Д. Л. Мордовцев. Чухломское земство.

На главную

 

Даниил Лукич Мордовцев (1830—1905)

http://library.sgu.ru/elcol/mord.jpg

Даниил Лукич Мордовцев (1830—1905), русский писатель-украинец. Окончив историко-филологический факультет столичного университета, в 1854 г. уехал в Саратов, там сразу женился на женщине старше себя на 7 лет и с двумя детьми, сдружился со ссыльным Костомаровым, редактировал губернские Ведомости, служил в канцелярии губернатора А. Д. Игнатьева, известного взяточничеством и др. пороками. В 1859 г. издал книжечку украинских стихов. Прослужив после отставки Игнатьева при либеральном Е. И. Барановском (1861—62) и никаком Н. М. Муравьёве (1862—63), Мордовцев не сработался с «цивилизатором» В. А. Щербатовым и в 1864 г. уезжает в столицу, работает мелким чиновником в МВД и выдаёт серию монографий о самозванцах и раскольниках, они печатались в «Русском Слове», «Русском Вестнике», «Вестнике Европы», «Всемирном Труде», часть вышла отдельными изданиями. Эти труды чуть не обеспечили автору кафедру истории в родном университете, но всё же не дотянули до хорошего научного уровня.

В 1867 Мордовцев опять возвращается в Саратов на мелкие чиновные должности, а когда Щербатова сменил никакой С. П. Гагарин (1869—70), Мордовцев вернулся к управлению губернаторской канцелярией и статистическим комитетом, но ненадолго: новый губернатор, крепкий хозяйственник М. Н. Галкин-Враский (1870—79) в 1872 году отставил его за вредное сочинительство.

Дело в том, что с 1870-х Мордовцев начал писать романы из жизни «передовой интеллигенции», печатал публицистические фельетоны и обзоры в «Отечественных Записках» (в т.ч. и те, из которых составилась книга к 10-летию земства), много писал в «Голосе», «Деле», «Всемирном Труде», «Неделе» и др. После отставки Мордовцев уезжает опять в Петербург, устраивается на службу в МПС и с конца 1870-х начинает плодовито и успешно сочинять исторические романы и популярные исторические эссе. Издал пару книг и по-украински в 1885 году, но этот год был для него тяжёл: кончает с собой пасынок, вскоре умирает жена. Мордовцев увольняется со службы, уезжает в Ростов. Пишет, путешествует по  Еропе и Ближнему Востоку (имеют успех его путевые очерки об этих странах, чуть ли не лучшее в его обильном наследии).

В 1902 г. вышло 24-томное собрание сочинений, в 1905 г. он поехал в столицу на чествование 50-летия своей писательской деятельности, там простудился и вскоре умер. Посмертно было начато 60-томное собрание его сочинений.

Писал, говорят, средне (я не читал), но был популярен, кое-что из его книг издаётся и поныне. Книга к 10-летию земства оцифрована на сайте РГБ, но в бумажном виде и в текстовом формате не переиздавалась. Предлагаемые из неё отрывки посвящены чухломскому уездному земству.

Е.Ш.

Мордовцев Д. Л. «Мамаево побоище» изд. 1902

Мордовцев Д. Л. «Мамаево побоище» изд. 1902.

http://www.antikwariat.ru/auction_details/auction_id/314616/

Мордовцев Д. Л. портрет работы Б. М. Кустодиева, 1901 г.

портрет работы Б. М. Кустодиева, 1901 г.

http://upload.wikimedia.org/wikipedia/ru/6/6c/Mordovc.jpg

 

Мордовцев Д. Л. Десятилетие русского земства. 1864—1875.

 

Д. Л. Мордовцев.

Десятилетие русского земства. 1864—1875.

СПб., 1877, с. 284—289:

 

 

XIX.

 

Чухлома... чухломское земство... чухломские гласные... чухломское земское собрание... Странно! Пишущему это, с тех пор, как он себя помнит, всегда почему-то казалось, что города Чухломы нет на свете, что город этот кем-то выдуман в насмешку, что такого города никогда и нигде не было, как [с. 285:] не было царя Гороха, тоже выдуманного для детей, что город Чухлома, это — то же самое, что остров Буян на море на океане или греческий «муравьиный город», город мирмидонов. Впоследствии, набираясь школьной мудрости, пишущий это узнал из географии, что в Костромской Губернии есть город Чухлома; но опять-таки остался при своем мнении, что город Чухлома выдуман только так, «для экзаменов», и что его нет на свете, как нет, в действительности, на земле ни тропиков, ни экватора, как нет в природе ни «козерога», ни «водолея», а что все это выдумано «для экзаменов». Скептицизм этот глубоко потом засел в мозг пишущему сие: по окончании всей школьной мудрости — и гимназической, и университетской — пишущий сие едва встречал в газетах известие о городе Чухломе, о чухломском исправнике, о чухломском патриотизме, то никак не мог отмахаться от прежнего убеждения, что Чухлома — выдумана для смеху, как Щедрин выдумал и обессмертил город Крутогорск, город Глупов, что и Чухлому кто-нибудь раньше Щедрина выдумал и обессмертил — или Гоголь, или Грибоедов...

План Чухломы 1781 года.

План Чухломы 1781 года.

И вдруг, перед нами — «Сборник постановлений чухломского уездного очередного земского собрания», такого-то года, «издание уездной управы». Книжечка голубенькая, а наконец, и несколько голубеньких книжечек. Печатана в Костроме, в типографии Андроникова. На обороте первого листа значится: «Печатано с разрешения г. костромского губернатора». Значит — дозволенное. Значит — чухломское земство существует, не выдумано на смех.

И действительно существует. Но все это — такое миниатюрное, такое жалкенькое, бедненькое. И гласных-то всего в собрании 12—13 человек. И председателя-то у них настоящего нет, потому что неизвестно куда девался чухломский предводитель. И вопросы-то у них все маленькие, действительно как в городе мирмидонов. Читаем в журнале, что в таком-то заседании собрания происходили «продолжительные и разнородные прения» — и из-за чего же? Из-за того: дать ли по 40 руб. в год двум волостям на открытие почтовых станций в селах Судае и Бушневе, или не дать? дать ли судайской почтовой конторе, за прием и выдачу корреспонденции, тоже 40 руб., или не дать? После «продолжительных и разнородных прений», решено дать. Это все равно, что, сто лет тому назад, когда, еще до Пугачева, в Царицыне появился первый самозванец, Богомолов, назвавший себя Петром III-м, то, в одной донской станице, Пяти-Избах, казаки на станич-[с. 286:]ном сборе рассуждали: „дать ли явленному в Царицыне императору Петру III-му помощь от станицы!“ — и приговорили: „дать рубль“. Точно также в чухломском земстве идут оживленные прения, по заявлению гласного, Д. А. Александрова, о том, дать или не дать „на обучение бабок“ добавочную сумму — и постановлено: дать 40 руб. Далее: дочь бедного чиновника, девица Сигорская, поступила в костромскую земскую школу учительниц, но бедной девушке жить нечем, и вот миниатюрное и миниатюрно-сердобольное чухломское земство приходит на выручку будущей учительнице народа: оно назначает девице Сигорской стипендию по 5-ти руб. в месяц. Все это микроскопически, но все это сердечно, добро, умилительно. Но тяжко жить бедному чухломскому земству: край бедный, забытый, население бедно, заработка нет, земля чахоточна, подати тяжки. И вот, собираются властители микроскопических судеб чухломского края, гласные: Моллер, Ильичев, Поляков, Добрецов, Волхонский, Завьялов, Терещенко, Большаков, Золотилов, Шипов и Степанов, а во главе их Нелидов. Это — всё чухломское земство, „совет двенадцати“. И расуждают они: как помочь горю, как облегчить население от излишней тяготы? Начинают сокращать свой бюджет, обрезывать, что называется, ногти до живого мяса — и, наконец, обрезали: расход на разъезды исправника уменьшить 50-ю рублями; прекратить выписку газеты „Голос“, единственного источника, из которого чухломитяне узнавали, что свет еще стоùт, что в Москве все еще царь-пушка существует и не стреляет, а царь-колокол существует и не звонит — и прекратили выписку „Голоса“ на 16 р. И чтò же оказалось? „Голоса“ лишились — и теперь не знают, что делается на свете, а исправника обидели, разгневали: суровый начальник чухломского края тотчас же шлет отношение-ультиматум: „о нежелании, за сделанным собранием уменьшением с 1875 года суммы на разъезды его, получать разъездные деньги и о учреждении в уезде станций для разъездов полиции“. Вот тебе и на! Пришлось бедным чухломитянам вновь увеличивать налоги на учреждение новых станций в уезде и при этом вспомнить, что из-за гнева греческого исправника Ахиллеса погибла Троя и что как бы и чухломскому Гомеру не пришлось написать чухломскую Илиаду, которая бы начиналась: „Гнев, богиня, воспой чухломского исправника, Зевсова сына...“ и т. д., смотря по обстоятельствам дела.

Отчет уездного земства Чухломы 1872 года.

Отчет уездного земства Чухломы 1877 года.

Отчет уездного земства Чухломы 1878 года.

Положение таких бедных земств, как чухломское, вообще, безотрадно. Если бы даже и явилась творческая сила у земских [с. 287:] деятелей, то и творить-то добро не из чего: материала нет, опереться не на чтò. Здесь и выдающиеся личности бессильны; разве только гений может создать все из ничего и из чахлого края выжать творческую искру — дать населению благосостояние? Но гении так редки на свеге. И вот, бьются бедные деятели, придумывают, кàк бы осчастливить хотя микроскопическим счастьем свой чахленький уголок: думают, что будет легче, если в штрафной таксе за потравы полей и лугов изменят 1-й пункт, „отнеся свиней, причисленных к числу мелкого скота, к крупному, как приносящих вред не менее коров и лошадей“, и относят свиней к высшему чиновному рангу. А все не легче. Думают завести у себя земский банчишко — и все не легче: денег мало. Признают пользу образования; есть у них и школки свои, и пособьица учебные есть — да все мало, все нечем взяться („Сборн. постан. чухлом. уездн. земск. собр.“, Кострома, 1874 г., стр. 5, 6, 8, 14, 15, 16, 19 и др.).

О таких земствах и, вообще, о таких краях не мешало бы подумать: ведь тут весь земский бюджет едва доходит до 26-ти тысяч, тогда как иные земства, тоже уездные, на одни народные школы могут отваливать в год по 26-ти и более тысяч. „Овому талант, овому два...“

 

[с. 288:] ... Чухлома, бедная, подозреваемая даже в подлинности существования на свете Чухлома, при всей своей скудости, дала на народное образование 2,500 руб., т. е. 10% из всего нищенского земского бюджета. А Калуга, в которой был когда-то, говорят, Наполеон I-й, а потом жил издыхавший дух Востока, Шамиль, губернская Ка-[с. 289:]луга дала на народные школы только 1,440 р., чтò, при бюджете почти в 72 тысячи, составляет только 2%!

Чтò-ж дольше останавливаться отдельно на подобных земствах? Их следует валить в одну кучу по нескольку земств, смешать их все в одном мешке истории и, вынимая из мешка, показывать — которое хуже. Мы так и будем делать. А теперь — мимо, мимо, земская мертвечина! /.../

 

Баланс уездного земства Чухломы 1872 года.

Земские капиталы в 1872 г.

 

В Чухломском уезде.

В Чухломском уезде.

http://img-fotki.yandex.ru/get/3506/kopanga.4/0_3c3b1_c233aac4_XL

 

Центральная площадь Чухломы.

Центральная площадь Чухломы.

http://radikal.ru/F/i004.radikal.ru/0805/3d/3d5a3ee2836f.jpg.html

 

В бывшем Чухломском уезде.

В бывшем Чухломском уезде.

http://bodrij-gnom.livejournal.com/5820.html

 

Чухломское озеро.

Чухломское озеро.

http://nub1an.livejournal.com/145698.html

 

Центральная часть Чухломы.

Центральная часть Чухломы.

http://fotki.yandex.ru/users/mikhalych4/view/247277/?page=1

Успенская церковь в Чухломе.

Успенская церковь в Чухломе.

http://fotki.yandex.ru/users/mikhalych4/view/247277/?page=1

 

Свято-Покровский Авраамиево-Городецкий монастырь на берегу Чухломского озера.

Свято-Покровский Авраамиево-Городецкий монастырь на берегу Чухломского озера.

http://fotki.yandex.ru/users/mikhalych4/view/224813/?page=0

 

Панорама Чухломы.

Панорама Чухломы.

http://www.geocaching.su/showmemphotos.php?cid=7213

 

 

Высказаться