничены кривизной планеты, а перпендикуляры к ним проходят через центр Земли, указывает на зависимость оси толчка от магнитного поля планеты. Предположение, что энергетические удары по Земле идут не от Солнца, а из рассеянной энергии Галактики, нашло уточнение. Американский астроном Джон Эдди обнаружил, что деятельность Солнца варьирует настолько, что даже 11-летний цикл активности солнечных пятен не прослеживается. На основе этих выводов Джон Эдди составил график солнечной активности за 5 тыс. лет. И оказалось, что все датированные пассионарные толчки хронологически совпадают с минимумами солнечной активности либо с периодами её спада. Это уже закономерность, позволяющая интерпретировать явление. При уменьшении солнечной активности защитные свойства ионосферы снижаются, и отдельные кванты или пучки излучения могут достигать земной поверхности. А жёсткое излучение, как известно, вызывает мутации»*.

_________

* ibid., стр. 578.

При всём уважении к авторитету Льва Николаевича это его объяснение не может быть принято. Никакой динамикой солнечной активности, связанной с пятнообразованием и имеющей временные параметры, измеряемые годами и десятилетиями, возникновение каких-то полос, ограниченных «кривизной планеты», не объяснишь. Да и колебаний земного магнитного поля с такой геометрией не бывает.

Влияние очень далёких космических объектов нужно рассмотреть отдельно и внимательно, обсудив возможность возникновения так точно сфокусированных излучений, чтобы проходить по глобусу столь узкой полосой. Причём излучений, работающих в фиксированном направлении на Землю в течение нескольких часов. Современная наука таких пучков излучений из космоса не знает. Конечно, если не рассматривать каких-нибудь «братьев по разуму».

Разумеется, исключать этого нельзя, но и рассматривать прежде, чем будут исчерпаны все «естественные» возможности, [с. 176:] явно преждевременно. (Хотя после завершения в 2002 году программы поиска внеземного Разума «SETI at home», ситуация может измениться. В программе к концу 1999 года уже принимают участие более 1500000 человек по всему миру. Добровольцы на своих домашних компьютерах с помощью Интернета обрабатывают сигналы, полученные от крупнейшего в мире радиотелескопа в Аресибо. После обработки всех полученных наблюдений фактор внеземного Разума можно будет учитывать – или не учитывать! – более обоснованно*.)

_________

* С тех пор прошло уже более 15 лет. Итог: «До настоящего момента к проекту присоединились 5 млн пользователей в 200 с лишним странах мира; вместе они потратили электричества больше чем на миллиард долларов, но каждому пользователю участие в проекте стоило недорого. Это самый масштабный коллективный компьютерный проект в истории; он мог бы послужить образцом для других проектов, где требуются большие вычислительные мощности. Тем не менее, до сих пор проект SETI@home также не обнаружил ни одного разумного сигнала» (https://ru.wikipedia.org/wiki/SETI).

Вообще говоря, нарисованная картина с первого взгляда напоминает карту следов неких затмений или траекторий падения крупных метеороидов (мелких астероидов и ядер комет). Смущает только то, что все следы локализованы в северном полушарии на территории Европы, Азии и, частично, Африки. Это можно объяснить только избирательным подходом к отбору исходного материала, либо отсутствием данных по другим регионам. В силу специфики предмета, второе вероятнее, что и подтверждается в других публикациях Гумилёва с соавторами.

Теперь по сути. Затмения бывают гораздо чаще, чем пассионарные толчки, к тому же не имеют столь ярко выраженных меридианальных следов. А вот о метеороидах стоит поговорить подробнее.

Но прежде – принципиальное соображение. Представленная картина может быть вызвана двумя причинами – либо присутствием в отмеченных областях некоего фактора, либо, наоборот, отсутствием какого-то влияния. И в том, и в другом случаях это должно быть весьма кратковременным явлением, иначе невозможно понять чёткую локализацию зон пассионарных толчков. Это также требует резкого отличия уровня действующего фактора от его фона. Вместе с тем, действующий (или «отключаемый») фактор должен влиять на всех людей в зоне воздействия, но вероятностно, с небольшой эффективностью. В противном случае всё население (или бóльшая его часть) в полосе воздействия должно становиться пассионарно-возбуждённым, чего никогда не наблюдалось. И, наконец, в момент воздействия ничего сверхординарного, необычного, происходить не должно – иначе это было бы зафиксировано историческими источниками.

[с. 177:] Итак, метеороидная гипотеза. Известно*, что атмосфера «прозрачна» для метеороидов (астероидов и кометных ядер) с размерами r > α•sin–1θ, где α – коэффициент, зависящий от плотностей метеороида и атмосферы и структуры самой атмосферы, равный ≈ 7 для r, измеряемого в метрах, θ – угол входа метеороида в атмосферу.

_________

* Клумов Б. А., «Разрушение озонного слоя при падении метеороида в океан», Письма в ЖЭТФ, 1999 г., т. 70, вып. 5, стр. 360.

Для нужной нам частоты событий (примерно раз в 300–500 лет), по данным (*) и (**), получаем величину r порядка 50 метров, что вполне сравнимо с Тунгусским телом. При этом угол θ получается порядка 8º–10º, что соответствует требованию пологости траектории для обеспечения длинного следа события на поверхности Земли.

_________

* Chapman Clark R., Morrison David, «Impacts on the Earth by Asteroids and Comets: Assessing the Hazard», Nature, 1994, vol. 367, p. 35.

** Соботович Э. В., Бартницкий Е. Н., Цьонь О. В., Кононенко Л. В., «Справочник по изотопной геохимии», М., «Энергоиздат», 1982, стр. 74.

В образующейся при пролёте метеороида через атмосферу зоне возмущения резко повышается температура и начинается реакция образования оксидов азота, приводящая к повышению их концентрации до 1015–1016 шт. в см3, что более чем в миллион раз превосходит значение фона*.

_________

* Клумов Б. А., ibid., стр. 362.

Это, естественно, ведёт к разрушению атмосферного озона по реакции:


NO + O3 = NO2 + O2

(1)


Полное разрушение озона для указанных параметров метеороидного тела происходит в «трубке» диаметром 100r, т. е. около 5 километров*, однако существенное частичное – в гораздо более обширной области. Можно согласиться с тем, что проекция такой зоны на поверхность Земли может соответствовать 100–200 километрам, т. е. параметрам, указанным Гумилёвым.

_________

* ibid.

Ну, а далее всё ясно: разрушенный озон – разрушенный атмосферный экран – космическое излучение – мутации. Эта гипотеза хороша тем, что она позволяет объяснить и меридианальные зоны пассионарных толчков. Метеороид, орбита кото-[с. 178:]рого значительно наклонена к плоскости эклиптики, гость нечастый, но и не исключительный.

Однако у столь привлекательной гипотезы есть один, но смертоносный для неё недостаток. И он не связан с тем, что в летописях нет зафиксированных фактов падения крупных метеороидов в «нужные» времена (мало ли чего нет в летописях, которых и самих-то в некоторые эпохи не было!). Дело в другом – описанные атмосферные следы «живут» всего 10–12 часов, а это весьма далеко от оценки Гумилёва («не меньше года»*). Так что при всей своей логичности гипотезу приходится отвергнуть – для формирования пассионарных толчков 12 часов всё же слишком мало...

_________

* Гумилёв Л. Н., Иванов К. П., «Этносфера и космос», в сб.: «Космическая антропоэкология: техника и методы исследования», Л., изд-во «Наука», 1988 г., стр. 215.

Ещё одно предположение, выдвинутое самим Гумилёвым — это связь источника пассионарности с изменением солнечной активности. В качестве дополнительного аргумента (приводимые Гумилёвым данные о корреляции пассионарных толчков с кривой, полученной американскими астрономами*, меня совсем не убедили), могу указать на источник, сообщающий о целом спектре долговременных пульсаций солнечной активности. Согласно этим данным наблюдаются следующие периоды солнечной активности: 80 лет, 170 лет, 400 лет, 600 лет и следующие – напряжённости геомагнитного поля: 350 лет, 500 лет, 1000 лет, 7000 лет.** Вот их интерференция может, в принципе, дать максимумы (или минимумы) в требуемые эпохи. Но, во-первых, слабо верится в возможность столь кратких экстремумов, которые нужны Гумилёву, а во-вторых (и это важнее!) – невозможно представить, чтобы интерференция процессов таких временнх и пространственных интервалов могла породить столь узкие полосы на поверхности Земли.

_________

* ibid., стр. 216.

** Деряпа Н. Р., Казначеев В. П., «Космические ритмы, солнечно-биосферные связи и здоровье человека», в сб.: «Космическая антропоэкология: техника и методы исследования», Л., изд-во «Наука», 1988 г., стр. 35.

Что же можно предложить для объяснения (хотя бы качественного) причины столь противоречивого по своим параметрам процесса, что и такие эрудиты как Л. Н. Гумилёв и Н. В. Ти-[с. 179:]мофеев-Ресовский (Зубр) не смогли найти даже нулевого варианта для согласия?* Как мне кажется, Тимофеев-Ресовский относился к объяснениям Гумилёва с позиций положительного скептицизма, примерно так же, как современный философ к работе мэтра: «Очень интересно и плодотворно, но правомерно ли?»**. А то, что Тимофеев-Ресовский мог видеть недостатки в гумилёвских построениях именно с точки зрения генетики, очевидно. Его авторитет в вопросах изучения мутаций виден из такого замечания Э. Шрёдингера, когда последний обратился к биологическим вопросам: «Я следую здесь классификации Н. В. Тимофеева-Ресовского… она основывается на прекрасной работе этого автора»***. И сразу после этой ссылки Шрёдингер формулирует закон: «Частота мутаций прямо пропорциональна дозе облучения».

_________

* Гумилёв Л. Н., «Этногенез и биосфера Земли», М., 1994, изд-во «ДИ-ДИК», стр. 625.

** Микешина Л. А., «Специфика философской интерпретации», Вопросы философии, 1999, № 11, стр. 10.

*** Шрёдингер Э., «Что такое жизнь? С точки зрения физика», М., Атомиздат, 1972, стр. 48.

Этот закон сильно усложняет задачу Гумилёва. Ведь в случае, если бы источником мутагенной пассионарности было какое-то космическое излучение кратковременного действия, то вероятность возникновения длинных полос (особенно широтного направления) была бы очень небольшой – при движении «мутагенного луча» по поверхности Земли он по-разному в разных регионах поглощался бы атмосферой (в зависимости от погоды) и растительностью (живущие в лесах получают меньшую дозу), его воздействие зависело бы и от местного времени и характера деятельности населения (кто спит, кто работает, кто в поле, кто дома, и т. д.). Вот, вероятно, почему Тимофеев-Ресовский был столь скептичен по отношению к объяснениям Гумилёва о причинах пассионарных толчков.

Мы рассмотрели много достаточно экзотических механизмов и не нашли ответа. Попробуем теперь предложенную в основном тексте новинку – «склеивание» эвереттовских пространств. Для понимания сути предположения вспомним, что наша жизнедеятельность обеспечена энергией окисления, которое осуществляется кислородом с помощью гемоглобина кро-[с. 180:]ви. Молекула гемоглобина состоит из попарно идентичных субъединиц, в каждую из которых входит гем – ферропротопорфириновое ядро*. В составе гема – ион железа. А железо в природе состоит из смеси четырёх стабильных изотопов, причём главные из них два – 56Fe (91,68%) и 54Fe (5,84%)**. Кроме того, известно о существовании ещё, по крайней мере, шести радиоактивных изотопов железа с периодами полураспада 300000 лет, 2,6 года, 45,1 день, 8,3 часа, 8,9 мин. и 5,5 мин.***

_________

* Спивак В. А., «Гемоглобин», статья в «Химической энциклопедии», т. 1, изд-во «Советская энциклопедия», М., 1988 г., стр. 515.

** Вегман Е. Ф., «Железо», статья в «Химической энциклопедии», т. 2, изд-во «Советская энциклопедия», М., 1990 г., стр. 139.

*** Селинов И. П., «Изотопы», статья в «Краткой химической энциклопедии», т. 2, изд-во «Советская энциклопедия», М., 1963 г., табл. 208-2.

Теперь о самой «склейке». Какие Вселенные склеиваются? В данном случае предлагается рассмотреть случай, когда склеивающиеся Вселенные разошлись во времени всего 10–12–10–16 секунд назад и составляющие их частицы успели переместиться на несколько нанометров. Это состояние соответствует ансамблю Вселенных, макросостояния которых практически идентичны (камни, деревья, люди и скоты практически на своих местах). Своего рода кипящая капля близких макросостояний, каковые капли существуют «всегда» и «везде». Они довольно быстро «испаряются», и составляющие их Вселенные начинают самостоятельное существование в тумане эвереттовских времён, но в момент нахождения в капле вероятность «склейки» ещё велика – нужна удачная флуктуация состояния вакуума, которая может быть «спровоцирована» относительно небольшим «внешним» воздействием.

То, что сделанное предположение о существовании «кипящих капель» состояний Вселенных не лишено оснований, подтверждается работами целой школы пущинских биофизиков. В частности, в работах В. А. Коломбета, обобщённых им в диссертации, установлено существование макрофлуктуаций масс элементарных частиц. Сам Коломбет пишет об этом так: «Существование “макроскопических” флюктуаций масс означает, что реально существующая масса проявляется не в виде единственного (истинного) значения, а в виде серии конкурирующих изображений – спектра – и в зависимости от способа наблюдения [с. 181:] чаще проявляется то или иное состояние спектра»*. Наблюдение таких макрофлуктуаций, по моему мнению, свидетельствует о доступности для экспериментальных исследований таких «объектов» – «кипящих капель состояний Вселенных» – на разных стадиях «кипения». В работах Коломбета, по всей видимости, наблюдались очень «молодые» капли – вакуум «во времена формирования параметров Вселенных», когда «конкурирующие изображения» масс ещё не ограничиваются рамками антропного принципа.

_________

* Коломбет В. А., «Феноменологическое исследование “макроскопических” флюктуаций в физических и биологических системах», автореферат дисс. на соиск. уч. ст. к. ф-м. н., Пущино, 1993 г., стр. 10.

В нашем случае мы сталкиваемся с «кипением» гораздо более старых капель, чем капли Коломбета, а значит, более «разреженных» и редких. С учётом сказанного предположим, что при «склейке» по времени двух эвереттовских Вселенных происходит пространственное совмещение всех атомов на время чуть большее, чем планковское, после чего флуктуация вакуума затухает, и Вселенные расходятся во времени, «унося» каждая половину материи. Тогда в случае, когда между атомами существуют изотопные различия, «в момент склейки» неизбежно туннелирование субатомных частиц (протонов, нейтронов) с образованием новых изотопов.

В нашей ситуации как раз и имеются в составе гемоглобина гемы, содержащие разные стабильные изотопы железа. А тогда с вероятностью около 6,4% (это отношение количеств изотопов 54Fe / 56Fe в гемоглобине) пойдёт следующая ядерная реакция:


½ (56Fe+26 + 54Fe+26) = 55Fe+26

(2)


При этом каждый человек (а также корова, лошадь и др. теплокровные) получит в своей крови след «склейки» – 6,4% гемоглобина, содержащего изотоп железа 55Fe. Это радиоактивный изотоп, распадающийся с испусканием позитронов с периодом полураспада... 2,6 года! Радиоактивная метка «склейки» с очень подходящим периодом. По Гумилёву, скрытый период возникновения пассионарного толчка «приблизитель-[с. 182:]но 1–5 лет»*. Да и небольшая концентрация изотопа-метки соответствует нашим требованиям о небольшой интенсивности фактора мутации.

_________

* Гумилёв Л. Н., Иванов К. П., «Этносфера и космос», в сб.: «Космическая антропоэкология: техника и методы исследования», Л., изд-во «Наука», 1988 г., стр. 215.

Далее образовавшийся изотоп будет превращаться в марганец по реакции:


55Fe+26 = 55Mn+25 + e+

(3)


Это значит, что через 5–10 лет от явления «ничего не останется», причём ни в его ходе, ни, тем более, впоследствии, обнаружить его будет невозможно, марганец – обычный и распространённый элемент, никаких следов ни в биосфере, ни в окружающей среде вообще не остаётся. Очень чистая и с экологической и с «криминалистической» точек зрения работа!

А судьба родившегося при этом позитрона обычна – он аннигилирует с электронами железа, давая жёсткое γ-излучение, источник мутации:


e+ + e = 2 γ

(4)


Чтобы исключить ошибку множественности решений, я просмотрел таблицу изотопов* и обнаружил, что хоть в какой-то мере «подходящими» для подобного процесса элементами, которые в значимых количествах содержатся в биологических объектах, являются, кроме железа, ещё только хлор, калий, медь, бром и кальций. Но у хлора, кальция и калия периоды полураспада образующихся изотопов лежат в пределах сотен тысяч и миллионов лет, а у брома и меди – 4,5 и 12,8 часов соответственно. К тому же у кальция «склейке» может подвергнуться не более 0,64% атомов. Так что слабую надежду на повторение эффекта (пусть и в значительно меньших масштабах) можно ожидать только у осьминогов – их голубая кровь содержит вместо железа медь.

_________

* Селинов И. П., «Изотопы», статья в «Краткой химической энциклопедии», т. 2, изд-во «Советская энциклопедия», М., 1963 г., табл. 208-2.

[с. 183:] Таким образом зарождается пассионарность*. Но ведь вместе с ней появляются и генетические уродства, портящие генофонд! Это подтверждается прямыми экспериментами сегодня, когда, к сожалению, есть что исследовать – хиросимская и чернобыльская трагедии оставили весьма обширное поле для изучения. Всемирная организация здравоохранения провела в Японии, России, Белоруссии и на Украине специальные исследования детей, подвергшихся облучению во чреве матери. В Японии выявлено «повышение числа случаев тяжёлой умственной отсталости и снижения интеллекта» у таких детей**. Однако после исследований детей из чернобыльской зоны заражения выводы более осторожные: «наиболее аргументированной является точка зрения сочетанного влияния радиационного и психогенного факторов ядерных катастроф. Поэтому пока не представляется возможным сделать окончательное заключение о связи между увеличением числа детей с умственной отсталостью и фактором воздействия ионизирующей радиации»***. Что касается сути, то Гумилёв понимает её так: «Уроды устраняются естественным отбором быстро, а пассионарии – медленно, потому что пассионарность – тоже нарушение нормы, но особое, устойчивое и несущее определённую нагрузку в становлении человечества как вида»****. От себя добавлю, что в цитированной работе современных исследователей была существенная предвзятость – повышение интеллектуальности у облучённых детей просто не исследовалось. Видимо считалось, что действие радиации может быть только отрицательным. А в случае «склеек», к тому же, никакого психогенного фактора нет – о возникновении в крови радиоактивного железа никто просто не догадывается.

_________

* Конечно, это слишком категоричное утверждение. Более того, сама пассионарность пока остается явлением с нечётким понятийным статусом. Но предложенный механизм «мутагенных склеек», порождённых вакуумными флуктуациями, кажется заслуживающим внимания и дальнейшей теоретической и экспериментальной разработки.

** Козлова И. А., Мягу А. И., Королёв В. Д., «Влияние радиации на психическое развитие детей», Журнал неврологии и психиатрии имени С. С. Корсакова, 1999 г., т. 99, № 8, стр. 12.

*** ibid., стр. 15.

**** Гумилёв Л. Н., Иванов К. П., «Этносфера и космос», в сб.: «Космическая антропоэкология: техника и методы исследования», Л., изд-во «Наука», 1988 г., стр. 217.

Для того, чтобы высказанное предположение могло оформиться в гипотезу, нужно ответить ещё на один вопрос – почему зоны мутаций лежат именно в узких коридорах, как [с. 184:] будто прочерченных на земной поверхности каким-то лучом из космоса?

Прежде всего приходит на ум предположение о каком-то «временнóм лазере», луч которого пересёкся с геоидом. О лазерном эффекте уже думал и сам Гумилёв, но, разумеется, об электромагнитном его варианте. «Мы знаем сейчас, что подобные перестройки на генном уровне легко стимулируются лучом лазера»*. Такое предположение возвращает нас к проблеме SETI – проблеме поиска внеземного разума. Сейчас, как уже говорилось, эта проблема интенсивно исследуется. Желающим оперативной информации или практического участия рекомендую обратиться на соответствующий сайт в Интернете**.

_________

* ibid., стр. 219.

** SETI, http://windoms.sitek.net/~hiciv/seti-index.html.

Второе (более, на мой взгляд, вероятное) объяснение состоит в том, что для процессов «склейки» необходимы условия максимального подобия структур полей (электромагнитных, гравитационных и любых других, присутствующих в пространстве) в районе совмещающихся элементов Вселенных, а это возможно при экранировании излучений на участке «склейки». Чем меньше полей – тем проще их общая системная структура и тем легче процесс «склейки». Вот почему в начале рассмотрения было упомянуто, что эффект может объясняться «отсутствием какого-то влияния». Типичное экранирование происходит во время затмений. Однако затмений чего и чем? Мои попытки идентифицировать пассионарный толчок XVIII в. до н. э. (полоса от точки приблизительно 50º с. ш. и 50º в. д. до точки 20º с. ш. и 35º в. д.) с полосами солнечных затмений в период XX–XV вв. до н. э. с помощью программы Red Shift-3 успеха не принесли. Но это и не удивительно. Солнце – лишь один из возможных источников структурообразующих потоков электромагнитного излучения. Но Солнце «сияет» в видимом диапазоне. А в радиодиапазоне, в ультрафиолете, в рентгене, γ-диапазоне? Здесь набор «сиятельных» небесных объектов резко расширяется – и Центр Галактики, и Крабовидная туманность, и Лебедь X-1, и сверхновые (вот до указанной Гумилё-[с. 185:]вым ссылки на открытие сверхновой – «вифлеемской звезды» – в 5 г. до н. э.* я так и не добрался), и удивительное открытие последних лет – γ-всплески... Они, кстати, обнаруживают корреляцию с активными ядрами галактик и с внегалактическими объектами с большим красным смещением**. И их количество поразительно велико – только российская космическая обсерватория «Гранат» за пять лет работы зафиксировала 174 всплеска, среди них такой мощный, как РВ 930106 (6 января 1993 г.), более чем в 10 раз яркий, чем обычный фон***.

_________

* Clark David H., Parkinson J. H., J. Rou. Astr. Soc., 1977, v. 18, n 4, p. 443–449.

** Буренин Р. А., Вахлинин А. А., Терехов О. В., Сазонов С. Ю., «Поиск корреляции космических гамма-всплесков с квазарами и активными ядрами галактик», Письма в астрономический журнал, 1998 г., т. 24, № 7, стр. 498.

*** Ткаченко А. Ю., Терехов О. В., Денисенко Д. В., Сюняев Р. А., Кузнецов А. В., Бара К., Дезалей Ж.-П., Ведренн Ж., Талон Р., «Каталог космических гамма-всплесков, зарегистрированных прибором ФЕБУС обсерватории “Гранат”. Январь 1993 – сентябрь 1994 гг.», Письма в астрономический журнал, 1998 г., т. 24, № 11, стр. 837.

А загадочные объекты типа SS433? Выглядит он слабенькой голубой звездой в Галактике, но представляет собой тесную двойную систему из чёрной дыры или нейтронной звезды и массивной голубой звезды. Вещество перетекает со звезды на чёрную дыру, и часть его выбрасывается в виде очень узких и мощных струй в противоположных направлениях, причём сфокусированы эти струи не хуже лазерных – угол раствора пучка не более 1 градуса*. А если учесть, что серьёзно обсуждается вопрос о том, что это вовсе не космический объект, а космический субъект**, и таких образований известно уже много, то…

_________

* Ефремов Ю. Н., «Космический интеллект и Высший разум», http://comet.sai.msu.su/SETI/win/articles/efremov.html.

** Лефевр В. А., «Космический субъект», М., 1996 г., изд-во «Ин-кварто», 183 стр.

Да и затмевающие их тела не ограничиваются Луной, хотя для меридианальных полос подходящее тело найти трудно. Но если источник излучения – вне солнечной системы, то почему мы не можем говорить о новоявленных астрономических объектах – поясе Койпера, облаке Оорта, Плутино, классе Кентавров, TL66... Что можно сказать о них?

«В настоящее время (к марту 1999 года) из 113 открытых транснептунных объектов 33 относятся к семейству Плутино. [с. 186:] Предполагается, что число таких объектов размером более 100 км превышает 25000»*.

_________

* Уральская В. С., «Объекты внешней области Солнечной системы», в кн.: «Астрономический календарь. Ежегодник, переменная часть 2000», М., 1999 г., изд-во «Космоинформ», стр. 190.

Класс Кентавров – очень массивных комет (до 300 км в диаметре!), первый член которого (Хирон) был открыт в 1977 году, пока невелик – 8 объектов. Но, поскольку этот класс «питается» из облака Оорта, количество объектов в нём может быть велико.

В 1996 г. за Нептуном был открыт необычный (с очень большим наклоном орбиты к плоскости эклиптики) объект TL66 диаметром около 500 км. Его можно рассматривать как одного из возможных кандидатов в «затмевающие тела» для меридианальных полос Гумилёва. Вероятность прохождения по поверхности Земли полосы затмения от такого объекта, разумеется, ничтожна. Но! Специалисты «оценивают количество подобных объектов в 10000, а меньших размеров – ещё больше»*.

_________

* ibid., стр. 191.

Я исключаю из рассмотрения такие объекты, как космические струны, поскольку в случае, если бы когда-либо произошло такое кошмарное событие, как пересечение Земли с космической струной, то ни я не писал бы этих строк, ни вы не держали бы в руках этой книги, а атомы, из которых состоят наши тела, располагались бы на поверхности удивительных космических уродцев – геометрически правильных сегментов геоида…

Как видно из приведённых цифр, возможных затмевающих объектов очень много, а угловые размеры источников «нужного нам» излучения совершенно неизвестны, так что исключать такие затмения вовсе нельзя. Да и по времени пассионарные толчки происходят не каждый день!

Я не настаиваю на этом объяснении «затменного элемента склеек», а привожу лишь в качестве иллюстрации принципиальной возможности такого варианта. Для формулировки гипотезы «склеек» этого достаточно...

Впрочем, может быть и прав цитированный в начале этого приложения Коллингвуд – для описания этногенеза вполне достаточно (математически!) просто «какого-нибудь» феноменологического закона.



[с. 187:]

Приложение 7



Лирическое отступление о материализме



Случившееся выше рассуждение о «материальности призраков» есть, вероятно, дань традиции недавних времён обязательно разделять философов на две «кучки» – материалистов и идеалистов. «У нас» априори считалось, что первая кучка воистину могучая и зрит в корень гораздо глубже, чем вторая. Автор долго гордился своей принадлежностью именно к материализму, хотя и мучался сомнениями в истинности этой позиции, пока не осознал, что само разделение по принципу признания первичности материи или сознания – искусственно и не плодотворно. Что «первее» – курица или яйцо? Покажите мне эту курицу и это яйцо, тогда и решим. В конкретном плане первопричина – это вопрос научного исследования. А в гносеологическом он лишён смысла точно так же, как и вопрос о течении времени 100 миллиардов лет назад. Космологическая сингулярность, как наиболее глубокий из умопостигаемых объектов в естественнонаучной картине мира, является таким симбиозом и первокурицы и первояйца, который объединяет как классическую материю, так и классическое сознание. Иными словами, нужно не противопоставлять Материю и Сознание (которое, в свою очередь, вовсе не обязательно связано исключительно с человеком), а рассматривать их одновременно (в строгом эйнштейновском понимании этого термина) возникающими в нашем Мироздании в процессе Большого взрыва. Такое понимание, диалектичное по сути, облегчает восприятие реальности и снимает те недоумения, которые неизбежно возникают при логическом анализе физических реалий. А после знакомства с некоторыми свойствами физического вакуума становятся и вовсе непонятными в своей наивности попытки «строгого» разделения материального и идеального.

[с. 188:] Меня можно обвинить в «тенденциозном цитировании», как бывало во времена торжества «социалистической демократии». (Однажды замполит выразился в мой адрес даже строже: «Наряд вне очереди за непочтительное чтение Уставов»). Но теперь мы можем не бояться признать, что хотя существуют и текст, и контекст, каждое предложение в языке – это законченная мысль. Так что позволим себе обращаться с цитатой как с целостностью. Итак, вот цитата:

«Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них»*.

_________

* Ленин В. И., «Материализм и эмпириокритицизм», в кн.: ПСС, изд. 5, т. 18, М., 1961 г., Гос. изд-во политической литературы, стр. 131.

И как, например, следует классифицировать с этой точки зрения хиггсовские частицы из ложного вакуума, существовавшего где-то на заре развития сингулярности? Они до сих пор «копируются, фотографируются, отображаются нашими ощущениями, существуя независимо от них»? Лично я ответить на этот вопрос без лукавства затрудняюсь. Но, честно говоря, теперь мне и неинтересно его рассматривать.

Что было характерно для «истинных марксистов» – так это их непоколебимая твёрдость убеждений. Что бы ни случилось, как бы не менялись условия – «марксизм» в советском варианте всегда прав. Вот и по поводу материи вопрос был решён на вечные времена. Пусть «представления о строении материи... изменяются, расширяются, углубляются, но при этом ленинское философское понятие материи сохраняет своё значение, потому что, как бы ни изменялись знания о строении и свойствах материи, всегда остаётся неизменно верным материалистическое решение основного вопроса философии»*. Если и теперь у последователей гг. Ильина и Кармина осталась та же твёрдая уверенность в своей правоте, то дай Бог им здоровья, но упаси нас от споров с ними. Правда, жизнь, как всегда, сложнее умозрительных схем. У меня есть подозрение, что тот же г-н Ильин, но уже в новые времена, выступает с пропаган-[с. 189:]дой совсем других идей. И его интернетовская книга «Критерии научности знания» уже весьма далека от ортодоксии марксизма, а в некоторых местах реферативного характера и вовсе вызывает неподдельный интерес: «позиция заключается в призыве к диалектизации теории множеств. Логика проведения этой идеи такова. Фактическая неустранимость антиномий из теории множеств на протяжении длительного времени ведет к выводу о неуниверсальности закона непротиворечия. Затем предлагается уточнить понятие парадокса: одни парадоксы – результаты ошибок, тривиальные противоречия, другие — нетривиальные противоречия, корректно отображают реальность»**. Если сравнить это с цитированными в «Предуведомлении» работами Лосева, то можно понять как далеко ушёл г-н Ильин от марксизма-ленинизма.

_________

* Ильин В. В., Кармин А. С., «Диалектическое понимание материи», в кн.: «Диалектика материального мира», Л., 1985 г., изд-во Ленинградского Университета, стр. 68.

** Ильин В. В., «Критерии научности знания», http://www.europa-plus.khv.ru/pub/.

Эта констатация ни в коем случае не направлена на дискредитацию эволюции мировоззрения г-на Ильина. Обстоятельства нашей истории таковы, что наличие резких изломов мировоззрения неизбежно для всякого, кто сформировался как личность до крушения Коммунистической Системы. Я, например, достаточно долго верил в то, что Ленин в своих устремлениях руководствовался пусть абстрактной, но высокоморальной целью – счастьем человечества. Такой же точки зрения придерживался и Эйнштейн, когда говорил: «Я чту в Ленине человека, который с полным самопожертвованием отдал все свои силы делу осуществления социальной справедливости»*. Правда, Эйнштейн тут же добавлял: «Я не считаю его метод целесообразным»**. А, как известно, именно методы зачастую определяют приемлемость результатов. И, как показало дальнейшее развитие, одной из самых страшных «страшилок» ХХ в. стали именно «большевистские методы». Это Эйнштейн понимал, но, конечно, случившейся исторической конкретики не предвидел. Более того, имея в основе своей морали презумпцию благородства намерений, не зная лично Ленина и не имея объективной информации о его реальной политической деятельности, Эйнштейн горько ошибся, утверждая: «… одно бесспорно: подобные ему люди являются хранителями и обновителями со-[с. 190:]вести человечества»***. «Оправдывает» Эйнштейна то, что он говорит здесь не о реальном Ленине, а о своём представлении о нём, об образе «благородного Робин Гуда», что подчёркивается стилистическим оборотом «подобные ему люди». Реальные большевики, кстати, этих тонкостей не заметили и усиленно (и успешно!) использовали эту цитату для возвеличивания «великого гуманиста Ленина». Разумеется, если бы Эйнштейн, кроме информации от специально присылаемых к нему из России физиков и политиков (например, Г. В. Чичерина в 1921 г.) мог ознакомиться с тем, что мы знаем о Ленине сегодня (см., например, фундаментальную по объёму привлечённых новых документов из архивов работу «Досье Ленина без ретуши»****), вряд ли его суждения были столь лестны для Ленина. Кроме того, как мне кажется, Эйнштейн не читал «Материализма и эмпириокритицизма» и не знал об отношении Ленина к Маху. Хотя и у самого Маха были непростые отношения с Эйнштейном, точнее, с его теорией относительности, но все эти научные и философские сложности были бы вполне естественны для взаимоотношений свободных мыслителей. Если бы Ленин был просто свободным мыслителем…

_________

* Мицук О., «Альберт Эйнштейн», Минск, 1998 г., изд-во ООО «Кузьма», стр. 138.

** ibid.

*** ibid.

**** Арутюнов А., «Досье Ленина без ретуши», М., 1999 г., изд-во «Вече», 654 стр.

Слишком много ветвлений в эвереттовском времени, слишком много соблазнов для самолюбивого и «гордынного» сознания человека. Кто гарантирует от ошибок при выборе пути? И что такое ошибка? И какова плата за выбор?

Впрочем, каждый сам выбирает свою дорогу…



[с. 191:]

Приложение 8



О роли разума в физической картине мира



Представляя теорию Эверетта, мы обратили внимание на тот факт, что состояние пары объект-наблюдатель сильно зависит от «качества» последнего. Обсудим это подробнее. Для этого попробуем ответить на вопрос – какую точку займёт в эвереттовской суперпозиции состояний пробное тело через «краткий миг»? Это зависит от его ближайшего окружения в исходный момент. Если на тело действовали какие-то физические силы косной материи (гравитационные, электромагнитные и т. п.), то можно рассчитать и соответствующую их действию координату. Это сделать легко, особенно для классического случая. И расщепление Вселенной при этом будет столь ничтожным, что наверняка уложится в допуски соотношения неопределённостей. Вообще сам факт успешных предсказаний и работоспособности классической физики в макромире свидетельствует о том, что процессы склейки на микроуровне весьма эффективно сдерживают ветвление. И потому реально никакого расщепления не сможет обнаружить даже Тот, который может это уметь. Пусть, например, классическое яблоко лежит на столе. Если нет ветра, землетрясения, а ножки у стола не съела гниль, то с большой долей уверенности можно утверждать, что Вселенной не придётся утруждать себя «делением» и в следующую минуту яблоко окажется на том же месте, что и сейчас, а Солнце и Луна не «раздвоятся» и будут по-прежнему единственными и уникальными объектами на балансе той канцелярии, которая, по мнению части человечества, может учитывать всё сущее.

Но ведь есть ещё и силы, порождённые Разумом! Яблоко может взять мальчик, чтобы съесть его. А может быть его возьмёт мама, решившая прибраться на столе. Но могут и не [с. 192:] взять… Физические законы не запрещают ни то, ни другое. Вот здесь и возникает вполне значимое расщепление Вселенной. Причины, вызвавшие изменение в положении яблока и, как следствие этого – появление новой Вселенной, в которой взаимное положение яблока, Солнца и Луны отличается от «естественного», сложившегося бы под действием косных сил, различны — голод мальчика или стремление к порядку в доме у его мамы. Но и те, и другие причины имеют своей основой информацию – осознанное мальчиком чувство голода или ощущение его мамой нарушения каких-то домашних правил порядка. А информация – это продукт деятельности Разума. Если во Вселенной нет Разума, то, рискну утверждать, нет и информации*. Конечно, мне сразу возразят – а ДНК? А ЭВМ? Что касается ДНК, то её способность к биокаталитическому производству белков является чрезвычайно сложной, но всё-таки детерминированной функцией структуры, а ЭВМ принимает и перерабатывает по заданным ей правилам сигналы, которые становятся информацией лишь после восприятия их человеком. Информация всегда семантична. Одни и те же сигналы имеют разный смысл для разных людей.

_________

* Эвереттика в дальнейшем более чётко определила понятия «сознания», «разума», «информации» и «смысла». Сейчас я бы выразил эту мысль иначе: «Если во Вселенной нет сознания, то в ней нет и информации». И добавил бы: «А если во Вселенной нет Разума, то у информации нет смысла».

Информация не бывает объективной – она субъективна по своей природе. Для одних московских школьников Шевченко – футболист из сборной Украины, а для других (их, кстати, меньше) – поэт. Каков же объективный смысл в информации о том, что знаменитый украинец Шевченко не знаком с творчеством поэта Иосифа Бродского? (Только не нужно путать объективное количество информации в байтах, которое определяет пропускные возможности линий связи, ёмкость блоков памяти ЭВМ и считается по теории Шеннона, с объективным смыслом, которого просто нет). Такого же мнения придерживается и С. Лем, отвечая на вопрос о том, что такое знание (в данном контексте – синоним информации). «Но что есть знание? Знание – это ожидание определенного события после того, как произошли некоторые другие события. Кто не знает ничего, может ожидать всего. Кто знает что-то, тот считает, что может произойти не всё, а лишь некоторые явления...»*.

_________

* Лем Станислав, «Сумма технологии», М., 1968 г., изд-во «Мир», стр. 232.

[с. 193:] При этом информация обладает загадочным, но абсолютно объективным свойством – она заставляет Разум принимать решения. В нашем примере – брать яблоко или не брать? А что ещё нужно Разуму, чтобы принять решение? Совсем немного – неопределённости и неуверенности, преодолеваемых волевым усилием. А это возможно в случае, когда Разум имеет свободную волю. Тогда решение принимается взаимодействием свободной воли с имеющейся информацией. Кстати, кажется, что в этом случае действует своеобразное «соотношение неопределённостей» – чем больше информации, тем меньше простор для свободы воли. И в этом смысле я совершенно солидарен с Н. Бором:

«... выделение отдельного места чувству свободы воли связано с тем обстоятельством, что ситуации, в которых мы сталкиваемся со свободой воли, несовместимы с психологическими ситуациями, в которых предпринимаются обоснованные попытки причинного анализа. Другими словами, когда мы говорим слова “я хочу”, мы тем самым отвергаем логическую аргументацию»*.

_________

* Бор Нильс, «О понятиях причинности и дополнительности» [1948], в кн.: «Избранные научные труды», т. 2, Статьи 1925–1961, М., 1971 г., изд-во «Наука», стр. 398.

Не будем углубляться в анализ смысла понятия свобода воли. Это аксиоматическое понятие. Попытки разъяснить его приводят даже очень глубокие и сильные умы только к бесплодным умствованиям. Так случилось со Спинозой. Пытаясь проникнуть вглубь аксиомы, он просто остановился в недоумении. «Что касается человеческой воли, которую мы назвали свободной, то и она... сохраняется содействием бога, и всякий человек хочет или поступает так, как бог от вечности решил, чтобы он хотел или поступал. Но, как это можно согласовать с человеческой свободой, превосходит нашу способность понимания»*.

_________

* Спиноза Бенедикт, «Приложение, содержащее метафизические мысли», дополнение к работе «Основы философии Декарта, доказанные геометрическим способом», в кн.: «Избранные произведения», т. 1, Гос. изд-во политической литературы, М., 1957 г., стр. 277.

В судьбе самого Спинозы свобода воли и предопределение переплелись самым странным образом. Он мыслил свободно, был почитаем и отвержен... Вот что говорит о нём еврейская [с. 194:] история: «По специальности Спиноза был оптиком, шлифовал стёкла для очков. Он любил эту работу, которой зарабатывал на жизнь. После отлучения он собрал свои инструменты и перебрался в небольшую деревню Ринсбурх на окраине Амстердама. Здесь он вёл тихую жизнь, посвятив себя науке и литературному творчеству. Многие из величайших учёных тех дней время от времени посещали скромного оптика в его обители. Но участью Спинозы стало одиночество. Он был отрезан даже от собственной семьи и умер в возрасте сорока пяти лет – одинокий человек, потерянный для еврейского общества. Впоследствии Спиноза заслужил признание, как один из величайших философов мира»*. Где здесь следствия свободы воли и в чём проявилось предопределение?..

_________

* Асиновский С., составитель, «Евреи. По страницам истории», Минск, 1997 г., изд-во «Завигар», стр. 128.

Но как бы ни переплетались предопределение и свобода воли в судьбе отдельного человека, в физической реальности Вселенной аксиома о свободной воле у Разума объясняет её реальное расщепление. Вот как видится постановка проблемы взаимодействия эвереттовской Вселенной и Разума (или, при использовании другой терминологической аксиоматики, Сознания) одному из представителей последнего в Интернете. «До сих пор естественным, как бы само собой разумеющимся, свойством Вселенной предполагалась её единственность – вряд ли кому-то из физиков приходила в голову мысль в этом усомниться. Эверетт пришёл к неожиданному выводу, что некоторые проблемы теоретической физики получают решение, если предположить, что Вселенная не уникальна, а существует в бесконечном множестве копий. Каждая такая “копия” отличается от предыдущей лишь одним событием (т. е. своеобразным “квантом события”). В таком мире огромная роль отводится Сознанию. Сознание способно “перейти” из одной копии в другую»*. Как указывает автор, более детальное обсуждение этого вопроса приведено в работах, с которыми в настоящее время, в силу ряда технических причин, я не знаком, но само наличие которых говорит о целесообразности привлечения внимания к [с. 195:] научной дискуссии о роли Сознания в физической картине мира по Эверетту**.

_________

* Соколов А. Н., «Поля кручения и психофизика», http://www.pmicro.kz/MISC/UFL/Almanach/N1_99/doc2.htm.

** Московский А. В., Мирзалис И. В., «Сознание и физический мир», стр. 100–108 в сб.: «Философские исследования современных проблем квантовой теории», М., 1991 г., Ин-т философии АН СССР;

Московский А. В., Мирзалис И. В., «Сознание и физический мир», стр. 9–35 в сб.: «Сознание и физический мир», под ред. А. Е. Акимова, М., 1995 г.

Теперь я с этими работами знаком. Опубликованные в малоизвестных изданиях, они не привлекли в своё время широкого внимания научной общественности. Хотя А. В. Московский является профессиональным физиком (окончил физфак МГУ и работал там), эти статьи, в силу специфики опубликовавшего их издания, в существующей системе отнесения компетенций a priori считаются философскими. Но будущий историк эвереттики, безусловно, обратит своё внимание на эти публикации. Почти за 10 лет до выхода знаменитой теперь статьи М. Б. Менского в академическом журнале УФН, прорвавшей «заговор молчания» об интерпретации Эверетта в русскоязычных публикациях, А. В. Московский и И. В. Мирзалис – именно они, а не А. Н. Соколов, в изложении которого цитата приведена в тексте книги – писали: «До сих пор естественным, как бы само собой разумеющимся свойством Вселенной предполагалась её единственность, уникальность - никому из физиков не приходила мысль усомниться в этом. Между тем, исходя из весьма глубоких соображений, Эверетт пришел к выводу, что некоторые проблемы теоретической физики получают неожиданное решение, если предположить, что наш мир не уникален, но существует в бесчисленном множестве равноправных копий».

И об эвереттической роли сознания, приоритет выявления которой, согласно ныне принятой традиции, закрепился за М. Б. Менским, они высказались так: «…квантовый скачок можно объяснить не только как "предъявление" наблюдателю одной из возможных копий, но и как смещение сознания с одной ветви на другую. Нам остается добавить "очень немного": предположить, что сознание до некоторой степени способно влиять на направление такого смещения и его, так сказать, интенсивность».

Показательно, что сведения - и даже цитаты! - из этих работ попали в интернет, но не закрепились там. Приведённая в тексте ссылка уже не работает. Правда, текст самого сборника со второй статьёй сегодня можно найти по адресу http://lib100.com/book/other/physical_world/_%c0%ea%e8%ec%ee%e2%20%c0.%c5.,%20%d1%ee%e7%ed%e0%ed%e8%e5%20%e8%20%f4%e8%e7%e8%f7%e5%f1%ea%e8%e9%20%ec%e8%f0.pdf, но, поскольку он выпущен группой «торсионщиков», не пользующейся признанием в физическом мейнстриме, то статья философов и здесь не нашла должного отклика.

Со своей стороны признаюсь, что если бы я был знаком с этими статьями в момент написания книги, многие её существенные аспекты были бы иными, и эвереттика развивалась бы, вероятно, быстрее. Правда, при этом были бы потеряны те её индивидуальные черты, которые возникли именно в результате моего незнания этих первоисточников. Так что будем полагать, что «всё к лучшему в этом лучшем из миров», а те ветви альтерверса, в которых мы с А. В. Московским и И. В. Мирзалисом совместно разрабатывали эвереттическую аксиоматику, ещё породят плодотворные склейки с текущей действительностью ☺.

Правда, Разум – это не единственная причина расщепления. В «естественной природе» есть конкурент этого процесса — точки бифуркации.

О них следует поговорить подробнее. Вот как описывает возникновение бифуркаций И. Пригожин: «В ситуации далекой от равновесия дифференциальные уравнения, моделирующие тот или иной природный процесс, становятся нелинейными, а нелинейное уравнение обычно имеет более чем один тип решений. Поэтому в любой момент времени может возникнуть новый тип решения, не сводимый к предыдущему, а в точках смены типов решений – в точках бифуркации – может происходить смена пространственно-временной организации объекта»*. Иными словами, бифуркации – это неустойчивые состояния с непредсказуемым конечным состоянием.

_________

* Пригожин И., «Философия нестабильности», http://www.accessnet.ru/vivovoco/VV/PAPERS/NATURE/NONSTAB.HTM, опубл. в: «Вопросы философии», 1991 г., № 6, стр. 46–57.

Но бифуркационные процессы сравнительно редки, тогда как волевые решения принимаются миллиардами людей практически ежесекундно. Это, однако, не означает, что бифуркационные процессы играют незначительную роль в истории эволюции мира. Как раз наоборот! Именно они на определённых этапах этой эволюции (в фазе становления параметров, о которой говорилось в гипотезе о соотношении ветвления-склеивания в стационарном состоянии Вселенной) и сформировали те параметры Вселенной, которые являются физической основой антропного принципа – трёхмерность пространства, численные значения мировых констант и т.п. Но в «нашу эпоху» бифуркации стали локальными и сравнительно редкими. И на первый план вышла деятельность Разума.

Мы, разумеется, будем в дальнейшем обсуждать связанные с этим вопросы, здесь же не могу не коснуться только одного. [с. 196:] Давайте ещё раз вернёмся к картине, которую мог бы увидеть наш метанаблюдатель, если бы он мог существовать. Освоившись с существом дела, нельзя не отметить поразительных параллелей, которые возникают в сознании при анализе этой картины. Все мифологические и религиозные системы почти всегда включают в себя взаимодействие с некими «нематериальными» сущностями, обладающими разумом и эмоциями и «время от времени» вступающими в контакт с ныне живущими людьми. Эти элементы мифолого-религиозной картины мира не могут не ассоциироваться с высказанными выше предположениями о трактовке теории Эверетта. Случайна ли эта аналогия? Мне думается, что нет. Более того, рискну предположить, что именно реальный мир эвереттовского времени и является научно постигаемой основой этой части религиозного мировоззрения. А этот мир создан при активнейшем, хотя до сих пор и не осознаваемом, участии Разума, который и породил в процессе своей деятельности «разумные нематериальные сущности». Это и наши собственные «тени», в той или иной ситуации поступившие не так, как мы, и потому «отщепившиеся» от нас, и «тени теней», и многое другое, пока не только не познанное, но даже и не осознанное как объект познания. Но вопрос о материальности этих сущностей вовсе не так прост. Каждая из них как «вещь в себе» в процессе своего существования в своей Вселенной вполне материальна. А вот энергетическое взаимодействие их с нашей Вселенной, скорее всего, почти равно нулю. Так материальны ли они «на самом деле»? Где граница этого «почти», после которой материальное становится идеальным? Ведь и вполне материальные нейтрино не слишком досаждают нам взаимодействием! Последние, кстати, стали главными героями одного из парадоксов современного этапа развития физики. Он связан с фактическим пересмотром представлений о «главном строительном материале» Вселенной. В течение всей истории цивилизации таким главным компонентом считалось вещество, невообразимо огромное количество разновидностей которого и было предметом изучения физики, химии, да и биологии. Но теперь, после анализа последствий Большого взрыва, становится всё более ясным, что «если гравитация – главная сила, управляющая движением мате-[с. 197:]рии во Вселенной, то нейтрино, согласно последним данным, по-видимому, главная частица Вселенной*. Именно о нём, нейтрино, нужно думать прежде всего, когда мы пытаемся понять, что есть Вселенная»**.

_________

* Время не подтвердило эту догадку Игоря Дмитриевича. Сейчас на роль «главных частиц Вселенной» претендуют частицы «тёмной материи». И нейтрино, хотя и входят в качестве кандидатов на эту роль, но отнюдь не в качестве фаворитов. Подробнее см. https://ru.wikipedia.org/wiki/Тёмная_материя

** Новиков И. Д., «Чёрные дыры и Вселенная», М., 1985 г., изд-во «Молодая гвардия», стр. 157.

Впрочем, мы несколько отвлеклись. Возвращаясь к обсуждению свойств эвереттовского времени, отметим, что именно бифуркации и Разум – вот те две причины, которые и формируют «вероятностную историю». А динамика какого-нибудь газового шара (даже и в несколько парсеков в диаметре!) с определённым набором параметров (давления, температуры, плотности и т. п.) или турбулентного потока с конкретным распределением молекул по скоростям, не может расщепить Вселенную. Вообще, динамические изменения, как мне кажется, связаны с протеканием материальных процессов, т. е. с поглощением или выделением физического (космологического) времени в соответствии с теорией Н. А. Козырева и не меняют в подобных системах их макросвойств. Соответствующие им Вселенные в среднем ветвятся столь же часто, как и склеиваются. А вот редкие точки бифуркации и активная ноосфера (которая в наших условиях практически совпадает с отмеченной ранее «областью расхождения») – истинные авторы Вчера, Сегодня и Завтра.

Хотя высказанные в этой главке идеи ещё не попали в сферу предметного обсуждения, логика развития науки такова, что критика может появиться и до появления на свет своего предмета. Бывает так, что высказываются мысли, полемизирующие с будущими идеями. Так произошло и с предложенными объяснениями роли Разума в истории. Яркий пример торжества банальных истин. В данном случае – «Ничто не ново под Луною». Вот что сказал И. Пригожин, заведомо не будучи знакомым с моими идеями: «Квантовомеханическая реальность – еще более тонкая материя, так как она предстает перед нами как результат переходов от потенциальных возможностей к актуализации с помощью производимых нами измерений. Следовательно, реальности вне нас не существует. Такой вывод приводит к неомодернистским взглядам, отрицающим любую [с. 198:] попытку достичь реальности, которая не определена нашей человеческой деятельностью»*. Правда, из высказывания Пригожина неясно, согласен ли он с тем, что реальность определяется именно «нашей человеческой деятельностью», или он иронизирует по поводу этой неомодернистской идеи. Во всяком случае, цитата из классика современной науки свидетельствует – обсуждаемые идеи находятся в русле того интеллектуального потока, который сегодня питает рост науки.

_________

* Пригожин И. Р., «Постижение реальности», http://www/accessnet.ru/vivovoco/VV/PAPERS/NATURE/PRIG.HTM, Опубл. в: «Природа», 1998 г., № 6.

Нельзя не упомянуть ещё и вот о чём. То, что разум может быть мыслим не только человеческим или «человекоподобным» (т. е. принадлежать каким-то существам пусть и экзотическим – «с пёсьими головами», «на молибденовой основе», «плесениподобным» – но всё-таки хоть как-то соразмерным нам), но и абсолютно несовместимым даже с тенью гуманоидности, первым показал, пожалуй, Лем в знаменитом «Солярисе» – романе о взаимоотношениях людей и мыслящего Океана. Вернее сказать, эта книга Лема была первой общественно-значимой работой этой темы. Благодаря художественному таланту автора об идее заговорили не только «на кафедрах», но и «на улице». Лем даже написал специальное предисловие к своей книге, где выразил свою идею одной фразой: «Среди звёзд нас ждёт Неизвестное»*. И пафос всей идеи заключается в прописной букве последнего слова. Идея Лема дала богатую поросль фантастической литературы, но, как оказалось, не только – она «проросла» и в «серьёзную науку». И сегодня мы имеем уже работы, не только литературно-философского жанра, но и специальные естественнонаучные, разрабатывающие строгие математические модели этого «Неизвестного» и подтверждаемые астрофизическими наблюдениями. (Например, объекта SS433). Автор первой математической модели космического субъекта – «наш американский соотечественник» Лефевр – пишет о сути своей работы так: «В этой книге я ввожу формальную модель субъекта, обладающего совестью, и развиваю мысль, что одной из материальных основ совершенных космических существ могут быть магнитно-плазменные образования, род-[с. 199:]ственные магнитосферам звёзд и планет»**. Но задолго до Лема и Лефевра с естественнонаучной точки зрения на фантастические возможности воплощения Разума посмотрел К. Э. Циолковский. «Первую гипотезу Циолковского можно сформулировать так: в пространстве, занимаемом планетой Земля, и в космосе существуют неведомые людям миры иной физической сущности. Их населяют разумные существа, которые для людей также невидимы, но могут влиять на них какими-то способами»***.

_________

* Лем Ст., «Солярис. Эдем», М., 1973, изд-во «Мир», стр. 21.

** Лефевр В. А., «Космический субъект», М., 1996 г., изд-во «Ин-кварто», стр. 37.

*** Белгородский М. Н., Предисловие к кн.: Циолковский К. Э., «Причины космоса. Воля Вселенной. Научная этика», М., 1991 г., Издание совместного советско-американского предприятия «Космополис», стр. 3.

Среди современных авторов, имеющих оригинальную точку зрения на роль разума в процессе познания, а также и на структуру Космоса, отмечу работы Валерия Александровича Коломбета, особенно его пока электронные книги*, которые, мне хочется в это верить, придут к читателю и в «классическом» варианте**.

_________

* Коломбет В. А., Электронные книги, www.geocities.com/CapeCanaveral/Launchpad/2992/.

** Это сбылось. См. http://www.razym.ru/chelob/ezoterika/111657-kolombet-va-transfizicheskie-miry-proishozhdenie-imen.html

Кстати, когда мы говорим о Разуме, то, как правило, имеем в виду индивидуальное сознание: человеческое ли, «инопланетянское» ли — всё равно. А ведь это, даже с точки зрения простой логики, вовсе и не обязательно так. Если есть нечто индивидуальное, значит, это же самое может быть и коллективным! И коллективное сознание – не философская абстракция. Или, вернее, не только философская абстракция. В качестве примера одного из подходов к рассмотрению коллективного сознания как реальной сущности, приведу такую мысль Владимира Васильева, «учёного, писателя и публициста из Ташкента», как его характеризует составитель сборника «Время учеников 2» из серии «Миры братьев Стругацких» Андрей Чертков: «… нет оснований сомневаться в том, что человечество – сложная живая система, обладающая собственным интеллектом – Социальным или Коллективным Разумом; собственной психикой, весьма сложно иерархически организованной, где есть место и для Над- или Сверх-сознания, и для Под-сознания, и ряда внесознательно выполняемых биологических про-[с. 200:]грамм, которые условно назовём Коллективными Инстинктами, главный из которых, разумеется, как у всех гомеостатов, – инстинкт самосохранения, стремления к состоянию устойчивого равновесия»* .

_________

* Васильев Владимир, «Богу – богово…», в сб.: «Время учеников 2» из серии «Миры братьев Стругацких», М.–Спб., 1998 г., изд-ва «Издательство АСТ-ЛТД» и «Terra Fantastica», стр. 161.

Прежде, чем комментировать по сути, замечу, что она – эта суть высказывания – скрыта в определённой языковой оболочке, т. е. представлена определённым набором слов. И комментарий зависит от того, какие ассоциации возникли у читателя при попытке понять мысль автора, выраженную именно на этом языке и именно этим набором слов (неожиданный пример наличия существующей в лингвистике взаимосвязи между морфологией и семантикой будет приведён ниже). Так что, каков читатель (его опыт и убеждения), каков язык, таковы и ассоциации. А теперь собственно мой комментарий к этому русскоязычному тексту.

Если принять во внимание указанную Васильевым иерархичность Сознания, то логично допустить, что влияние более высоких степеней его иерархии на процессы ветвления может быть «более мощным», чем влияния отдельных индивидуальных сознаний и даже их суммы*. Хотя и приходится порой слышать о том, что «до тех пор, пока нет экспериментальных данных или переосмыслений о том, что волновая функция как-то реагирует и на Сверх-, Над- и прочие Разумы, говорить на физическом языке не о чем», согласиться с этим трудно. Приведу пример, не претендующий на доказательство, но показывающий возможность существования таких доказательств. Ещё в 1987 году наблюдалась корреляция между взрывом сверхновой и периодом полураспада плутония. Я рассказал об этом в Приложении 5 «Загадки радиоактивности». Вот самоцитата оттуда: «Савченко приводит свидетельства группы биофизиков из Пущина, которая в течение ряда лет наблюдала флуктуации в темпах распада изотопа Pu-239 и даже отметила влияние на темп распада известного взрыва сверхновой SN 1987а.** Результат опубликован не был. Вот что говорит об этом один из авторов на-[с. 201:]блюдения – В. А. Коломбет: “Статью о SN1987а мы не опубликовали – очень экзотичный результат. Но ужасно перспективный… сигналы совпали в двух независимых каналах-установках, и момент появления сигнала совпал с моментом регистрации сигнала в советско-итальянском детекторе под Монбланом. И грав. антенны в Риме и у Вебера в этот момент тоже почему-то синхронизовались...”***». Т. е. ψ-функция (наблюдатели, приборы, сверхновая) является реальной сущностью в нашей ветви Вселенной. В рамках «классических квантовых представлений» можно считать, что всё это свидетельствует о наличии корреляции между наблюдениями в Пущино, под Монбланом и в Риме и взрывом Сверхновой SN1987a, вызванной физическими причинами, которые привели к синхронным событиям в этих географических точках. Но, как мне кажется, такая, существующая в настоящее время, интерпретация, не вполне удовлетворительна (или полна). Дело в том, что физические скорости распространения сильных взаимодействий («ответственных» за результаты экспериментов Коломбета), нейтрино («ответственных» за результаты экспериментов под Монбланом) и гравитонов (их «ловил» Вебер) не совпадают. И, в соответствии с существовавшими до 1987 года физическими законами, никакой синхронизации не могло быть. Однако, если учесть возможность существования Сверхразума, то можно предположить, что именно в 1987 году Над-разум ноосферы планета Земля поставил свой эксперимент над пространством-временем, в результате которого показания трёх приборов, работающих на разных физических принципах в разных точках Земли, синхронизировались. И ψ-функция (наблюдатели, приборы, сверхновая) разветвилась: нет синхронизации – есть синхронизация. (Кстати, указанное ветвление могло быть как необратимым, так и обратимым. Каковы законы физики в настоящее время – это вопрос новых экспериментов). Поэтому, что касается переосмыслений, то сам факт наличия данного текста свидетельствует о реальности наличия переосмыслений однозначно (их «правильность» и «плодотворность» вынесем за скобки), а экспериментальные данные, как мне кажется, вовсе не отсутствуют, а просто не осознаются или [с. 202:] (что почти то же самое) неправильно интерпретируются. И вызвано это, в первую очередь, тем, что «отсутствуют» экспериментальные данные (а точнее – общепризнанные интерпретации) о сущностной реальности «Сверх-, Над- и прочих Разумов».

_________

* В эвереттике эти идеи воплотились в понятия «метавидуумов» и «эвереттических деятелей». Эту тематику развивает научный сотрудник МЦЭИ А. М. Костерин (http://www.everettica.org/member.php3?m=kost).

** Савченко В. И., «Чернобыль, 26.4.86 – вариант ситуации», в кн.: «Визит сдвинутой фазианки», Киев, «Молодь», 1991 г., стр. 242.

*** Коломбет В. А. Частное сообщение по e-mail от kolombet@geocites.com, 18 декабря 1999 г., 3 ч. 59 м.

Кстати, признание сущностной реальности Коллективного Разума заставляет несколько по-иному взглянуть на проблему Контакта, а именно – подумать о возможностях контакта между различными ступенями иерархии Сознания и, с этой точки зрения, заново проанализировать фактический материал религий, мистики, уфологии и психиатрии, что, разумеется, сделать очень сложно без существенной психологической и методологической перестройки. Как сказал несколько по другому, но достаточно близкому поводу известный фантаст П. Амнуэль*, «... куда легче и интереснее устанавливать контакт с охранниками Герцога Алайского или, скажем, с расой голованов, чем с землянами [а тем более – с коллективным разумом землян! – Ю. Л.], которые придерживаются иных, нежели у вас, взглядов на мироздание»**.

_________

* П. Р. Амнуэль сегодня – один из наиболее ярких последователей и пропагандистов эвереттического мировоззрения. Его работы в жанре научной фантастики содержат множество новых эвереттических идей, которые, благодаря его литературному таланту, становятся доступными широкому кругу читателей. Наиболее полно его эвереттические взгляды отражены в новой книге «Вселенные: ступени бесконечностей», вышедшей в иерусалимском издательстве «Млечный путь» (2014 г.). В её представлении на сайте МЦЭИ (http://www.everettica.org/news.php3) сказано: «Автор – Павел Амнуэль, ведущий научный сотрудник МЦЭИ, астрофизик, предсказавший вместе с О. Х. Гусейновым в 1968 году существование рентгеновских пульсаров, открытых четыре года спустя, патриарх русскоязычной фантастики, лауреат старейшей советской и российской литературной премии в области фантастики "Аэлита" (2012 г.), дважды лауреат Беляевской премии (2011 и 2013 годов).

… Жанр книги с равным правом можно отнести и к "твёрдой научной фантастике", и к "пролегоменам эвереттики", и к "философско-футурологическим эссе", и к "апокрифам квантовой механики". И перечисленные воплощения текста при восприятии его каждым отдельным читателем далеко не исчерпывают множества членов суперпозиции той "идейной волновой функции", которая описывает книгу в целом.

Также не случайно и то, что на титульном листе стоит год издания – 2057. В эвереттике максима – "Времена не выбирают…" – справедлива только локально. В эвереттике всякие онтологические запреты относительны, а Выбор всегда абсолютен...

Книгу можно заказать на сайтах:

http://litgraf.com/detail.html?book=72

http://www.amazon.com/Vselennye-Russian-Pavel-Amnuel/dp/1503229807/ref=sr_1_1?s=books&ie=UTF8&qid=1416829518&sr=1-1&keywords=amnuel

В "Библиотеке" МЦЭИ выставлены "Предисловие" и гл. 2 – "Типы многомирий" [http://milkywaycenter.com/everettica/Am251114.pdf]».

** Амнуэль Павел, «Лишь разумные свободны», в сб.: «Время учеников 2» из серии «Миры братьев Стругацких», М.–Спб., 1998 г., изд-ва «Издательство АСТ-ЛТД» и «Terra Fantastica», стр. 218.

Что касается «мощных» импульсов ветвления, возникающих, как мне представляется, в результате функционирования высших ступеней иерархии земного Сознания, то они могут оказаться системообразующими для низших, проявляясь в виде Рока или Судьбы, т. е. формировать «коридор траекторий» индивидуальных сознаний в потоке эвереттовского времени. В этом случае роль Сверх-сознания может интерпретироваться как «божественная», а роль Подсознания – как «дьявольская». Коридор этот не монотонен, сам многократно ветвится, так что для «свободы воли» остаётся достаточно много пространства для манёвра, и концептуально свобода воли и при такой интерпретации является одним из важнейших инструментов самосоздания личности. При таком предположении становится понятной – и естественной! – «антропофильность» и Бога и Дьявола во многих мировых религиях. К тому же получает объяснение и такой неприятный для физического взгляда на религиозные представления вопрос, как всемогущество и [с. 203:] всеведение Бога при наличии ограничения на скорость передачи действия и информации скоростью света – ведь сфера деятельности таким образом определённого Бога ограничивается ноосферой или даже её частями. При этом физические размеры «царства Божия» весьма невелики и конечность скорости света не играет существенной роли.

Весьма интересный анализ влияния степени развития свободы воли на судьбы Мироздания провёл П. Амнуэль в уже цитировавшейся выше повести «Лишь разумные свободны»*. Как мне кажется, высказанная гипотеза о существовании «коридоров ветвления» совпадает с опасениями Амнуэля о возможности потери равновесия во Вселенной, в которой из-за чрезмерной свободы воли Разума коридоры ветвей могут слиться в хаотическое пространство непредсказуемого состояния Вселенной.

_________

* ibid., стр. 183–336.

Нельзя также не обратить внимания и на красивый образ, отражающий определённую модель концепции иерархической структуры ноосферы с точки зрения современного языковедения (даже при самом поверхностном знакомстве с его методологией и проблемами). На поле ноосферы «произрастает» удивительная роща из примерно 20 весьма различных и по объёму и по структуре «деревьев» – языковых семей и объединений: индоевропейского, кавказского, баскского, уральского, алтайского, афразийского (семито-хамитского), нигероконголезского, нило-сахарского, койсанского, китайско-тибетского, тайского, мяо-яо, дравидийского, бурушаски (вершикского), аустроазиатского, австронезийского (малайско-полинезийского), австралийского, папуасского, палеоазиатского и индейского (америндского)*. Эти 20 важнейших средств человеческого общения обеспечивают целостное существование Цивилизации в исторически преемственных формах, подобно тому, как гравитационное, электрослабое и ядерное взаимодействия объединяют все физические элементы Вселенной. Некоторые из «деревьев» при внимательном рассмотрении оказываются некими симбиотическими образованиями (как, например, кавказские и палеоази-[с. 204:]атские языки), некоторые – просто отдельными тростинками (баскский и бурушаски), а некоторые и вовсе выглядят как петровские дубы в Коломенском – нечто величавое, но едва живое (папуасские языки). Но всё разнообразие форм, тем не менее, образует не свалку – мёртвую кучу дров, а гармоничную иерархическую целостность – «биоценоз рощи».

_________

* Реформатский А. А., «Введение в языкознание», М., 1996 г., из-во «Аспект пресс», стр. 411–440.

Физический и биологический аспекты рассматриваемой модели позволяют предположить, что так же, как и в физике, где буквально за два последних века число действующих «сил» резко уменьшилось за счёт их «слияния» (например, электричества и магнетизма), отдельные «деревья» в роще должны стремиться к «срастанию», образуя некий Над-организм, представляющий собой подобие нервной системы ноосферы. И о том, что такой процесс действительно возможен, свидетельствуют даже сугубо языковедческие данные. «Исходя из мысли, что “жизнь языка ничем существенным не отличается от жизни всех прочих живых организмов – растений и животных”, Шлейхер [натуралист и дарвинист Август Шлейхер, 1821–1868 гг. – Ю. Л.] создает теорию “родословного древа”, где и общий ствол, и каждая ветвь делятся всегда пополам, и возводит языки к своему первоисточнику – праязыку, “первичному организму”, в котором должна господствовать симметрия, регулярность, и весь он должен быть простым…»*.

_________

* ibid., стр. 398–399.

Любопытно, что физика, с точки зрения такой модели, подобна пирамидальному тополю – её крона сужается к вершине, а языкознание – как драконовое дерево (впечатление от знакомства с которым на острове Тенерифе в своё время поразило автора): чем выше поднимается взгляд, тем оно более ветвисто. Иными словами, физика как древо развивается «стволисто», а языкознание и – шире – сам язык – «ветвисто».

Странным подтверждением этой аналогии является тот факт, что в данном абзаце совершенно естественно мною употреблено слово «ветвисто» в двух значениях – как краткого прилагательного и как наречия. Если же обратиться к такому авторитетному источнику, как «Словообразовательный словарь русского языка», содержащему 145000 слов, то легко [с. 205:] обнаружить, что в этом словаре гнездо под номером 164 «ветвь» не содержит таких форм!* Т. е. язык ветвится по прихоти разума столь же легко, как и физическая вселенная при взаимодействии с разумом.

_________

* Тихонов А. Н., «Словообразовательный словарь русского языка», т. 1, М., 1990 г., изд-во «Русский язык», стр. 162.

Но эти различия в онтологической форме физики и языкознания только подчёркивают единство их сути как элементов множества воплощённых идей.

Правда, сам А. А. Реформатский считал, что «такое понимание языка не приводит к правильному объяснению явлений действительности»*, но приводимые им контраргументы не кажутся убедительными, поскольку направлены скорее против интерпретационных аспектов, сформулированных самим Реформатским, и не затрагивают сути идей Шлейхера. Действительно, трудно не согласиться с тем, что «… отожествление языковых и расовых признаков — грубая ошибка»**, но при чём здесь идеи Шлейхера?

_________

* Реформатский А. А., «Введение в языкознание», М., 1996 г., изд-во «Аспект пресс», стр. 16.

** ibid., стр. 17.

Таким образом, иерархическая модель Сознания вполне определённо коррелирует не только с физическими, но и с лингвистическими традициями.

И ещё одно замечание. Далеко не очевидно, что ноосфера имеет всего две ступени иерархии – индивидуальное и планетарное сознание. Не менее вероятно, на мой взгляд, предположение о том, что существуют и «промежуточные» ступени*. В качестве возможно существующего уровня иерархии можно рассматривать и гумилёвский этнос. С этой точки зрения ноосфера, состоящая из сравнительно маленького количества этносов, в целом вряд ли является достаточно связной целостностью, чтобы образовать устойчивый Над-разум. Впрочем, это типичный философский вопрос о природе кучки или пучка. Напомню: одна морковка – морковка. Пять морковок – пучок. А две?

_________

* В эвереттике вводится понятие метавидуума, которое обозначает различные множества индивидуумов, объединённых определённой идеей. Метавидуум «физиков», метавидуум «лириков», «христиан», «нумизматов» и т. д. Масштаб «объединяющей идеи» и её «активность» проявляются в масштабе корреляций поведения входящих в состав метавидуума индивидуумов.

Другой философско-методологический вопрос, с постановкой которого я абсолютно согласен, заключается в том, что действительно, как приходится иногда слышать, «Разумы с большой буквы одиноки и просто не могут обладать сознанием [с. 206:] нашего типа, т. е. с ощущением времени». Но одиночество Над-сознания и его взаимоотношения с эвереттовским временем – отдельный и очень большой вопрос, достойный специальной философской разработки, результаты которой, тем не менее, ни в коей мере не смогут повлиять на существо обсуждаемой проблемы – возможные формы неизбежно существующего взаимодействия Разума и физической Вселенной.

Но, разумеется, гипотеза Васильева и анализ её следствий для понимания генезиса философских концепций гуманитарной компоненты ноосферы не являются не только исчерпывающими, но даже и достаточно полными даже для начала построения теории такого генезиса. Хотя как элемент новой аксиоматики эта гипотеза может быть весьма полезной и важной.

Не имея возможности углубляться сейчас в эту тему, намечу только ещё одну мысль, которая, на мой взгляд, может также стать элементом новой аксиоматики. В одном из редких изданий в нечастом жанре лирико-петрологического эссе, в значительной своей части посвящённого размышлениям о разных формах сознания и теории Эверетта, автор афористично вопрошает: «Но что есть сознание?…», – и тут же отвечает: «To be or not to be…»*. Как можно понять из контекста, это означает, что именно сознание может быть ответственным за воплощение идей. Или, с точки зрения Конструктора – может быть механизмом такого воплощения. Иными словами, любая идея воплощается (или не воплощается!) в физических вселенных определённым типом сознания. Совсем не обязательно человеческим и вообще биологическим. Но подробнее о воплощении идей – чуть позже, в Приложении 10.

_________

* Шаройко Л., «Пётр», газета «Тень», г. Кострома, № 24 от 14 апреля 2000, стр. 5.

В любом случае роль Разума в физической картине мира не может быть столь незначительной, чтобы ею можно было пренебречь при описании структуры мироздания.

…Уверяю Вас, читатель, что иногда в голову приходят идеи настолько странные, что удивляют своей «перпендикулярностью» основному корпусу мыслей, составляющих авторскую концепцию. Это не раздвоение личности, а факт, свидетельствую-[с. 207:]щий в пользу «самостоятельного» существования идей. Для того чтобы читатель убедился в этом, приведу пример.

В этой главе были обсуждены вопросы влияния Сознания и бифуркаций на физическую картину мира. Но, оказывается, вполне возможно не противопоставлять эти действующие начала, а считать их принципиально эквивалентными по сути. Из такого предположения следует, что бифуркации есть не что иное, как проявление действия «более древнего» Сознания, чем то, которое сегодня нам известно как человеческое, или то, о существовании которого мы подозреваем, осуществляя программы, подобные SETI.

И, будучи до конца откровенным, скажу, что это Сознание может быть идентифицировано как Божественное Творящее Сознание.

Поскольку читателю известна моя позиция по отношению к Вере, декларированная ранее, трудно заподозрить автора в лицемерии. Это чуждая мне идея. Но она «пришла в голову» и совместилась с другими, порой прямо ей противоположными идеями. Мне кажется, что это свидетельство действительно автономного и объективного существования идей, которые могут образовывать «конгломераты» в сознании личности логически противоречивые, но диалектически вполне жизнеспособные. Единственное, что при этом действительно удивляет, так это степень гибкости человеческой психики, способной к нормальному функционированию даже при взаимодействии с такими конгломератами…



[с. 208:]

Приложение 9



Антропный принцип



Антропный принцип – один из вариантов современного ответа на многие «почему?», возникающие в ходе размышлений о природе вещей. Пока общепринятой формулировки антропного принципа нет. В рабочем порядке сформулируем его так: свойства наблюдаемой Вселенной таковы, как мы их находим из опыта, потому, что в ней существуют наблюдатели (и мы, очевидно, одни из них), способные его зафиксировать. Иными словами, Вселенные с другими фундаментальными свойствами могут быть изучаемы либо принципиально иными наблюдателями, либо не могут существовать вообще в присутствии каких-либо наблюдателей.

Под наблюдателями здесь имеются в виду любые объекты, которые реагируют на физические процессы, протекающие в нашей Вселенной – атомы, звёзды, бабочки, волки, человекообразные обезьяны, дети, физики, неизвестные пока существа с высшими психическими функциями – повторяю, любые. Конечно, реакция у них разная, и сама эта реакция по-разному откликается в окружающем мире, но она всегда определена реальными параметрам нашей Вселенной.

Разумеется, что если те или иные «наблюдатели» исчезают из нашего мира (человек, например, как известно, смертен), Вселенная остаётся такой же по своим свойствам, как и была в присутствии почившего наблюдателя*. Но важно не это, а то, что любой конкретный наблюдатель мог возникнуть только в такой Вселенной!

_________

* Слишком категоричное утверждение. Свидетельствует о том, что 15 лет назад автор всё ещё не избавился полностью от «шор диамата». Вот что пишет о коллизии жизни и смерти человека и Вселенной А. К. Гуц, известный математик и физик, ученик академика А. Д. Александрова: «Хотя каждый человек осознает, что его смерть не означает гибель Вселенной, но если исчезнет разом всё человечество, то нет никаких доказательств тому, что Вселенная останется существовать без людей. И доказательств этого утверждения быть не может по той простой причине, что их некому будет проверить, т. е. подтвердить». О том, что следует из такого уточнения, рекомендую прочитать в статье А. К. Гуца «Многовариантная вселенная и теория исторических последовательностей» («Математические структуры и моделирование», 2012, вып. 25, с. 70–80, http://www.chronos.msu.ru/old/RREPORTS/guc_mcm.pdf).

Здесь внимательный и дотошный читатель может спросить автора: «Почему же, при такой трактовке, принцип получил название “антропного”, а не, скажем, “наблюдательного”? Это лучше бы соответствовало его сути». Мне нечего возразить на [с. 209:] подобное замечание, но не я виноват в этой «ошибке». Так сложилось исторически. Очевидно потому, что по свойственному ему эгоизму человек всегда был склонен ассоциировать процессы наблюдения только с деятельностью собственного разума. На первый взгляд это просто следствие «въевшегося» в наше сознание и подсознание дремучего антропоцентризма. Но, как оказывается, более глубокой является банальная истина, а именно: никакой по счёту взгляд (а первый и подавно!) не исчерпывает сущности наблюдаемого. Конечно, все приведённые выше рассуждения – только частное мнение автора.

Если кому-то хочется ознакомиться с более официальной точкой зрения – пожалуйста. В «Физической энциклопедии» дано такое определение: «Сама Вселенная, законы физики, которыми она управляется, и её фундаментальные параметры должны быть такими, чтобы в ней на некотором этапе эволюции допускалось существование наблюдателей»*.

_________

* Физическая энциклопедия, т. 1, М., 1988 г., изд-во «Советская энциклопедия», стр. 348.

При формулировке антропного принципа, как показал философский анализ, чрезвычайно важна модальность связки между той частью формулировки, где речь идёт о Вселенной, и той, где речь – о Наблюдателе. В результате анализа, проведённого Г. В. Гивишвили, выяснилось, что антропный принцип может применяться в трёх степенях силы.

Первая – «слабый» антропный принцип, согласно которому «… Вселенная такова, как она есть, как бы для того, чтобы в ней на определённом этапе её эволюции могло появиться [курсив Ю. Л.] мыслящее существо – наблюдатель»*.

_________

* Гивишвили Г. В., «О “сверхсильном” антропном принципе», Вопросы философии, № 2, 2000 г., стр 43.

Вторая – «сильный» антропный принцип, который отстаивают те, кто «… отождествляют Вселенную со следствием реализации [курсив Ю. Л.] “замысла” некой надприродной причины – бога или сверхразума»*.

_________

* ibid.

Третья – «сверхсильный» антропный принцип, автором формулировки которого и является Г. В. Гивишвили*: «… Вселенная такова, какова она есть, потому что человек составляет необходимый элемент [курсив Ю. Л.] её бытия. (Человек пони-[с. 210:]мается здесь достаточно широко, как сверхсложно организованная материя)». Любопытно отметить, что и Гивишвили в данном случае явно ощущает недостаточность термина «антропный» для изложения сути антропного принципа и фактически поддерживает сформулированную выше позицию, согласно которой уместнее было бы употреблять термин «наблюдательный». Но, повторю ещё раз, в данном случае в терминологии торжествует здоровый консерватизм, что не только оправданно, но и весьма плодотворно. В противном случае опасность утонуть в филологическом болоте была бы столь велика, что пропала бы «охота к перемене мест» у любого энтузиаста.

_________

* ibid.

Если читатель не сочтёт за труд сравнить приведённые формулировки с предложенной в начале этой главы, то он может увидеть, что именно «сверхсильная» формулировка ближе всего к авторской концепции.

Такая – близкая автору – формулировка позволяет с бóльшим оптимизмом смотреть на попытки поиска внеземного разума, в том числе и по программе SETI, поскольку очевидно, что только человечеству вряд ли под силу выполнить функции вселенского «регулятора» направления развития даже для нашей Метагалактики, как того требует «сверхсильная» формулировка антропного принципа.

Другие формулировки, а также историю вопроса можно найти в статье В. В. Казютинского* и классической книге П. Девиса**, где также даны ссылки на литературу по этому вопросу, в частности, на статью Картера***, где впервые в современном контексте введён сам термин****.

_________

* Казютинский В. В., «Антропный принцип и научное объяснение», http://comet.sai.msu.su/SETI/win/bulletin/13/antrop.html.

** Девис П., «Случайная вселенная», М., 1985 г., изд-во «Мир», стр. 132–154.

*** Carter B., «In Confrontation of Cosmological Theories with Observation», ed. M. S. Longair, Dordrecht: Reidel, 1974.

**** Девис П., ibid., стр. 158.

Антропный принцип – одна из новейших идей современной философии естествознания (разумеется, имеющая глубочайшую «корневую систему» в истории культуры), которая только начинает плодоносить. Вокруг него ещё идут неизбежные споры о дефинициях, приоритете и границах применимости. Это, безусловно, аксиоматический принцип, порождающий новую науч-[с. 211:]ную парадигму («исходную концептуальную схему постановки проблем и их решения», как формулирует этот термин энциклопедический словарь). Ещё живы (и дай Бог им здравствовать подольше!) те учёные, для которых она неприемлема в силу ранее сложившегося мировоззрения, так что умные и квалифицированные оппоненты ещё долго будут «испытывать его на прочность» (и, тем самым, шлифовать неизбежно существующие шероховатости), но антропный принцип уже доказал свою плодотворность, а потому и жизнеспособность. И здесь мы воспользуемся некоторыми уже созревшими плодами.

Мы живём в области на рисунке 2 потому, что в противном случае было бы невозможно вращение Земли вокруг Солнца (её скорость была бы по крайней мере в 10000 раз больше орбитальной). Среди других невозможностей отметим невозможность существования атомарной формы вещества (эквивалентная температура тел при скорости составляющих их частиц 300000 км/сек равна для водорода ~ 3,6 триллионов Кельвинов). Короче, ни нас, и никаких других наблюдателей «нашего типа» существовать в области просто не может.

Эти примеры относятся к области «чистой» физики. Если же посмотреть на теорию Эверетта с точки зрения антропного принципа, то оказывается, что она является чуть ли не единственной альтернативой «чисто» религиозного мировоззрения. Вот как говорит об этом широко известный «на Западе» писатель, учёный и публицист Роберт Антон Уилсон: «Выражаясь простым языком, у нас есть выбор: множество миров или один мир, имеющий некоего подозрительного Конструктора. Как бы сторонники последнего варианта ни старались придать ему абстрактный и математический смысл, большинство читателей всё равно видит в нём идею Бога»*.

_________

* Уилсон Р. А., «Квантовая психология», пер. с англ. Я. Невструева, София, 1998 г., изд-во «Янус», гл. 25, http://tatooine.fortunecity.com/leguin/807//wilson/quantum.htm.

Вообще же антропному принципу на стадии зарождения Вселенной посвящена большая глава «Инфляция и антропный [с. 212:] принцип» в монографии А. Линде*. Его собственная работа предлагает адептам принципа серьёзную задачу. При внимательном рассмотрении результатов расчётов инфляционной фазы Большого взрыва можно увидеть, что «с учётом процесса постоянного воссоздания раздувающихся областей эволюция Вселенной как целого не имеет конца и может не иметь начала»**. Но это – предмет особого разговора, ибо он требует значительного времени и, если вести его серьёзно, то неизбежно окажется, что речь идёт о совершенно новом наполнении смысла классического выражения Марка Туллия Цицерона «O, tempora! O, mores!», явно не нашедшего ещё своего выражения в литературе***. В этом долгом разговоре будут действительно иные времена и, если повезёт – иные нравы. Какие? Вот задача для творческих умов, воодушевлённых антропным принципом.

_________

* Линде А. Д., «Физика элементарных частиц и инфляционная космология», М., 1990 г., изд-во «Наука», стр. 238–248.

** ibid., стр. 57.

*** Овруцкий Н. О., «Крылатые латинские выражения в литературе», М., 1969 г., изд-во «Просвещение», стр. 276.

Что же до того, что в какой-то области может быть «другая физика», позволяющая существовать там каким-то наблюдателям, то это уже точно наблюдатели «другого типа», и у них, очевидно, «другая формулировка» того же принципа, но неизоморфизм этой формулировки должен быть компенсирован её «изосемантичностью».

Попробую разъяснить это утверждение. Ключевым для его понимания является понятие «наблюдателя» и его роли в формировании форм существования вселенных, которая для обладающего мышлением наблюдателя достаточно подробно была рассмотрена в Приложении 8 «О роли Разума в физической картине мира». Но, согласно предложенной выше формулировке, в качестве наблюдателей могут выступать не только представители рода Homo Sapiens, но и другие Наблюдатели. Каков же физический механизм, через который Наблюдатель изменяет не только своё состояние, но и неодушевлённые сущности? «Точного» ответа, разумеется, нет, но и уйти от ответа было бы некорректно. Попробуем хотя бы наметить контуры решения.

[с. 213:] В 1965 году Джон С. Белл опубликовал работу, в которой доказал теорему. Вот как излагает её Р. А. Уилсон: «Теорема Белла утверждает, что:

Если некоторая объективная вселенная в некотором смысле существует

(т. е. если мы не принимаем наиболее солипсические ереси, высказываемые неосторожными сторонниками копенгагенизма) и

Если уравнения квантовой механики структурно подобны (изоморфны) этой вселенной,

то

Некоторый вид нелокальной связи существует между любыми двумя частицами, когда-либо входившими в контакт»*.

_________

* Уилсон Р. А., «Квантовая психология», пер. с англ. Я. Невструева, София, 1998 г., изд-во «Янус», гл. 25, http://tatooine.fortunecity.com/leguin/807//wilson/quantum.htm.

Роль этой теоремы в квантовой механике, как мне кажется, ничуть не меньше, чем роль теоремы Гёделя в математике и логике. В такой оценке я, кажется, не иду дальше самого Уилсона: «Что же мы понимаем под “нелокальностью” в представлении Белла? Можем ли мы отличить ее от шаманизма и магии? Да, можем, и тогда она окажется совсем не такой странной и зловещей, как магия. Она окажется гораздо более странной и зловещей»*. Продолжу цитирование Уилсона с целью объяснения сути теоремы Белла: «Итак: два фотона входят в один и тот же измерительный прибор. Возникает контакт, который, согласно теореме Белла, становится нелокальной корреляцией. Один из фотонов попадает в прибор, придя от свечи, находящейся на другом конце комнаты, а другой — от звезды, находящейся от нас на расстоянии миллиона световых лет. Однако нелокальная корреляция не изменяется (в уравнениях Белла коэффициент ее изменения равен нулю) ни в пространственно-подобных, ни во время-подобных разделениях.

Для того, чтобы оба фотона удовлетворяли этому требованию, свойства того из них, который покинул звезду миллион лет назад, должны быть установлены также миллион лет назад, что даже для Квантовой Страны Чудес кажется абсурдом. (Это подразумевает, что фотон, “зная”, что мы будем его измерять миллион лет спустя, соответствующим [с. 214:] образом оделся, прежде чем покинуть звезду и начать свое долгое путешествие.)

В альтернативном варианте, этот фотон не покидал звезду миллион лет назад, “до тех пор”, пока результат нашего сегодняшнего измерения каким-то образом нелокально не отправился “назад” во времени на далекую звезду и не “настроил” этот фотон для корреляции с другим фотоном, пришедшим от свечи.

Что я только что сказал?

Да, мы имеем обратную временную причинность, не обязательно как буквальную истину в аристотелевском смысле, но как единственную модель, соответствующую имеющимся у нас на сегодняшний день данным»**.

_________

* ibid.

** ibid.

К чему это приводит? Под воздействием волевых действий Разума «…наши эксперименты беспрестанно совершают нелокальные путешествия в пространстве-времени в соответствии с теорией Белла. В этих путешествиях они пересекают Большой Взрыв и все остальные события; при этом осуществляется, так сказать, “тонкая настройка” Большого Взрыва, и вселенная вокруг нас становится антропной – вселенной, в которой люди могут и должны существовать. Мы создали её для себя»*.

_________

* ibid.

Так Уилсон излагает взгляды одного из самых «маститых» учёных, принявших участие в формулировке эвереттовской концепции множественности вселенных, Джона Арчибальда Уилера.

Но и Уилера нельзя считать ни пионером такого понимания антропного принципа, ни даже самым удачливым его выразителем. За многие годы до Уилера Эддингтон, не являвшийся сторонником ни нелокальных корреляций, ни обратной временной причинности, выразил то же самое в более эпической форме так: «Мы обнаружили странные следы на берегу Неизвестного. Мы одну за другой создавали глубокие теории, чтобы объяснить их происхождение. Наконец нам удалось воссоздать облик существа, оставившего отпечатки ног. И что же? Этим существом оказались мы сами»*.

_________

* ibid.

Таким образом, теорема Белла проясняет вопрос о физических механизмах работы антропного принципа но, одновремен-[с. 215:]но, ставит новые вопросы и открывает новые пути для мысли. И, конечно, самый неожиданный и самый плодотворный из них – изучение обратной временнóй причинности. Кажется, что именно эта идея способна подвести реальную физическую базу и под построения новой хронологии Фоменко*, и под рассуждения о возможности «путешествия во времени» и под многое другое. Но не следует обольщаться и думать, что обратная временнáя причинность – универсальный таран, с помощью которого можно сокрушить любую стену в физических теориях времени и в крепостях исторических парадоксов. Вспомним едкого классика: «Ну вот ты и прошиб лбом стену. А что ты будешь делать в соседней камере?»**.

_________

* Моё общее отношение к «Новой хронологии» будет рассмотрено позже. Здесь же я отмечу, что обратная временнáя причинность может объяснять скорее не построения новой хронологии, а некоторые из выявленных при её построении «парадоксов» и «нелепостей» классической линейной истории.

** Лец С. Е., «Непричёсанные мысли», пер. с польского Л. Цывьяна, М.–СПб, 2000 г., изд-ва «Фирма «Издательство АСТ» и «Terra fantastica», стр. 181.



[с. 216:]

Приложение 10



О воплощении идей



Прежде чем начать рассуждения по сути, поделюсь одним наблюдением, осознание которого вызвало у меня недоумение и даже некоторую досаду. Коротко его можно сформулировать так: одним из самых трудно устранимых «фильтров» информационного общения с миром для всякого нормального человека является антропоцентризм. Он, в частности, выражается в том, что объективным сущностям при их восприятии и описании (даже строго научном!) приписываются человеческие качества. Часто эта окраска даже не замечается. Так, в механике физические тела «стремятся» к положению равновесия, а энтропия в термодинамике – к максимальному значению, электромагнитные кванты «ведут себя» то как частицы, то как волны, законы гравитации «объясняют» движение небесных тел... Примеры можно продолжать и продолжать. И это не образные выражения дилетантов, а строгие термины из лексикона профессионалов. Не знаю, является ли отмеченное явление некоей лингвистической аберрацией, или оно отражает глубинный пласт антропоморфности бытия.

Это имеет следующее отношение к сути обсуждаемого. При попытке изложить свои соображения по поводу воплощения идей, я не смог найти удовлетворительного нейтрального эквивалента выражению: «Одним из самоочевидных свойств идей является их стремление к воплощению». Для меня это – «экспериментальный факт», подтверждаемый всем жизненным опытом.

Правда, нужно иметь в виду одно очень важное и глубокое замечание С. Лема о том, «… что свойства являются отличительными чертами ситуаций, а не вещей. Существует химическое вещество, которое для одних людей не имеет вкуса, а для других – горько. Горько оно для тех, кто унаследовал от сво-[с. 217:]их предков определённый ген. Не у всех людей он есть. Вопрос о том, “действительно” ли это вещество является горьким, по мнению Конструктора, вовсе лишён смысла»*. Под Конструктором Лем понимает и Природу и Бога – интерпретация зависит от воли читателя.

_________

* Лем Станислав, «Сумма технологии», М., 1968 г., изд-во «Мир», стр. 241.

Я согласен с Лемом, но, поскольку ситуация для каждого из нас такова, что мы имеем в своём распоряжении питательную среду для существования по крайней мере некоторого типа идей – наше сознание – условия для возникновения рассматриваемого свойства обеспечены.

Очевиден и «инструмент», который осуществляет такое стремление идей – Разум. Замечу, что написание этого слова со строчной буквы было бы неоправданным сужением вкладываемого значения до «человеческого» разума. Правда, написание с прописной буквы приводит к не менее неоправданному расширению значения до «Разума Творца», а религиозные понятия, как уже говорилось выше, в данной работе не рассматриваются. Но строчепрописных букв в алфавите нет, так что читателю самому придётся интерпретировать «размер» напечатанной литеры.

Пожалуй, выходом из этого «лингвистического» тупика может быть такая формулировка Лема: «… совсем уже в общем плане можно сказать, что класс “мыслящих гомеостатов” включает мозг живых существ как некоторый свой подкласс, а вне его заполнен гомеостатами, в биологическом смысле абсолютно “мёртвыми”»*. Так что, приписав свойство разумности мыслящим гомеостатам, можно не беспокоиться о расшифровке дефиниций.

_________

* ibid., стр. 443.

Переходя непосредственно к предмету обсуждения, можно отметить, что посредством этого механизма во Вселенной появляются стулья и ракеты, социальные системы и интеллектуальные продукты. Гамбсовские кресла, «Сатурн-5», рабовладение, феодализм, демократия, «Война и мир», «Windows-98» – всё это воплощённые идеи.

Ещё одна важная формальность. Необходимо сказать несколько слов о терминологии. Нужно различать значение по-[с. 218:]нятий «идея» и «мысль». Второе является более общим множеством и включает в себя кроме идей как потенциальных сущностей ещё и «технологические приёмы» их рассмотрения и анализа. Последние всегда являются уже воплощёнными ранее идеями и выступают как данности мыслительной среды, подобно воздуху и солнечному свету среды материальной. Приведу аналогию с компьютером. Рабочее окно – это идея в процессе воплощения, а Microsoft Word – одна из мыслей, участвующих в процессе воплощения. Может быть, все эти служебные программы могут быть уподоблены сфере подсознания?

Высказанные представления во многом аналогичны давно известным философским концепциям. Так, ещё Спиноза утверждал, что «Деление сущего на действительное и мысленное ложно»*. Правда, аналогичны основы. В принципиальных частностях различия весьма значительны. Спиноза, например, различает четыре вида сущего – сущность, существование, идея и возможность. Кажется, что сейчас в нашей Вселенной деление упростилось – сущее материальное и сущее идеальное. Впрочем, абсолютизация деления не принципиальна.

_________

* Спиноза Бенедикт, «Приложение, содержащее метафизические мысли», дополнение к работе: «Основы философии Декарта, доказанные геометрическим способом», в кн.: «Избранные произведения», т. 1, Гос. изд-во политической литературы, М., 1957 г., стр. 269.

Итак, Разум творит Вселенную? Л. Гумилёв, как будто предвидя такую постановку вопроса, заметил: «Человеческое творчество [персонифицированное в человеческом разуме, добавлю от себя. – Ю. Л.] вырывает из природы частицы вещества и ввергает их в оковы форм. Камни превращаются в пирамиды или Парфенон, шерсть – в пиджаки, металл – в сабли и танки. А эти предметы лишены саморазвития; они могут только разрушаться. На это принципиальное различие природы и техники в широком смысле обратил внимание С. В. Калесник, указавший также, что не все создания человека таковы»*. В этом высказывании хочется отметить две вещи. Во-первых, очень печальное свойство осуществлённых человеческим разумом материальных воплощений идей саморазрушаться, не включаясь в циклический процесс развития. (Но это вообще характерно для [с. 219:] неживой материи. И сгорание второго тома «Мёртвых душ» ничем принципиально не отличается от сгорания некоего углистого хондрита, содержавшего в своём составе отпечаток какой-нибудь «таукитянской рептилии»). Во-вторых – очень справедливое и важное замечание академика С. В. Калесника о том, что «не все создания человека таковы». Действительно, физическое отсутствие рукописей Гомера или фотографий апостола Павла на организационном собрании христианской общины Сиракуз вовсе ничего не значит в судьбе их творений. Так что критический взгляд Гумилёва на способность Разума к фундаментальному творчеству, который можно заметить в приведённой цитате, вряд ли является очень «твёрдым» даже у самого Гумилёва.

_________

* Гумилёв Л. Н., «Этногенез и биосфера Земли», М., 1994, изд-во «ДИ-ДИК», стр. 395–396.

Хотя следует заметить, что любая идея построена из реально существующих и принципиально возможных элементов. Не существует ничего «придуманного», что при внимательном анализе не могло бы быть «разложено» на известные элементы. Все «атомарные» идеи взяты из реальности, а вот их сочетание может выглядеть невозможным. При этом нужно помнить, что невозможность эта абсолютно субъективна. Приведу простой пример. На художественной выставке в московском Музее частных коллекций была выставлена (из частного московского собрания) акварель «голуборозовца» Артура Владимировича Фонвизина (1883–1973) с непритязательным названием «Натюрморт» (1930–1940-е)*. С первого взгляда на ней изображена ваза с букетом цветов, включающим белую розу, а также какие-то красные и синие цветы. Всё! Но стоя перед акварелью и разглядывая сочетания цветных пятен, которые во множестве своём составляют и «предметы» и «фон», я довольно скоро увлёкся и увидел массу интереснейших сюжетов. Тут были и портреты писателей – Гофмана, Гоголя, Мандельштама, Достоевского, Ходасевича, Ахматовой, Чуковского, и сюжеты известных произведений – Пушкина («Старик ловил неводом рыбу…»), К. Симонова («Ты помнишь, Алёша, дороги смоленщины…»), и множество других портретов, фигур, поз, жес-[с. 220:]тов… Что это? Отвечаю: воплощённая невозможность. Абсолютная невозможность для всех, кроме меня. Точно также мне абсолютно невозможно представить себе ту цепь ассоциаций, которая возникнет у Вас при рассматривании этой картины. Вот почему – и это мой постулат – при эвереттовском понимании мира невозможно выдвинуть невоплотимую идею.

_________

* Выставка. Проект и концепция Н. С. Трифоновой, «Голубая роза. Живопись, графика и скульптура из частных собраний Москвы и Санкт-Петербурга», Музей частных коллекций, М., 29.12.99 – 13.02.00 г.

Правда, возможен и парадоксальный «переворот» этого тезиса, а именно – воплотимая (и воплощённая!) идея никем не выдвигалась. Впечатляющим подтверждением этого «антитезиса» является история, известная мне благодаря ветерану космодрома Байконур Л. Ф. Постновой, которая, получив от генерал-полковника К. В. Герчика сборник воспоминаний «Незабываемый Байконур», познакомила меня с ним. Вот что пишет В. В. Порошков, бывший начальником телеметрической станции космодрома с 1957 по 1987 год: «3 ноября на рассвете в 5 часов 30 минут 42 секунды московского времени запущен 2-ой ИСЗ с собакой Лайкой на борту. Спутник создан всего за 22 дня (с 12 октября по 3 ноября) по просьбе Л. И. Брежнева к празднику. Собран без проекта из приборов и конструкций 1-го спутника и готовящихся для тяжёлого спутника, который потом стал 3-им, и кабины для собаки, испытанной при вертикальных пусках биологических объектов в верхние слои атмосферы на полигоне Капустин Яр, а также приборов и конструкций самой ракеты»*. Теперь вдумаемся в изложенное – Второй спутник не был воплощением какой-то определённой идеи. Это – собранная «на коленках» конструкция, которая, к тому же, была просто нежизнеспособна из-за смертельного конструктивного недостатка – непродуманной электронной схемы, которая, не будь она перепаянной буквально в последний момент, вообще отключила бы энергопитание после первого витка. Так чья идея воплотилась? Лично Леонида Ильича Брежнева? Генерального конструктора Королёва? Безвестного «представителя промышленности Николаева»**, перепаявшего схему и, тем самым, давшего жизнь обречённой конструкции? Или, может быть, собаки Лайки, всю жизнь мечтавшей слетать в космос? [с. 221:] Вряд ли у идеи Второго спутника найдётся автор, даже коллективный… А ведь осуществилась, воплотилась великая идея полёта в космос живого существа!

_________

* Порошков В. В., «Хроника важнейших событий создания и работы космодрома Байконур и важнейших событий космической эры», в сб.: «Незабываемый Байконур», М., 1998 г., под ред. Герчика К. В., стр. 114.

** ibid.

Однако вернёмся к тезису о невозможности невоплотимых идей. Вот два отрывка из романа, подтверждающие, как я надеюсь, сказанное мною. Романа, безусловно, знакового для своего времени, который, хотя, по сообщению его издателя, «… был издан во многих странах мира – США, Франции, Германии, Японии и т. д. Прессой был назван одним из бестселлеров восьмидесятых годов», всё же до сих пор, по-моему, ещё не осознан и не оценен должным образом. Первый – о «технических идеях». «Полезли какие-то пластиковые и металлические детали, то ли роторы, то ли куски самолётных турбин, обмотанные колышущимися, истекающими кровью внутренностями животных и людей. И многие механизмы стали являться вывернутыми наизнанку, посыпанные при этом неизвестно чем, но вонючим и гадким. В банках со спиртом возникли машины – автомобили, трамваи, гильотины, сцеплённые с себе подобными, как сиамские близнецы. Самогонные аппараты гнали омерзительную студенистую жижу, в ней трепыхались утопленные щенки, аппараты сейчас же её употребляли. Полугнида-полукатафалк с белыми кистями врéзался в самогонные аппараты и вместе с ними превратился в чёрную жабу с жёлтыми гнилыми клыками и бивнями, обвешанными к тому же ротными миномётами и тёрками на гнутых ручках…»*. Вторая – о идеях «гуманитарных». «Тут были и вурдалаки, и вампиры, и беззубые людоеды, пугавшие в сытые дни мелких мальчиков, и меланхолическое чудо-юдо с оранжевой пеной на стоматитовых дёснах, и фантомасы, и франкенштейны, и недорогие ведьмы-потаскухи с Тирольских гор, и синие мертвецы, защекоченные когда-то русалками, а с ними и дохлые русалки, жертвы промышленных вод, и гневные дармапалы, семиликие, двадцатирукие, многоглазые, опоясанные шкурами тигров, в венцах из людских черепов, в ожерельях из отрубленных голов, кто с мангустой в одной из рук, кто с морковью, и белая, трёхглазая, с огненными волосами, в зелёном диком шарфе [с. 222:] дзамбала, управляющая сумерками, и наглые асуры, и лукавые апсары, танец которых только увидь – жить не захочешь, и какие-то чёрные истуканы, сладострастные пугала с экватора, нервные от почесухи, и унылые псы из подземелий, чьи глаза как плошки, и летающие упыри с вечной слюной, капающей на галстук, плохо завязанный, и мелкие бесенята, приволокшие сковороды таких размеров, что не лишними были бы при них ядерные источники тепла»**.

_________

* Орлов Владимир В., «Альтист Данилов», М., ИПО «Полигран», 1993 г., стр. 247–248.

** ibid., стр. 248.

В чём смысл этих сочетаний? Это – вопрос отдельный. Но могут ли быть воплощены эти сочетания? Сам факт цитирования является ответом – они уже воплощены как художественные тексты. А могут быть и экранизированы. Или воплощены музыкально и даже – не дай Бог! – материально… Хотя почему «не дай Бог!»? И что такое «материально»? Вот, например, две «невероятные» идеи. Первая: «Неразделимое пространственное единство молодой красавицы-брюнетки, причёска которой украшена страусиными перьями, и седой старухи с крашеной прядью». Вторая: «Гордый индеец преклонного возраста и ребёнок в шубке, неразделимые пространственно».

А вот их графическое (а значит и материальное!) воплощение*:


_________

* Wilson R. A., http://tatooine.fortunecity.com/leguin/807//wilson/quantum1.jpg и ibid., quantum2.jpg. {В книге об авторстве этих рисунков не говорилось. История вопроса оказалась довольно запутанной, и даже в наши дни излагается чаще всего неверно, хотя в Сети уже и есть все доступные для выяснения истины источники. Слева в книге – упрощённый (Э. Борингом? – см. ниже) вариант рисунка «Моя жена и моя тёща. Обе на картинке – найди их» (My Wife and My Mother-in-Law. They are both in this picture – Find them) карикатуриста У. Хилла (William Ely Hill, 1887–1962) из журнала «Puck», vol. 78, № 2018, 6 Nov. 1915, p. 11 [en.wikipedia.org/wiki/Edwin_Boring, www.loc.gov/pictures/item/2010652001/], являющийся вариацией либо цветной детской картинки-загадки «Где её бабушка?» (Où est sa grand'mère?) [см.: infotricot.canalblog.com/archives/2008/02/29/8093518.html] из сборника такого рода литографий Les Devinettes D'Èpinal, вып. 3, рис. № 1301 (б/д, XIX век) [people.ds.cam.ac.uk/elw33/articles, ilusionario-blog.blogspot.ru/2012/09/la-ilusion-de-la-mujer-joven-y-vieja.html], имевшей и гравированную монохромную версию, либо немецкой открытки 1888 г. с практически аналогичным монохромным рисунком, не раз повторённым в 1890-х–1900-х в торговых рекламах и открытках в разных странах [psylux.psych.tu-dresden.de/i1/kaw/diverses%20Material/www.illusionworks.com/html/perceptual_ambiguity.html, ilusionario-blog.blogspot.ru/2012/09/la-ilusion-de-la-mujer-joven-y-vieja.html – на последнем испаноязычном ресурсе дан самый подробный обзор темы] (неясно, что именно было первоисточником; сообщают, что открытка «Моя жена и моя тёща» по немецкому оригиналу в 1900-х выходила и в России [nauka.relis.ru/50/0504/50504128.html]). Упрощённый вариант после помещения в 1930 г. в статье психолога Эдвина Боринга «Новый двусмысленный рисунок» (Edwin G. Boring, 1886–1968: А new ambiguous figure. The Amer. Journal of Psychology, vol. 42, No. 3, pp. 444–445, рис. на с. 444, см. [smarteruniversity.com/sta/gameroom/perception/P1.asp]) и, с новыми вариациями и дальнейшим упрощением, в 1935 г. в статье Р. Липера (Robert Ward Leeper, 1904–1986) стал также известен как «Фигура Боринга» [en.wikipedia.org/wiki/Edwin_Boring], хотя нередко под этим названием публикуют и версию с немецкой открытки (полутоновую). О правом рисунке (обычно он приводится в зеркальном виде по отношению к напечатанному в книге и имеет название «Фигура Уилсона») в Сети удалось найти лишь самую скудную информацию: что он давний и один из самых известных в своём жанре, и что он или его проообраз был когда-то напечатан в разделе объявлений «Нью-Йорк таймс» [pubpages.unh.edu/~jds/Undoing%20power.htm]. – Ред.}

         


[с. 223:] И чем же плохо такое воплощение? Кстати, возьмёт ли читатель на себя смелость сказать, что же на самом деле изображено на этих рисунках?

А какой геометрии подчиняется пространство во вселенной на картинах Мориса Эшера? В частности, какой стороной фасада – длинной или короткой – смотровые террасы в его «Бельведере»* смотрят на горную цепь?


_________

* Escher M., http://www.school.net.ru/mag/escher/works/images/belvede.jpg/.


[с. 224:] Итак, надеюсь, ясно, что моя аксиома может быть принята: невоплотимых идей нет. Даже оксюморон может быть воплощён материально! Пример – фарфоровая тарелка «Чёрное солнце» из триптиха Штейнберга на выставке в Кусково*. Белая тарелка, дно которой — чёрное, с золотым ободком и надписью: чёрное солнце. Другой вопрос — какие из них должны быть воплощаемы, при условии наличия у Разума свободы воли? Здесь, по-моему, Разум имеет чёткий ориентир: в первую очередь – истинные. Но что считать критерием истинности? Особенно после размышлений над рисунками… Я точно не знаю. Но путь к такому знанию есть. И я согласен с директором Ватиканской обсерватории Джорджем В. Коином в том, «…что только смирение и свобода духа могут позволить развить в человеческой душе способность распознать истину, в каком бы обличии она не предстала перед ним»**. Смирение чего или смирение с чем? Для меня – это смирение своей гордыни перед данностью мира, и смирение с неизбежностью его несовершенства. И ещё. Смирение с тем фактом, что не всё в нашей воле. Помните описанную О’Генри беседу двух гангстеров на философскую тему после ограбления почтового поезда?

_________

* Штейнберг Э. А., «Триптих», 1991–1992, Центр современного искусства в Москве и Товарищество «Кузнецовский фарфор» в Дулёве, фарфор, надглазурная роспись, крытьё, позолота, выставка «Искусство керамики и стекла», Москва, Кусково, июнь 2000 г.

** Коин Джорж В., «Презентация», в кн.: Фантоли Аннибале, «Галилей: в защиту учения Коперника и достоинства Святой Церкви», пер. с итал. А. Брагина, М., изд-во «МИК», 1999 г., стр. 6.

«Я часто думаю, что было бы со мной, если бы я выбрал другую дорогу.

— По-моему, было бы то же самое, – философски ответил Боб Тидбол. – Дело не в дороге, которую мы выбираем; то, что внутри нас, заставляет нас выбирать дорогу...

Акула Додсон встал и прислонился к дереву.

— Очень мне жалко, что твоя гнедая сломала ногу, Боб, – повторил он с чувством»*.

_________

* О’Генри, «Дороги, которые мы выбираем», в кн.: «Младенцы в джунглях», Санкт-Петербург, 1999, изд-во «Кристалл», стр. 817.

Правда, я, в отличие от Акулы Додсона, верю, что Боливар может выдержать двоих, если оба наездника – люди

[с. 225:] Но что ещё более удивительно, воплощение может осуществляться Разумом и для идей, физически невоплотимых в нашей Вселенной.

Одним из вероятных механизмов такого воплощения может, по моему мнению, являться сон*.

_________

* Природа сна с эвереттической точки зрения более подробно рассмотрена в «Многоликом мироздании. Эвереттическая проблематика» в гл. 4 (http://milkywaycenter.com/ev/ev2.pdf).

Это загадочное состояние Разума, вообще говоря, является, по-моему, многофункциональным. Так, например, я считаю, что сон – это один из способов путешествия по эвереттовскому времени. По моему мнению, машиной времени владеет каждый читатель. Такой машиной для манипуляций с эвереттовским временем является наш мозг, точнее, Разум, использующий для своего функционирования в нашей Вселенной биологическую машину, состоящую из пары килограммов сложных белковых молекул (мозга) и довольно удачной конструкции биоробота, о чём не без гордости говорит авторитет для трети землян: «Мы ведь создали человека из капли, смеси, испытывая его, и сделали его слышащим, видящим»*.

_________

* Коран, Внешторгиздат, Изд. № 1781р, без года, сура 76, стр. 458.

Эта машина функционирует в двух основных режимах – бодрствования и сна. В состоянии бодрствования она принимает решения и формирует свою траекторию в ансамбле Вселенных, а в состоянии сна — свободно блуждает по параллельным мирам с целью оценки эффективности принятых во время бодрствования решений или ещё по какой-то надобности. Вот как говорит об этом Фламмарион: «События нескольких часов и даже нескольких дней могут развернуться в несколько секунд. Вы можете очутиться на много лет назад, в эпоху детства, с лицами, давно умершими, при чём эти дальние воспоминания нисколько не ослаблены. Вы без малейшего удивления встречаетесь во сне с людьми прошлого столетия. Может также сниться о вещах, никогда не случавшихся и невозможных [в нашем мире – Ю. Л.]»*.

_________

* Фламмарион К., «Неведомое» (L’inconnu), Спб., издание А. С. Суворина, 1901 г., стр. 237.

А вот что говорит фактически о том же Р. А. Уилсон: «Нельзя не поразиться тому факту, что, в соответствии с фрейдистскими, юнгианскими и гештальт-терапевтическими методами интерпретации снов, эти альтернативные “я”, иногда вместе с их [с. 226:] альтернативными вселенными, проявляются каждую ночь в наших сновидениях»*.

_________

* Уилсон Р. А., «Квантовая психология», пер. с англ. Я. Невструева, София, 1998 г., изд-во «Янус», гл. 19, http://tatooine.fortunecity.com/leguin/807//wilson/quantum.htm.

Эти блуждания, так же как и процессы ветвления и склейки — безэнергетические. Так что никаких проблем с перемещением бренного тела не возникает. Указанное понимание абсолютно не противоречит, как мне кажется, и традиционной, и принятой здесь трактовке смысла ψ-функции. Но при таких «блужданиях» происходит обмен информацией! Она тоже безэнергетична, и легко может «перетекать» из ветви в ветвь эвереттовского времени. И здесь, как мне кажется, лежат объяснения таких явлений как интуиция, подсознание и прямых широко известных фактов открытий и предсказаний, полученных из состояния сна. (В близкой мне химии – открытие Менделеевым периодической таблицы*, Кекуле – кольцевой формулы бензола. И таким примерам во всех областях истории, науки и искусства «несть числа»).

_________

* С иной точкой зрения (что открытие Менделееым таблицы во сне – это легенда, ничем надёжным не подтверждённая) можно познакомиться в статье Е. Г. Шмуклера в журн. «Химия» № 22/2006 (him.1september.ru/article.php?ID=200602213). – Ред.

При этих «блужданиях» можно забраться в такие «уголки дебрей» времени, которые абсолютно недоступны бодрствующему сознанию.

В качестве примера приведу, может быть не самый яркий, но очень, по-моему, типичный. Знакомясь с экспозицией Костромского музея «Ипатьевский монастырь», я был поражён одним стихотворением и датой его написания – 3 мая 1941 года*. Стихотворение принадлежит Юрию Баранову (1922–1942) и опубликовано (правда, под другим названием) в сборнике документов о погибшем на фронте поэте**. Вот ключевые строфы этого стихотворения:


Скоро мир, что широк и розов,

Превратится в кромешный ад,

Скоро крылья чужих бомбовозов

Голубое небо затмят. [с. 227:]

Озарённые солнцем славы,

Закалённые в дни войны,

Легионы чужой державы

Перейдут рубежи страны...

Позабудьте сказки и были

И не тешьте себя мечтой,

— Войны, все, которые были,

Перед этой будут ничто...

Будет враг разбит и рассеян,

Но какой жестокой ценой!

Долго будет плакать Россия,

Вспоминая великий бой.

Все мы, все погибнем в сраженье.

А годов через сорок пять

Наше светлое поколенье

Будут с гордостью вспоминать.

_________

* Ипатьевский монастырь, Костромской государственный объединённый историко-архитектурный музей-заповедник.

** Баранов Юрий, «Голубой разлив», Дневники, письма, стихотворения. 1936–1942 гг., Ярославль, 1988 г., Верхне-Волжское книжное издательство, стр. 88.

Ещё раз напомню – это написано 3 мая 1941 года 19-летним юношей из города Буя, который погиб в 1942 году и книгу памяти о котором выпустило Ярославское издательство в 1988 году, т. е. подготовка к изданию которой началась как раз «годов через сорок пять» после написания текста стихотворения!

Все эти «совпадения» и «предвидения» абсолютно органично вписываются в представление о том, что Ю. Баранов бессознательно (во время сна) по извилинам эвереттовского времени добирался в далёкое будущее и, возвратившись, сообщил о нём своим современникам. Разумеется, его «не услышали». «Его имя затеряно на страницах ярославских предвоенных газет»*. Но теперь, когда проясняется механизм предвидения, следовало бы повнимательнее присмотреться к другим публикациям и рукописям поэта. И, разумеется, не его одного...

_________

* Дедков Игорь, «Возвращение», в кн.: Баранов Юрий, «Голубой разлив», Дневники, письма, стихотворения. 1936–1942 гг., Ярославль, 1988 г., Верхне-Волжское книжное издательство, стр. 5.

Многофункциональность сна нисколько не мешает считать его также средой для воплощения идей.

Замечу, что воплощение ещё не означает обязательную материализацию, хотя возможны и поразительные варианты имен-[с. 228:]но материальных воплощений. Если сообщения об открытиях Мстислава Романовича Мирошникова не являются ни досужим домыслом, ни каким-то непониманием со стороны корреспондента*, то сообщение об открытии массы души относится именно к таким поразительным воплощениям**.

_________

* За прошедшие годы о работах М. Р. Мирошникова появилось несколько публикаций, которые, однако, не прояснили научный статус его экспериментов.

** Кашницкий Савелий, «Смерть подобна стрижке волос», газ. «Московский Комсомолец», № 248 (21296), 24 декабря 1999 г., стр. 4.

Но вот более типичный случай – музыкальные идеи. Для их воплощения в принципе вообще не нужна никакая материя, музыка живёт в сознании, выплёскиваясь иногда в материальный мир колебаниями воздуха просто потому, что это технически удобно. И мир музыки, органичный и сложный мир, является примером воплощения идей путём включения их в структуру сознания. А математические, а лингвистические идеи? Разумеется, можно (а иногда и необходимо!) пользоваться их материальными воплощениями – меловыми текстами на аудиторной доске, книгами, электронными файлами, но эта необходимость, как правило, всё же техническая. Истинное их воплощение живёт в сознании тех людей, которые их понимают.

А сон Разума, вопреки сложившемуся мнению, порождает не столько чудовищ, сколько «невозможные миры». (Хотя, с психологической точки зрения, это, как видно из цитат из романа Орлова, «одного поля ягоды»). И это было понято уже в «доэвереттовскую» эпоху. Вот поразительная по ясности формулировка Фламмариона: «Между тем, как в бодрствующем состоянии мысль остаётся мыслью, – во сне она превращается в образ, потом в реальное существо или предмет»*. Но это воплощение во сне представлялось чем-то эфемерным, ненастоящим, и всегда выражалось предположительной модальностью типа «будто». «Мне, например (и я не один испытал это), часто снилось, будто я лечу по воздуху на небольшой высоте над какой-нибудь долиной или другим красивым ландшафтом», – пишет Фламмарион**. Интересно то, что побуждаемый этим сном Фламмарион (в досамолётную эпоху, когда ощущение полёта было уделом очень немногих смельчаков-воздухоплавателей) [с. 229:] специально летал на воздушном шаре и отметил, что ощущение полётов во сне и наяву совершенно не совпадают. С точки зрения эвереттовской трактовки мироздания это абсолютно понятно – полёты реально происходят в разных Вселенных с разными свойствами. Понятно, что для воплощения некоторых идей требуемые параметры мироздания могут быть несовместимы с имеющимися «у нас». Некоторые вообще требуют Вселенных, свойства которых не подчиняются даже антропному принципу. И это возможно. Или, вернее, не противоречит духу теории Эверетта. Для таких случаев нужно рассмотреть некоторые развилки на линии Бытия (где-то в её начале, там, где формируются мировые константы и фундаментальные взаимодействия), в которых в тупиковой ветви осуществляются требуемые условия. Там возникает короткая реальность «невозможных условий» сна.

_________

* Фламмарион К., «Неведомое» (L’inconnu), Спб., издание А. С. Суворина, 1901 г., стр. 239.

** ibid., стр. 238.

Следует отметить, что творческие процессы, совершаемые Разумом во сне, имеют продолжение и во время бодрствования. И в бодрствующем состоянии Разум воплощает ряд идей «вне сознания». Таковы, например, процессы создания поэтических образов, которые являются абсолютной реальностью для их создателей — поэтов и, в случае «совпадения настройки» сознания, и для читателей поэтических творений:


Жизнь не медаль, видная нам словом и бюстом.

В жизни есть даль, близкая снам, чуждая чувствам…


А какова «природа» этой дали – видит Поэт* и читатель, камертонно близкий к Поэту в это мгновение…

_________

* Бродский И. А., «Избранные стихотворения», М., изд-во «Панорама», 1994 г., стр. 74.

И ещё одна догадка. Если всякая сущность (материальная ли, идеальная) локализована, т. е. «где-то» находится, то эта среда может быть названа соответствующим пространством. Например, физическое пространство, мыслительное пространство, и т. д. И тогда, по аналогии с физическим пространством, возникает вопрос о его «геометрии». После работ Эйнштейна принято считать, что геометрия реального физического пространства риманова. А в мыслительном пространстве? Можно [с. 230:] предположить, что существуют мыслительные (также как, впрочем, и физические) пространства с различной геометрией. И в мыслительном пространстве с неевклидовой геометрией Лобачевского, когда кривизна пространства делает его подобным раструбу старинного граммофона, можно представить ситуацию, когда прирост знания приводит к непропорционально большему приросту незнания. Знаменитая фраза из Екклесиаста (I, 17–18): «И предал я сердце моё тому, чтобы познать мудрость и познать безумие и глупость: узнал, что и это – томление духа; потому что во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь»*, как бы подразумевающая пропорциональность мудрости познания и печали о непознанном, будет для них просто неверной, а главное – эмоционально слабой.

_________

* Библия, издательство «Библейские общества», М., 1993 г., стр. 618.

Интересна и такая грань приведённой аналогии. В физическом пространстве с локализованным телом гравитация этого тела изменяет геометрию пространства. Нет ли аналогичного эффекта в пространстве мыслительном, когда значительная в интеллектуальном плане личность деформирует его и изменяет геометрию настолько, что становится возможным при расширении объёма знаний действительно приближаться к Абсолюту? Личность деформирует пространство в сферу, а при движении по сфере от экватора к высоким широтам параллели стягиваются в точку полюса...

Ещё один аспект механизма воплощения идей. До сих пор мы обсуждали взаимно однозначные воплощения. А всегда ли это так?

У Владимира Набокова есть такое рассуждение о возможностях и результатах воспроизведения объективной действительности сознанием в рамках литературной работы. Очевидно, что эти возможности и результаты распространяются на более широкое поле – поле коммуникации гуманоидных сознаний. Герой этого отрывка рассуждает о творчестве своего брата – известного писателя. «Я не в состоянии воспроизвести его стиль, потому что стиль его прозы был стилем его мышления, а оно было головокружительной чередой зияний, которых не собезьянничать, потому что их всё равно надо чем-то заполнять, тем [с. 231:] самым упраздняя. Но когда я встречаю в книгах Себастьяна след впечатления или чувства, сразу же воскрешающий, скажем, некую игру света в некоем определённом месте – картину, оказывается, запавшую помимо воли в память нам обоим, – то начинаю надеяться, что пусть мне далеко до его таланта, всё же выручит меня не что иное, как наше явное психологическое сродство»*.

_________

* Набоков Владимир, «Истинная жизнь Себастьяна Найта», Харьков – Москва, 1998 г., изд-ва «Фолио» и «Фирма “Издательство АСТ”», стр. 33–34 [пер. с англ. А. Горянина и М. Мейлаха. – Ред.].

Что следует из этого наблюдения героя Набокова? Некогда существовавшая «игра света в некоем определённом месте», будучи конкретным материальным воплощением определённых физических идей интерференции, поглощения и отражения света, неразрывно связана и с некоей вербализуемой художественной идеей. Последняя воплощена в двух формах – Себастьяном Найтом и его братом. Обе формы достаточно сильно различаются, о чём свидетельствует один из творцов одного из воплощений этой вербализуемой художественной идеи. Но оба воплощения идентичны с породившей их идеей, иначе они не воскресили бы одно и то же памятное событие в разных сознаниях.

Таким образом, следует признать, что субъективно различные воплощения могут быть объективно идентичными.

Примеры подобного рода можно умножить. Например, тривиальная идея стула. Каких только её воплощений не приходит на ум, когда начинаешь пристально копаться в памяти! И колченогий деревенский, и плетёный дачный, и строгий канцелярский и вычурный дворцовый и даже странный стул из апартаментов гр. Шереметьева в Кусково, сидеть на котором явно было либо физически, либо морально неудобным, поскольку взаимная ориентация квадратного сиденья и подлокотников у него такова, что при нормальном сидении между ног всегда оказывается один из углов квадрата. А пенёк на полянке? А уступ на скале?..

Короче говоря, приведённые примеры свидетельствуют о невозможности однозначного воплощения по крайней мере некоторых идей.

Значит ли это, что приведённые выше примеры, свидетельствующие о невозможности существования невоплотимых идей, [с. 232:] неверны? Конечно же, нет! Это как раз тот случай, о котором ещё в «Необходимом предуведомлении» было сказано, что в случае возникновения логических противоречий жизнь разрешает их диалектически. Невоплотимые и неизбежно воплотимые идеи – это крайности, которые в чистом виде невозможны. Диалектика разрешает это противоречие просто – всякое конкретное воплощение «несовершенно», как и всякое измеренное значение математически трансцендентной физически значимой величины. Частным случаем такого логически противоречивого воплощения является воплощение физического времени, о чём подробнее говорилось в Приложении 2 «Сингулярности и k-числа». Общая же ситуация может быть выражена так: всякая идея трансцендентна в любом «пространстве воплощения». Поэтому всякое воплощение, будучи «конечным», воспроизводит только часть потенциальных возможностей идеи. Этим же объясняется бесконечное разнообразие форм воплощения любой идеи, а степень общности конкретных воплощений определяется «количеством значащих цифр», реализованных в данном воплощении. Разумеется, в «мироздании по Эверетту» вся совокупность воплощений реализуется значительно легче, чем в «нашем физическом мире».

Какое значение всё это имеет (если имеет…) «для практических целей»? Может быть – никакого, а может быть – решающее. Всё зависит от характера этих целей и лица, их добивающегося…

Итак, стремление идей к воплощению может быть осуществлено в мироздании, построенном по Эверетту, в большей степени, чем в «традиционном». Является ли последнее утверждение аргументом в пользу теории Эверетта, или в пользу стремления идей к воплощению, или же и то, и другое – плод воображения автора, судите сами.

Но предварительно – рекомендую! – освежите в памяти знаменитую книгу С. Лема «Сумма технологии», особенно такие её разделы как «Фантомология»* и «Сотворение миров»**. Однако при обращении к этой книге Лема нужно учитывать две вещи, связанные с историческими обстоятельствами. Во-[с. 233:]первых, авторской установкой, или как он сам определил, лейтмотивом, был лозунг «Догнать и перегнать Природу!»***. А это значит, что её автор стоял на глубоко антропоцентристских позициях, свойственных интеллигенции того времени, которые, к тому же, были украшены кибернетическим романтизмом. Во-вторых, он был вынужден постоянно демонстрировать «правильную» идеологическую позицию, что было трудно и не всегда удавалось. Если бы он не одевал многие свои мысли в «марксистские» и «атеистические» одёжки, книга просто не была бы напечатана в то время. (Хотя порой бывает трудно отрешиться от впечатления, что некоторые из этих одёжек срослись с самими мыслями). Оба обстоятельства затрудняют понимание этой очень серьёзной работы. Но преодолеть эти затруднения стоит...

_________

* Лем Станислав, «Сумма технологии», М., 1968 г., изд-во «Мир», стр. 268–308.

** ibid., стр. 325–397.

*** ibid., стр. 20.

При вынесении вердикта нельзя забывать и о таком исходе, о котором ещё в 1734 году предупреждал Дж. Беркли (знаменитый английский философ, прозорливо, на мой взгляд, указавший на зависимость существования физического мира от процесса мышления): «... я постараюсь особливо пояснить, как это может быть, и показать, как ошибка может породить истину, хотя и не может породить науку»*.

_________

* Беркли Дж., «Аналист, или рассуждение, обращённое неверующему математику...», пер. А. П. Юшкевича, в кн.: «Хрестоматия по истории математики», под ред. А. П. Юшкевича, М., изд-во «Просвещение», 1977 г., стр. 153.

Так что существует множество истин, не пересекающееся с множеством научных теорий. Может быть, и моя гипотеза о стремлении идей к воплощению, о трудностях, возникающих при этом у нас, людей, а также о сне, в котором многое становится возможным – из того же множества? Во всяком случае, я имею возможность опереться в этом на поддержку Горбунова (и ответить ему тем же в споре с его вечным оппонентом Горчаковым) из известного цикла стихов Поэта:


«А что есть сон?» «Основа всех основ».

«И мы в него впадаем, словно реки».

«Мы в темноту впадаем, и хренов

твой вымысел. Что спрашивать с калеки!» [с. 234:]

«Сон выход из потёмок». «Горбунов!

В каком живёшь, ты забываешь, веке.

Твой сон не нов!» «И человек не нов».

«А человек есть выходец из снов».

«И что же в нём решающее?» «Веки.


Закроешь их и видишь темноту».

«Хотя бы и при свете?» «И при свете…

И вдруг заметишь первую черту.

Одна, другая… третья на примете.

В ушах шумит и холодно во рту.

Потом бегут по набережной дети,

И чайки хлеб хватают на лету…»

«А нет ли там меня, на парапете?»

«И всё, что вижу я в минуту ту,

реальнее, чем ты на табурете».*

_________

* Бродский И. А., «Избранные стихотворения», М., изд-во «Панорама», 1994 г., стр. 157.



[с. 235:]

Приложение 11



Чаадаев и Эверетт



То, что Чаадаев связан в нашем восприятии с Пушкиным и Онегиным, а вовсе не с Эвереттом – банальный факт российского менталитета. Но, оказывается, в подлиннике не «Второй Чадаев, мой Евгений...», а «Второй ***, мой Евгенiй...»*. Нет фамилии. Есть «звёздочки». Но не поддайтесь идеологической аберрации. Не подумайте, что, дескать, это сейчас Чаадаев – гордость русской культуры, а в те времена – опальный вольнодумец, а потому вместо его фамилии звёздочки. Просто в прижизненном издании по какой-то не вполне ясной причине некоторые сомнительные фамилии были заменены звёздочками — и известный Каверин и мало что говорящий современному читателю Проласов**, который и реальным человеком вряд ли был – скорее это просто придуманный персонаж***. Но почему-то заменили и его. А вот «Фонвизинъ, другъ свободы»**** – оставлен.

_________

* Пушкин, «ЕВГЕНIЙ ОНГИНЪ, романъ въ стихахъ», сочиненiе Александра Пушкина, изд. третье, Санктпетербургъ, 1837 г., (факсимильное издание б/г), стр. 17.

** Пушкин А., «Золотой том», Собрание сочинений, М., 1993 г., Издательский дом в Москве «Имидж», стр. 186.

*** Безносов Э. Л., Частное сообщение от 12.01.00.

**** Пушкин, «ЕВГЕНIЙ ОНГИНЪ, романъ въ стихахъ», сочиненiе Александра Пушкина, изд. третье, Санктпетербургъ, 1837 г., (факсимильное издание б/г), стр. 12.

Впрочем, мы, кажется, отвлеклись...

Знаменитые «Философические письма» П. Я. Чаадаева (кроме первого, которое и послужило причиной гонений и на философа, и на его публикаторов) никогда при его жизни не публиковались. Более того, даже время их написания было установлено только при первой публикации второго – восьмого писем в 1934 году Д. Шаховским. Он, в частности, обнаружил, что четвёртое письмо, содержащее важнейшие, на мой взгляд, ес-[с. 236:]тественноисторические материалы, было написано в июле 1830 года*. Что с ним было дальше? «Философические письма, отобранные у П. Я. Чаадаева официальными (правительственными) инстанциями, были подвергнуты закрытой, внутренней рецензии. Рецензент – князь Э. П. Мещерский…»**. Главное, что обнаружил рецензент: цель этих сочинений более религиозная, нежели политическая. Очень жаль, что тогда не была проведена и «естественнонаучная» экспертиза. Впрочем, что жалеть о невозможном даже в эвереттовском понимании хода истории! Тогда ещё некому было понять смысл некоторых высказываний Чаадаева. Таким образом, всё, что философ мог и хотел сообщить просвещённой аудитории, пролежало «в столе» 104 года! И никакого влияния на развитие науки не оказало. Аналогичная история произошла и на рубеже веков, в 1893–1896 гг. Тогда из-за сословных и националистических предрассудков работы князя Б. Б. Голицына, находившиеся в «двух шагах» от квантовых формулировок в теории излучения абсолютно чёрного тела, были буквально затоптаны «разночинцами» и «патриотами» и не получили должного завершения. Для тех, кто захочет обратиться к поучительным подробностям этой «разборки», рекомендую обратиться к статье, в которой раскрывается «значимость титула Б. Голицына для судьбы фундаментальной физической теории – теории абсолютно чёрного тела, и более того, для судьбы квантовой механики…»***. Неким эвереттовским духом веет также от опубликованной переписки князя Б. Б. Голицына с А. А. Фридманом****, в которой речь идёт среди прочего (главным образом военных новостей, ибо письма Фридмана – это письма прапорщика действующей армии с фронта) о проблемах геофизики, в которых Голицын, после вынужденного разрыва с квантовой механикой, стал крупнейшим специалистом. А если бы Голицын остался «при кван-[с. 237:]тах»? Какого зигзага в истории квантовой механики можно было бы ожидать от совместных усилий таких умов?

_________

* Шаховской Д., «П. Я. Чаадаев – автор “Философических писем”», в сб.: Литературное наследство, Журнально-газетное объединение, т. 22–24, М., 1934 г., стр. 14.

** Судьин Г. Г., «А. С. Пушкин как оппонент П. Я. Чаадаева», «Вестник Московского университета. Серия 7. Философия», 1999 г., № 5, стр. 3–4.

*** Лебедев Ю., «Столетов – Голицын. Спор или поединок?..», «Знание – cила», 1991 г., № 4, стр. 82.

**** Фридман А. А., «Избранные труды», М., 1966 г., изд-во «Наука», 462 стр.


Чего же лишилась научная мысль в результате «чаадаевской истории», этой типичной, как мы видим, по крайней мере, для России, политической интриги?

Вот цитата из четвёртого письма: «... астрономы, удостоверившись, что тела небесные подлежат закону тяготения и что действия этого закона могут быть вычислены с точностью, превратили всю систему мира в геометрическую задачу, и теперь самый общий закон природы воспринимают при помощи некоторого рода математической фикции, под одним именем Притяжения или Всемирного Тяготения. Но есть ещё другая сила, без которой тяжесть ни к чему бы не послужила: это Начальный толчок, или Вержение. Итак, вот две движущие силы природы: Тяготение и Вержение»*. Что такое тяготение – ясно. И его роль в системе мировых сил Чаадаев понимал чётко: «С первого взгляда кажется, будто все силы природы сводятся к всемирному тяготению; а между тем эта сила природы отнюдь не единственная; и именно поэтому закон, которому природа подвластна, имеет, на наш взгляд, такой глубокий смысл. Само по себе притяжение не только не объясняет всего в мире, но вообще ничего ещё не объясняет. Если бы оно одно действовало, то вся вещественность обратилась бы в одну бесформенную и косную массу»**.

_________

* Чаадаев П. Я., «Статьи и письма», М., изд-во «Современник», 1989 г., стр. 82–83.

** ibid., стр. 82.

А вот что такое Вержение? Начальный толчок – термин расплывчатый, «нефизический», под ним можно предположить и тривиальный для XIX века смысл «Акт Творения». Комментируя это место перевода (а подлинник письма написан на французском языке), Д. Шаховской пишет: «Словом “вержение” передаётся французское слово “projektion” подлинника; под этим термином Чаадаев разумеет силу удара, сообщённую движущемуся телу тем, кто или что приводит тело в движение. Русский термин заимствован здесь из современного Чаадаеву перевода, предназначенного для “Телескопа”. Слово это помещено и в “Словаре русского языка” Академии наук, хотя и не в этом точно [с. 238:] значении, но весьма схожем»*. После консультации со специалистами по русскому языку стало ясно, что Шаховской имел в виду «Словарь Академiи Россiйской». Сегодня языковая ситуация тех лет отражена в «Словаре русского языка XI–XVII вв.». И там сказано, что Вержение есть существительное от глагола «веречи»**. А глагол веречи толкуется как «бросить»***. Значит Вержение – это Бросание. Но всё же, учитывая замечание Д. Шаховского о каком-то ином значении слова «вержение», а также поскольку и сам Пушкин был не чужд педантизма: «Хоть и заглядывалъ я встарь/ Въ Академическiй Словарь»****, последуем его примеру и заглянем в словарь. Что же там говорится по поводу слова «вержение»? «Вержéнiе» – это «Бросокъ, швырокъ чего;»*****. Такое толкование более экспрессивно, но – прав Д. Шаховской – сути действительно не меняет. А что говорят словари о французском подлиннике вержения?

_________

* Чаадаев П. Я., «Философические письма», в сб.: Литературное наследство, Журнально-газетное объединение, т. 22–24, М., 1934 г., стр. 70.

** Словарь русского языка XI–XVII вв., вып. 2 (В – Волога), М., 1975 г., изд-во «Наука», стр. 88.

*** ibid., стр. 87.

**** Пушкин, «ЕВГЕНIЙ ОНГИНЪ, романъ въ стихахъ», сочиненiе Александра Пушкина, изд. третье, Санктпетербургъ, 1837 г., (факсимильное издание б/г), стр. 18.

***** Словарь Академии, «Словарь Академiи Россiйской по азбучному порядку расположенный», ч. 1, А–Д, Спб, 1806 г., столб. 444.

Оказалось, что либо сам Чаадаев, либо Шаховской, либо просто наборщик ошиблись – во французском языке, начиная, по крайней мере, с конца XVIII века, это слово пишется как projection. Обращаюсь к старинным французским толковым словарям. К сожалению, доступными для работы оказались не все. Очень жаль, в частности, что не удалось посмотреть Роттердамский словарь 1663 года* из-за того, что над хранилищем РГБ (бывшая «ленинка»), где он находится, протекла крыша. Этот раздел фонда закрыли. Говорят, что года на два**. Но всё же два вполне солидных словаря «дали показания». И какие показания! Выяснилось, что в современном языке сохранились далеко не все значения слова projection, которые были известны Чаадаеву. Более того, из современного языка исчезло первое значение, даваемое и «Большим словарём» [с. 239:] 1772 года*** и «Академическим» 1798 года****. А это значение, сформулированное практически одинаково в обоих словарях, в моём переводе звучит так: «Химическая операция, которая состоит в метании содержимого ложки с некоей порошковой материей в тигель, помещённый в пылающие уголья, каковая материя подвергается там прокаливанию. Порошок, о котором суть речь, является тем порошком, с помощью которого алхимики предполагают превращать металлы в золото»*****. Такое толкование сразу усиливает провидческую глубину чаадаевской мысли. Ведь именно ЭТО он, а не переводчик и, тем более, современный читатель, вкладывал в слово Вержение. И то, что Гамов потом назвал Большим взрывом, проглядывается в чаадаевском Вержении с очевидной поэтической силой и научной прозорливостью. И Бросок, и Жар, и Свет и даже ядерные Трансмутации! Что ещё нужно было сказать в 1834 году для того, чтобы направить мысль на рассмотрение физических условий возникновения Вселенной? Современный же словарь****** даёт только «бросание», «метание»! А это значит, что перевод должен делаться с учётом языковых реалий, близких Чаадаеву, и по смыслу введённый Чаадаевым термин весьма близок к современному взрыв. И Начальный толчок – это Большой Взрыв. Таким образом, Чаадаев правильно предчувствовал главную коллизию современной космологии – соотношение «сил» Всемирного Тяготения и Большого Взрыва. И в своём прозрении он предвосхитил дискуссии, развернувшиеся между Эйнштейном и Фридманом, между Хабблом и Хойлом, дискуссии, разгоревшиеся совсем незадолго до того момента, как рукописи Чаадаева после векового лежания «в столе» были извлечены на свет. Впрочем, даже и их публикация не смогла придать идеям Чаадаева статуса научных аргументов. К этому моменту уже не стало и Фридмана (он умер в 1925 году), а Эйнштейн вряд ли интересовался советскими литературоведческими изданиями. Но [с. 240:] вот будущий автор самого термина Большой Взрыв – ученик А. Фридмана Г. Гамов – вполне мог бы воспользоваться «подсказкой» Чаадаева, если бы не «обстоятельства времени», заставившие его покинуть СССР*******. Так что не воспользовался. Если бы Гамов знал об идеях Чаадаева, он мог бы выдвинуть свою идею горячей Вселенной и раньше. Хотя последнее утверждение и противоречит мнению специалиста-историка: «Одно из трёх его мировых достижений называется “Большой Взрыв” – “Big Bang”, на языке страны, принявшей физика-невозвращенца в 1934 году. Под этим названием известна космологическая модель, родившаяся в 40-е годы чтобы объяснить химическое разнообразие нашей Вселенной.

_________

* Arsy, Jean Louis d´, «La grand dictionnaire français», Rotterdam, 1663.

** Постоянство некоторых российских реалий поразительно! Сегодня, в 2014 году, я по той же причине не смог получить в РГБ сборник трудов Уральского филиала АН СССР со статьями Н. В. Тимофеева-Ресовского!

*** Vocabulaire, «Le Grand Vocabulaire François», Tome vingt-troisiěme, Paris, M.DCC.LXXII, p. 354.

**** Dictionnaire, «Dictionnaire de L´Académie Françoise, revu, corrigé et angamenté par L´Académie elle-męme», Tome second, L – Z, Paris, 1798, p. 374.

***** ibid.

****** Потоцкая В. В., Потоцкая Н. П., «Французско-русский словарь», М., изд-во «Русский язык», 1978 г., стр. 489.

******* Здесь автором допущена ошибка – Георгий Гамов предложил идею горячего сверхплотного вещества в начальной фазе возникновения нашего физического мира, а автором термина «Большой Взрыв» (Big Bang) был Фред Хойл, идейный противник Гамова. В 1949 году он употребил это словосочетание для характеристики модели Гамова в лекции, в которой он отстаивал свою идею стационарной Вселенной и «непрерывного творения вещества».

Приходится признать, что вряд ли эта модель могла появиться раньше, даже если бы студент Гамов имел возможность учиться у профессора Фридмана гораздо дольше, чем позволила история. И не из-за пристрастного отношения казённой советской идеологии к релятивистской космологии, или мега-физике. А потому что прежде должна была развиться, созреть микрофизика»*. Но я остаюсь при своём убеждении – знакомство с идеями Чаадаева могло помочь Гамову быстрее придти к теории Большого Взрыва.

_________

* Горелик Г. Е., «Джорж Антонович Гамов (1904–1968)», http://www.accessnet.ru/vivovoco/VV/PAPERS/NATURE/GORELIK1.HTM#4.

Впрочем, что гадать о несбывшемся! Теория Эверетта успокаивает нас тем, что в какой-то совсем недалёкой параллельной Вселенной тамошний Георгий Гамов – 30-летний самый молодой в истории АН СССР чл.-корр. – заходит в знаменитый Дом книги на Невском, случайно берёт в руки том только что вышедшего «Литературного наследства» и читает: «Нам известно притяжение во множестве его проявлений; оно беспрестанно обнаруживается перед нашими глазами; мы его измеряем; мы имеем о нём знание вполне достоверное. Всё это, как вы видите, точно соответствует представлению, которое мы имеем о нашей собственной силе. О Вержении мы знаем только его абсолютную необходимость...»*. Гамов задумывается: «Что это за Вержение?»**.

_________

* Чаадаев П. Я., «Философические письма», в сб.: Литературное наследство, Журнально-газетное объединение, т. 22–24, М., 1934 г., стр. 42.

** В академическом издании «Философических писем» (Чаадаев П. Я., ПСС, Т. 1. М.: Наука, 1991 г.) переводу слова projection небуквальным «отталкивание» также посвящено развёрнутое примечание. Свой вариант редакция аргументирует тем, что Чаадаев вкладывал в слово projection двойной смысл, который, в терминах современной космологии, можно назвать совокупностью понятий Большого взрыва (первотолчок) и тёмной энергии (сила, неотрывная от тяготения и противостоящая ему). – Ред.

[с. 241:] А дальше было то, что «в тамошней» «Популярной Энциклопедии истории науки» описывается так: «Георгий Гамов, после ознакомления с идеями Чаадаева, в 1937 году в Ленинграде выдвинул космологическую теорию Большого Взрыва. Эта теория стала продолжением большого цикла работ отечественных физиков, начатых основателем квантовой механики князем Б. Голицыным, и привела к триумфу идей Хью Эверетта». Поскольку последнее имя набрано курсивом, ищем отсылку и находим: «Хью Эверетт III, родился в 1930 году. Получил образование химика-технолога… Несмотря на скрытое противодействие авторитета Бора сумел завоевать признание среди физиков нового поколения и стал Нобелевским лауреатом… Когда Эверетт читает лекции по квантовой механике в Университете г. Остина, штат Техас, то служитель снимает со стены табличку: “Курение строго запрещено!”, и Эверетт, окутанный клубами дыма, словно средневековый алхимик, только что совершивший projection, экспрессивно размахивая огромной сигарой, резким и пронзительным голосом творит трансмутацию слов в новые Вселенные. Слушатели перебивают его речь вопросами, отчего все творимые Вселенные получаются совершенно различными, но в одном они неизменно схожи – каждая содержит любимый Эвереттом “Кадиллак” с гудками на разные голоса…» Среди авторов этой заметки в энциклопедии можно обнаружить и Прайса*.

_________

* Price Michael Clive, «The Everett FAQ», February 1995, http://www.hedweb.com/everett/everett.htm.

Кто поможет найти отсутствующую в моей библиотеке «Популярную Энциклопедию истории науки»? Согласен на любое из её многочисленных изданий, начиная с 200k года*.

_________

* Тот вариант тома этой энциклопедии, который посвящён эвереттике – иерусалимское издание 2057 года – прошу не предлагать. Сегодня он доступен всякому желающему по адресам:

http://litgraf.com/detail.html?book=72

http://www.amazon.com/Vselennye-Russian-Pavel-Amnuel/dp/1503229807/ref=sr_1_1?s=books&ie=UTF8&qid=1416829518&sr=1-1&keywords=amnuel



[с. 242:]

Приложение 12



Фоменковщина или фоменкизм?



Сейчас активизировалась дискуссия по поводу «длинной» и «короткой» шкалы исторических датировок. Вот, как мне кажется, наиболее взвешенная официальная точка зрения на понятие времени в современной истории. «Задача учёного, применяя слова поэта А. Т. Твардовского, писать, чтобы “ни убавить, ни прибавить. Так это было на земле”. Вряд ли кто с этим станет спорить. Лишь такой подход к истории обеспечивает ей действительную познавательную ценность. Не бывает на свете двух правд. То или другое историческое событие протекало лишь однажды и только так, как оно протекало в реальной жизни»*. Отсюда мораль – в свете эвереттовского понимания времени неправы обе хронологии, ибо обе они придерживаются принципа линейного исторического времени, изложенного столь точно и доходчиво профессиональным историком Преображенским.

_________

* Преображенский А. А. «История раскрывает тайны», М., 1991 г., изд-во «Детская литература», стр. 5.

С точки зрения изложенных соображений в этой дискуссии принципиально неправы обе стороны. Дело в том, что каждая из них отстаивает свою версию линейной Истории, тогда как из теории Эверетта с очевидностью следует «кустисто-корневой» характер её структуры, к тому же структуры живой и меняющейся. И эта аналогия гораздо глубже, чем может показаться с первого взгляда. Как было отмечено выше, в главе «Историческая стрела времени», «история всегда неоднозначна», что на языке рассматриваемой аналогии означает – и крона (будущее) и корневая система (прошлое) конечны по объёму. Причинно-следственная цепочка не может быть продлена ни в будущее, ни в прошлое достаточно далеко. С точки [с. 243:] зрения такой аналогии всё сказанное здесь об Истории является только комментарием к образу Древа Познания добра и зла, того самого, о котором сказано: «... что дерево хорошо для еды и что услада оно для глаз, и вожделенно это дерево для развития ума…»*. В свете этой аналогии видна поистине неисчерпаемая глубина древнего текста.

_________

* Тора, Иерусалим–Москва, изд-во «Шамир» – «Арт-Бизнес-Центр», 1993 г., стр. 23.

Несмотря на ошибочность постулатов любой версии «линейной Истории», явно положительным результатом обсуждения хронологических вопросов является привлечение внимания исследователей к альтернативным цепочкам исторических фактов, обсуждающимся в ходе борьбы.

Коснусь бурного, хотя и не очень чистого обсуждения в Интернете и в средствах массовой информации конкретных работ Анатолия Тимофеевича Фоменко и его группы. Очевидно, что вместе с грязной водой – а её накопилось, к сожалению, очень много – есть опасность выплеснуть (а как это делается, видно из действительно очень остроумного памфлета Кира Булычёва*) и вполне жизнеспособного ребёнка – среди результатов, полученных группой Фоменко, есть, на мой взгляд, весьма важные. Так, совершенно очевидно, что группой Фоменко действительно установлена слабая доказательность многих периодов традиционной хронологии, выявлены и возможные источники её искажений — от отсутствия надёжных и достоверных «внеисторических» методов датировки до недобросовестности некоторых важных, а порой и уникальных письменных исторических источников. (Очень важным, на мой взгляд, обстоятельством, определяющим длину корневой системы истории, является наличие систематических письменных свидетельств, что также отмечается группой Фоменко.) Кроме того, группа разработала действительно новые методы анализа исторической информации – от астрономических (очень профессиональная и, по-моему, добросовестная работа по датировке «Альмагеста») до статистических. В связи с этим всякий, кто берётся судить о теории Фоменко серьёзно, должен не полениться и [с. 244:] прочитать хотя бы небольшую по объёму, но основополагающую для теории книжку, изданную мехматом МГУ**.

_________

* Пуркинэ Свен Томас, «Исторические заметки», «Химия и жизнь – XXI век», № 1, 1999 г., стр. 10–11.

** Фоменко А. Т., «Критика традиционной хронологии античности и средневековья. (Какой сейчас век?)», М., 1993 г., изд-во МГУ, 204 стр.

Поскольку астрономический аспект теории Фоменко является одним из её краеугольных камней, нельзя не высказаться относительно разбора «Альмагеста». Не имея возможности подробного изложения обширной работы по «Альмагесту», отмечу только одно, не самое важное, но очень психологичное обстоятельство. «Альмагест» не мог быть составлен во II в. н.э. (традиционная хронология). Каталог начинается с Полярной звезды, что естественно сегодня, и было бы естественно и тысячу лет назад, когда она – ближайшая к полюсу мира. Но «…во II в. н. э. Полярная была существенно дальше от Северного полюса, чем β Малой Медведицы! [Курсив в оригинале]»*. Это, вообще-то, частность. Доказательства авторов гораздо более серьёзны. Но они могут быть понятны только профессионалам-астрономам, а этот факт – из факультативных дополнений к тексту книги – должен заставить, по крайней мере, серьёзно отнестись к проверке основных астрономических доказательств в выполненной авторами работе тех критиков, которые считают «фоменок» воинствующими дилетантами.

_________

* Калашников В. В., Носовский Г. В., Фоменко А. Т., «Датировка звёздного каталога “Альмагеста”. Статистический и геометрический анализ», М., изд-во «Факториал», 1995 г., стр. 269.

Вероятно, в разработанных методах есть и ошибочные. Например, одним из серьёзных исходных пунктов, послуживших толчком к возникновению теории Фоменко, являются необъяснимые современной теорией особенности движения Луны. По этому поводу я нашёл довольно серьёзные соображения в «антифоменковской» статье Ю. Н. Авсюка под язвительно-ироничным названием «Грозит ли древним грекам депортация в средневековье?»*. Согласно автору этой статьи, в 1936 году датский сейсмолог Инга Леманн предложила модель строения Земли, в соответствии с которой центральное ядро является твёрдым шаром, плавающим в расплаве жидких пород. В связи с этим при действии приливных сил в системе Земля – [с. 245:] Луна – Солнце возникает дополнительная степень свободы: возможность перемещения твёрдого ядра Земли в расплаве. Это существенно усложняет картину движения Земли и Луны и позволяет надеяться, что обнаруженные невязки в летописных описаниях древних затмений могут получить альтернативное фоменковскому объяснение. Но говорить об альтернативе рано – модель Земли по Леманн ещё не достигла той степени количественного совершенства, чтобы на её основе вводить поправки в теорию затмений. А от себя замечу, что если бы не теория Фоменко, г-н Авсюк вряд ли мог рассчитывать привлечь общественное внимание к теме своего сообщения.

_________

* Авсюк Ю. Н., «Грозит ли древним грекам депортация в средневековье?», «Химия и жизнь – XXI век», № 11, 1998, стр. 52– 55.

Итак, в теории Фоменко наверняка имеются и другие ошибки кроме уже указанной принципиальной, делающей её неверной в целом. Но это не значит, что там не может быть и прорывов, «частных» успехов также принципиального характера.

Неожиданный для себя аргумент в пользу короткой хронологии я обнаружил в статье С. П. Капицы. Он пишет: «Предположим, что человечество в прошлом удваивалось за те же 40 лет, что и сегодня… Тогда 32 поколения, или 40•32 = 1280 лет назад, в VII веке, за двести лет до крещения Руси, все мы могли произойти от Адама и Евы! Даже если увеличить время удвоения в десять раз, этот момент отодвинется к началу неолита, когда в действительности жило около 10 миллионов людей»*.

_________

* Капица С. П., «Рост населения Земли и его математическая модель», http://nauka.relis.ru/01/9803/01803054.htm.

Всё сказанное вовсе не означает, что я сильно сочувствую идеям «фоменок» (так их называют на интернетовском сленге). Очень многое у меня лично вызывает неприятие. В качестве примера приведу одну из гипотез, лично мне кажущуюся просто нелепой. Говоря об отношениях, которые складывались между основными конфессиями, авторы новой хронологии утверждают, что «основные церковные силы православия, католицизма, мусульманства и иудаизма не смогли сойтись друг с другом в решении сохранить прежнее название ИЕРУСАЛИМ...»*. Здесь от себя замечу, что как-то слабо себе представляю тот «форум» (он же «съезд», «кагал», «собор» и т. п.), на [с. 246:] котором мог бы вообще обсуждаться подобный вопрос. Но, по мнению авторов, такое обсуждение где-то всё-таки состоялось, поскольку «В конце концов, “чтобы никому не было обидно”, негласно договорились лишить Царь-Град одного из его наиболее знаменитых древних имён – Иерусалим. И присвоили его небольшому селению Эль-Кудс на территории современной Палестины... Так появился на картах мира современный Иерусалим. Произошло это, вероятно, в XVII–XVIII веках. А постройка здесь многих “иерусалимских древностей” относится, по-видимому, к началу XIX века, когда Египет был завоёван Наполеоном...»**.

_________

* Носовский Г. В., Фоменко А. Т., «Реконструкция всеобщей истории. Новая хронология», М., 1999 г., Финансовый издательский дом «Деловой экспресс», стр. 480.

** ibid., стр. 481.

Я видел раскопки в современном Иерусалиме, в его историческом центре. Культурный слой там достигает 10 и более метров. И это – результат какого-то «сговора» 200–300-летней давности???

Конечно, существуют и другие эмоционально очень убедительные свидетельства справедливости если и не всей официальной хронологии, то, по крайней мере, её важного элемента – римской истории, связанные с нумизматикой. Например, в очень солидной монографии, посвящённой римским монетам императорского периода*, находятся две ссылки на Гая Светония Транквилла. Последовав рекомендациям автора монографии, у Светония в жизнеописании Божественного Августа можно прочитать: «В бытность свою в Аполлонии он поднялся с Агриппой на башню к астрологу Феогену. Агриппа обратился к нему первый и получил предсказание будущего великого и почти невероятного; тогда Август из стыда и боязни, что его доля окажется ниже, решил скрыть свой час рождения и упорно не хотел его называть. Когда же после долгих упрашиваний он нехотя и нерешительно назвал его, Феоген вскочил и благоговейно бросился к его ногам. С тех пор Август был настолько уверен в своей судьбе, что даже обнародовал свой гороскоп и отчеканил серебряную монету со знаком созвездия Козерога, [с. 247:] под которым он был рождён»**. А в жизнеописании Тиберия находим: «... дошли до того, что смертным преступлением стало считаться, если кто-нибудь... приносил монету или кольцо с его изображением в отхожее место или в публичный дом...»***. После этого возвращаемся к монографии и из неё узнаём, что «все эти сообщения перекрываются нумизматическими материалами»****. После такого сравнительного чтения у меня лично всякие гипотезы о том, что «кто-то», «где-то», «как-то» мог перепутать или подделать в рукописях Светония, в связи с чем подлежит сомнению сам факт и время правления Августа (43 г. до н. э. – 14 г. н. э.), Тиберия (14–37 гг. н. э.), да и жизни самого Светония, написавшего свою книгу около 120 г. н. э., а также научная добросовестность автора нумизматической монографии, вышедшей в свет почти через 2000 лет после книги Светония, большого доверия не вызывают. А ведь подобные нумизматические свидетельства можно множить и множить (хотя и нумизматика неоднозначна – см. ниже)...

_________

* Абрамзон М. Г., «Монеты как средство пропаганды официальной политики Римской Империи», М., 1995 г., изд-во Института Археологии РАН, стр. 33.

** Гай Светоний Транквилл, «Жизнь двенадцати Цезарей», М., 1990, изд-во «Художественная литература», стр. 74–75.

*** ibid., стр. 100.

**** Абрамзон М. Г., «Монеты как средство пропаганды официальной политики Римской Империи», М., 1995 г., изд-во Института Археологии РАН, стр. 33.

От подобных примеров отмахнуться нельзя. А «фоменок», к сожалению, часто и явно «заносит». Бесспорно и то, что сам Фоменко (как и каждый из нас!) далеко не ангельского чина, на что прозрачно намекают в Интернете те, кто хорошо знаком с Анатолием Тимофеевичем. (Но отмечу своё впечатление от знакомства с 200 гравюрами Фоменко-художника*. Оно даёт мне основания считать Анатолия Тимофеевича весьма одарённой творческой личностью. А это само по себе является «достоянием республики».)

_________

* Фоменко А. Т., «Наглядная геометрия и топология. Математические образы в реальном мире», изд. 2, М., 1998, изд-во Моск. Ун-та, изд-во «ЧеРо», 416 стр.

Ну, а как же быть с хулой? Вернер фон Браун сконструировал и «Фау-2», уничтожавшие англичан во время войны, и «Аполлон», доставивший первого человека на Луну. Кстати, одним из явных свидетельств важности и интересности работы фоменок для общественного мнения, и, одновременно, конъюнктурности антифоменковской критики служит тот факт, что [с. 248:] против него выступает так много оппонентов. Как сказал в совершенно аналогичной ситуации Эйнштейн, если бы были убедительные основания, хватило бы и одного критика, но – толкового.

В качестве примера, подтверждающего озабоченность по поводу абсолютных датировок событий современными методами, приведу некоторые цитаты из Л. Гумилёва (тоже, кстати, солоно хлебнувшего в своё время от «научных критиков»). Первая – о надёжности письменных источников: «И самое главное – необходимо отслоить достоверную информацию от субъективных восприятий, свойственных многим авторам письменных источников от Геродота до наших дней»*. Что понимать под интеллигентно оцененным Гумилёвым «субъективным восприятием», видно из другого его высказывания: «... ведь древний автор руководствовался идеями, для нас неприемлемыми, и его читатели, имея иную, чем мы, систему ассоциаций, воспринимали написанное им не так, как читатель нашего времени. Это значит, что если бы Геродот или Рашид ад-Дин писали для нас, то они те же мысли подали бы иначе. А при буквальной передаче текста мы не улавливаем того смысла, ради которого текст был написан. И, наконец, автор древнего источника, естественно, опускал истины банальные, общеизвестные в его время. Но нам-то именно они неизвестны и особенно интересны... Короче, для нашей постановки проблемы источниковедение – это лучший способ отвлечься настолько, чтобы никогда не вернуться к поставленной задаче — осмыслению исторического процесса»**.

_________

* Гумилёв Л. Н., «Этногенез и биосфера Земли», М., 1994, изд-во «ДИ-ДИК», стр. 65.

** ibid., стр. 204.

Теперь – о географии и археологии: «В географии нет точной методики определения абсолютных датировок. Ошибка в тысячу лет считается там вполне допустимой… Может быть, поможет археология? Памятники материальной культуры часто отмечают периоды расцвета и упадка народов и поддаются довольно чёткой датировке. Вещи, находимые в земле, или старинные могилы не стремятся ввести исследователя в заблуждение или исказить факты. Но ведь вещи молчат, предос-[с. 249:]тавляя полный простор воображению археолога. А наши современники тоже не прочь пофантазировать, и хотя их образ мысли весьма отличен от средневекового, нет никакой уверенности, что он намного ближе к действительности. В XX в. мы иногда встречаемся со слепой верой в могущество археологических раскопок, основанной на действительно удачных находках в Египте, Вавилонии, Индии и даже в горном Алтае, благодаря которым удалось открыть и исследовать позабытые страницы нашей истории. Но ведь это исключение, а по большей части археолог должен довольствоваться черепками, поднятыми из сухой пыли раскалённых степей, обломками костей в разграбленных могилах и остатками стен, высотою в один отпечаток кирпича. А при этом ещё надо помнить, что найденное – ничтожная часть пропавшего. В большинстве районов Земли не сохраняются почти все нестойкие материалы: дерево, меха, ткани, бумага (или заменявшая её береста) и т. п. Никогда не известно, чтó именно пропало, а считать пропавшее несуществовавшим и не вводить на это поправки – ошибка, приводящая заведомо к неправильным выводам»*.

_________

* ibid., стр. 66–67.

А подделки! Вы думаете, что это только сегодня «доходный бизнес»? Вот небольшая «история» из истории рукописи «Слова о полку Игореве». В 1815 году «Мусин-Пушкин, бывший владелец уникальной рукописи “Слова” (она сгорела в 1812 году, во время нашествия Наполеона), приглашает в гости любителей древностей... В руках графа характерная тетрадь, пожелтелая, почернелая. Список, новый список “Слова о полку Игореве”»*. Сенсация? Какое-то время – да. Но... Потом оказалось, что список действительно новый и что «Антон Иванович Бардин и был тем “Леонтием Зябловым”, который изготовил список “Слова”... для графа Мусина-Пушкина»**. Эта «история», к счастью для историков, оказалась разгаданной достаточно быстро. Но ведь сначала Мусин-Пушкин поверил! А кто может поручиться, что ни одна из «древних рукописей», положенных в основание скалигеровской хронологии, не была «в своё время» (и уже достаточно давно для того, чтобы подключать полицию) [с. 250:] изготовлена в мастерской какого-то другого «Бардина», который тогда был «... доволен. Ещё бы! Почти одновременно ему удалось продать два списка...»***. А хоть бы и один...

_________

* [Аноним], «Шутка антиквара», «Знание – cила», № 5, 1961 г., стр. 38.

** ibid.

*** ibid.

А нумизматические источники! Как известно, «Большинство исследователей начинают историю современного коллекционирования с деятельности выдающегося итальянского гуманиста и поэта Франческо Петрарки (1304–1374). Из его писем мы узнаём, что виноградари часто приносили Петрарке найденные ими античные монеты, которые поэт у них покупал; в письмах он касается монет Веспасиана и Фаустины для выяснения некоторых исторических вопросов [курсив Ю. Л.]»*. Я помню, как в Римини, в парке мини-Италия, на постоянно действующей экспозиции ремёсел и «народных промыслов» один из дюжих экспонентов, одетый в крестьянские (или ремесленнические – я точно их не различаю) одежды, одним ловким ударом специальной кувалды отчеканил для меня «древнюю римскую монету». Всего за 5000 лир. Петрарка такого не видел. Но кто поручится, что этого не было?

И последнее замечание. Сегодня борьба против «фоменковщины» идёт под знаменем, на котором написано: «Нет – посягательствам на авторитетную традицию!». Критике подвергаются и методы Фоменко. Особенно в ходу язвительные замечания по поводу филологических аргументов фоменок. Но вот цитата из документа, датированного 6 ноября 1735 года. Документ считается настолько важным, что издан академическим издательством в серии «Памятники исторической мысли». Итак, лорд Болингброк: «Существует четвёртый класс, куда менее полезный, чем предыдущие, но удостоенный гораздо большей чести, – люди в высшей степени образованные, те, кому всё племя учёных отвешивает почтительные поклоны.

Нужно обладать моим равнодушием к похвалам или порицаниям, чтобы открыто заявить о полном презрении к занятиям этих учёных мужей, ко всем исследованиям древности, ко всем системам хронологии и истории, которыми мы обязаны великим трудам таких деятелей, как Скалигер, Бошар, [с. 251:] Петавий, Ашер и даже Маршем». На секундочку прерву цитату замечанием – в классической монографии Коллингвуда* нет даже упоминания имени Скалигера! Однако продолжу цитату: «В их распоряжении одни и те же материалы, которые, однако, немногочисленны, и почти невероятно, чтобы их когда-нибудь стало больше. Эти учёные использовали их в каких угодно комбинациях. Они высказывали предположения, догадки, соединяли разрозненные отрывки разных авторов и фрагменты преданий неясного происхождения, различных народов и веков, отстоящих так же далеко друг от друга, как и от нашего времени. Словом, они испробовали абсолютно все возможности — даже совершенно фантастическое звуковое сходство служило им основой для создания целой теории. Исторические же источники, которыми они располагают, не только скудны, но и нередко (даже те, что считаются лучшими и наиболее достоверными) весьма сомнительны, что некоторые из этих учёных сами признают [курсив Ю. Л.]»**.

_________

* Коллингвуд Р. Дж., «Идея истории. Автобиография», М., 1980 г., изд-во «Наука», 485 стр.

** Болингброк, «Письма об изучении и пользе истории», М., 1978 г., изд-во «Наука», стр. 8–9.

Согласитесь, что, используя выделенные курсивом места цитаты из труда начала XVIII века, заменив фамилии древних историков на современных «новаторов», можно легко написать типичную критическую статью против изысканий Фоменко и его школы! Что однозначно свидетельствует о продолжающемся торжестве диалектики – законов отрицания отрицания и единства и борьбы противоположностей.

Не знаю, что сказал бы по поводу работ «фоменок» «сам» Гумилёв (я доверяю его суждениям), но мне очень жаль, что в антифоменковский свисток уходит столько пара, что его вполне хватило бы, чтобы не уничтожать подозрительную фоменковщину, а помочь в становлении респектабельному фоменкизму.

А это вполне, на мой взгляд, возможно. Вот краткое резюме идеи новой хронологии: «… “современный учебник по Скалигеру” древней и средневековой истории Европы, Средиземноморья, Египта и Ближнего Востока в версии Скалигера–Петавиуса есть слоистая хроника, получившаяся В РЕЗУЛЬТАТЕ [с. 252:] СКЛЕЙКИ ЧЕТЫРЁХ ПРАКТИЧЕСКИ ОДИНАКОВЫХ ЭКЗЕМПЛЯРОВ БОЛЕЕ КОРОТКОЙ ХРОНИКИ…»*.

_________

* Носовский Г. В., Фоменко А. Т., «Реконструкция всеобщей истории. Новая хронология», М., 1999 г., Финансовый издательский дом «Деловой экспресс», стр. 53.

Если теперь отбросить в сторону подозрения о «сговоре» группы европейских историков и монархов и предположить, что использованный в этой цитате термин «склейка» выражает свой эвереттовский смысл, то все действительные открытия «новых хронологов» являются ни чем иным, как тем самым решающим экспериментом для эвереттовского времени, о котором шла речь в основном тексте.

«Свой глазок – смотрок». Вот и посмотрите на проблему с этой точки зрения…*

_________

* Прошло 15 лет. За это время «Новая хронология» продолжала развиваться по своим внутренним законам, а «официальная история» – по своим. «Активные столкновения» между сторонниками и противниками почти прекратились – «тяжёлая артиллерия» фактов и аргументов с обеих сторон, кажется, исчерпала «боезапас», но ни одна из сторон своего поражения не признала. И мне добавить к сказанному в тексте нечего.



[с. 253:]

Приложение 13



Архитектура мироздания



«Издревле» существующий замечательный журнал «Химия и жизнь» и в наше прагматичное время продолжает радовать читателя материалами, из которых видишь не только гносеологическую, но и эстетическую ценность научного познания. Так, в статье*, посвящённой И. Кеплеру, рассказывается о его книге, не ставшей ни венцом основополагающей теории, ни зерном научного роста. В книге «Предвестник космографических исследований, содержащий тайну мироздания относительно чудесных пропорций между небесными кругами и истинных причин, числа и размеров небесных сфер, а также периодических движений, изложенных с помощью пяти тел Иоганном Кеплером из Вюртемберга, математиком достославной провинции Штирии», изданной в 1597 году, Кеплер описал открытые им соотношения между платоновыми телами и орбитами планет. Перевода такой книги Кеплера я в каталогах РГБ не нашёл. Вероятно, автором перевода является автор статьи – Ю. А. Данилов. Он – известный переводчик научных книг вообще и Кеплера в частности. Суть открытия ясна из следующей цитаты: «Земля есть мера всех орбит. Вокруг неё опишем додекаэдр. Описанная вокруг додекаэдра сфера есть сфера Марса. Вокруг сферы Марса опишем тетраэдр. Описанная вокруг тетраэдра сфера есть сфера Юпитера. Вокруг сферы Юпитера опишем куб. Описанная вокруг куба сфера есть сфера Сатурна. В сферу Земли впишем икосаэдр. Вписанная в него сфера есть сфера Венеры. В сферу Венеры впишем октаэдр. Вписанная в него сфера есть сфера Меркурия». Эта конструкция носит название «кубок Кеплера» и очень неплохо описывает действи-[с. 254:]тельные соотношения между средними расстояниями планет от Солнца. Судите сами – вот цифры. Радиусы планетных орбит в кубке Кеплера (в радиусах орбиты Земли) и по современным данным: Меркурий – 0,419 (0,387); Венера – 0,762 (0,723); Марс – 1,440 (1,524); Юпитер – 5,261 (5,203); Сатурн – 9,163 (9,554). Как видим, хотя числа и не совпадают, но близость их удивительна.

_________

* Данилов Ю. А., «В поисках гармонии мира», «Химия и жизнь – XXI век», № 11, 1998, стр. 49–51.

А вот ещё один пример не только удивительных числовых совпадений, но и совпадений гармоник мироощущения у людей, живших в разные времена. Пифагорейская нота ясно звучит в творениях Кеплера. И вот она же в наши дни.

Знаменитое «число Апокалипсиса» – 666*. Верующие и философы знают его из «Откровения Иоанна Богослова», где в конце гл. 13 сказано: «Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое; число его шестьсот шестьдесят шесть»**, гуманитарии (в том числе и историки) – из «Войны и мира», а именно из того отрывка тома 3, части 1, гл. XIX, где Пьер размышляет о себе и своём предназначении: «Его любовь к Ростовой, антихрист, нашествие Наполеона, комета, 666, l’empereur Napoleon и l’Russe Besuhof – всё это вместе должно было созреть, разразиться и вывести его из того заколдованного мира московских привычек, в которых он чувствовал себя пленённым, и привести его к великому подвигу и великому счастию»***. А откуда о нём могут знать «естественники»? (Даже те из них, кого нельзя отнести к группе лиц, отягощённых знакомством с только что цитированными источниками?). Интересную версию предлагает известный химик и историк науки, д. х. н. Дмитрий Николаевич Трифонов. Он сообщает, что 666 – число R, по его обозначению – связано с фундаментальными физическими постоянными следующими соотношениями****:

Постоянная Планка h = 22•5•(R–22)/3•R•10–34 Дж•сек., что после подстановки приводит к значению 6,626626(...626...)•10–34.

_________

* Правда, по сведениям «Википедии», само значение этого числа может быть иным. «Существует мнение, что, возможно, в первые века при переписывании Откровения Святого Иоанна была допущена ошибка, поскольку в ряде ранних источников (в том числе найденном при раскопках древнейшем папирусном списке Апокалипсиса примерно 225—275 годов) число зверя указано как 616 (ΧΙς — хи, йота, числовая дигамма), а не 666 (ΧΞς — хи, кси, числовая дигамма). Но точно установить, какая версия правильная, затруднительно» (https://ru.wikipedia.org/wiki/Число_зверя).

Так что все дальнейшие рассуждения допустимы (но совсем не обязательно истинны ☺) только в тех ветвях альтерверса, где число Апокалисиса действительно равно 666.

** Библия, издательство «Библейские общества», М., 1993 г., стр. 1337.

*** Толстой Л. Н., «Война и мир», собр. соч., т. 6, М., Гос. изд-во худ. литературы, 1958, стр. 86.

**** Трифонов Д. Н., «Число человеческое...», газ. «Менделеевец», № 19 (2064), декабрь 1999 г., стр. 8.

Трифонов приводит и формулы, связывающие число R с массой электрона, зарядом электрона, постоянной тонкой струк-[с. 255:]туры. И везде получаются очень близкие к экспериментально найденным значения.

Это вообще интересная ситуация – близкие, но не тождественные числа. Далеко не очевидно, что структуры, описываемые близкими параметрами, будут и поведенчески близки, особенно в течение достаточно продолжительного времени. Такой случай вообще представляется исключением. Вспомним о явлении биения складывающихся колебаний с близкими значениями фаз. Но и запрета на близость поведения (близость